Тост за русский народ и его последствия

Андрей Колесников о росте ксенофобских настроений

Советский Союз был примером идео- и логократии – политической системы, управлявшейся идеями и словами. Со временем идеи становились все более бессодержательными, а слова – негнущимися, зато навеки закрепившимися, как стихи из детской хрестоматии, в головах и душах. Государство в какой-то момент стало общенародным, жилось хорошо внутри новой исторической общности людей – советском народе. Капитализм был государственно-монополистическим и переживал, причем вполне успешно, какой-то там по счету этап своего общего кризиса. Если кто-то что-то забывал, на этот случай имелся Суслов М.А., который всегда знал, ставить союз «и» между отлитыми в граните словами или запятую. Споры шли о том, развитОй социализм у нас или рАзвитый, но лишь для того, чтобы схохмить на кухне: недоразитОй он у нас на самом деле или недорАзвитый.

В общем, порядок был… Ничем иным, кроме как стремлением вернуть логократию в обществе, уже утонувшем в словах, буквах, символах, нельзя объяснить попытки поиграть в словесный бисер в новой редакции Стратегии государственной национальной политики. Предполагается, что если правильно расставить слова, четко определить понятия «гражданская нация», «гражданское самосознание» и придать им еще значение целевых индикаторов, дружба народов расцветет до масштабов фонтана на ВДНХ. Нужно еще все время повторять, как заклинание, богатое словосочетание «культурный (цивилизационный) код», и тогда вообще счастье наступит с опережением плана-графика.

Что там такого в этом коде содержится, правда, не очень понятно, однако интуитивно он расшифровывается как смесь морального кодекса строителя коммунизма, распеваемого речитативом русским народным хором в кокошниках на сцене Государственного кремлевского дворца.

Для кого-то этот наследственный код – «новая историческая общность людей – советский народ», а для иных – неистребимая модель поведения homo soveticus.

Советский Союз вся эта эквилибристика не спасла, а целевые индикаторы у нас порождают трагикомичный культ отчетности и подгонку цифр под желаемый результат. Хотя член Совета по межнациональным отношениям при президенте и крупный деятель казачества Виктор Водолацкий, настаивающий на внесении в Стратегию формулировки о «государствообразующей роли русского народа», утверждал в интервью «Фонтанке.ру», что если бы эта формула присутствовала в Конституции СССР, империя бы точно не развалилась. А глава Агентства по межнациональным отношениям Игорь Баринов измеряет уровень благостной дружбы народов специальной благостной же социологией: 93% подтвердили отсутствие неприязни к себе по национальному признаку, 96% оценивают отношения между гражданами разных вероисповеданий как нормальные и доброжелательные. В принципе можно считать KPI по межнацотношениям выполненными. Примерно в той же мере, что и некоторые позиции майских указов, в результате исполнения которых реальные доходы растут рывками, а потом снова возвращаются на траекторию снижения.

Игры в «государствообразующую нацию» (Водолацкий в упомянутом интервью называет ее еще «градообразующей»), даже при всем ничтожно малом значении идеологем в современных обществах, опасны. По сути, это попытка придать официальный статус знаменитому тосту Сталина за русский народ 24 мая 1945 года: «Я пью прежде всего за здоровье русского народа, потому что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. <...> Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение».

Можно, конечно, управлять страной даже в XXI веке постом и молитвой, но осуществлять государственный менеджмент тостами – еще сложнее. Хотя эйфорией от тостов и их последствий можно на время испортить здоровые представления нации о себе и окружающем мире. Однако даже постсталинским советским идеологам не приходило в голову настаивать на «руководящей» роли русского народа, для этого у них была КПСС. А новая историческая общность действительно сложилась – любой человек, хотя бы в детстве заставший Советский Союз, это ощущает в самом себе – и хорошее, и плохое. Главное, не придавать этим своим свойствам торжественный статус невытравляемого «кода».

С реальной ситуацией на межнациональном фронте все тоже не так благостно. Но творцы «гражданской нации» готовы обсуждать все, что угодно, кроме реальных проблем. Например, дискутировать на эти темы и не коснуться все еще не законченного, хотя и ситуативно успокоившегося, ингушско-чеченского конфликта – значит, согласиться с закладыванием на будущее мины замедленного действия. На том же самом заседании Совета по межнациональным отношениям единственным человеком, который решился обсудить реальную проблему была Надежда Деметр, председатель Федеральной национально-культурной автономии российских цыган. Ее слова не произвели должного впечатления, потому что все сосредоточились на вопросе сноса цыганских домов в Тульской области, а речь шла о гораздо более широкой проблеме: реальном, а не мифологизированном уровне ксенофобии в России – дело же не только в цыганах.

Июльские данные «Левада-центра» свидетельствуют о значительном росте ксенофобских настроений. Самая высокая социальная дистанция – как раз по отношению к цыганам (43% респондентов «не пускали бы в Россию» цыган, хотя они, вообще говоря, граждане нашей страны). За ними следуют выходцы из Африки и Средней Азии, четвертое и пятое место делят чеченцы и китайцы (27%). Надо ли напоминать, что чеченцы – тоже граждане России? За ними следуют украинцы, градус неприятия которых за последние годы увеличился, и евреи.

А вот всего несколько цифр в динамике. «Стоит ли ограничить проживание на территории России цыган?»: июль 2017 года – 17%, июль 2018 года – 32%. Украинцев – рост 8 до 17%. Евреев – с 4 до 12%. И так по всем группам, за исключением стабильных показателей по отношению к кавказцам, но они были плохими и остались такими: рост с 22 до 23% в пределах погрешности. 39% россиян лояльно относятся к дискриминационным объявлениям – это когда сдача жилья в аренду или приглашение на работу ограничиваются по этническим признакам. 67% считают необходимым ограничивать приток трудовых мигрантов (рост за год на 9 п.п.). За год с 10 до 19% выросла доля радикальных сторонников идеи «Россия для русских» — тех, кто говорит, что ее «давно пора осуществить». Сторонников реализации этой идеи «в разумных пределах» — 30%. Правда, столько же респондентов расценивают такую позицию как «настоящий фашизм».

Такая поляризация настроений не настораживает любителей «государствообразующих» конструкций?

Возможно, новая историческая общность – российский народ уже сложилась без всяких концепций и документов. Но проблем внутри нее не меньше, чем в старой исторической общности – советском народе. Только эти проблемы нужно обсуждать всерьез – чтобы решать, а не откладывать на потом. Не нужно ничему придавать государствообразующую роль, пусть лучше, например, русская литература играет роль обществообразующую.

Андрей Колесников
Журналист

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *