Тост за русский народ и его последствия

Андрей Колесников о росте ксенофобских настроений

Советский Союз был примером идео- и логократии – политической системы, управлявшейся идеями и словами. Со временем идеи становились все более бессодержательными, а слова – негнущимися, зато навеки закрепившимися, как стихи из детской хрестоматии, в головах и душах. Государство в какой-то момент стало общенародным, жилось хорошо внутри новой исторической общности людей – советском народе. Капитализм был государственно-монополистическим и переживал, причем вполне успешно, какой-то там по счету этап своего общего кризиса. Если кто-то что-то забывал, на этот случай имелся Суслов М.А., который всегда знал, ставить союз «и» между отлитыми в граните словами или запятую. Споры шли о том, развитОй социализм у нас или рАзвитый, но лишь для того, чтобы схохмить на кухне: недоразитОй он у нас на самом деле или недорАзвитый.

В общем, порядок был… Ничем иным, кроме как стремлением вернуть логократию в обществе, уже утонувшем в словах, буквах, символах, нельзя объяснить попытки поиграть в словесный бисер в новой редакции Стратегии государственной национальной политики. Предполагается, что если правильно расставить слова, четко определить понятия «гражданская нация», «гражданское самосознание» и придать им еще значение целевых индикаторов, дружба народов расцветет до масштабов фонтана на ВДНХ. Нужно еще все время повторять, как заклинание, богатое словосочетание «культурный (цивилизационный) код», и тогда вообще счастье наступит с опережением плана-графика.

Что там такого в этом коде содержится, правда, не очень понятно, однако интуитивно он расшифровывается как смесь морального кодекса строителя коммунизма, распеваемого речитативом русским народным хором в кокошниках на сцене Государственного кремлевского дворца.

Для кого-то этот наследственный код – «новая историческая общность людей – советский народ», а для иных – неистребимая модель поведения homo soveticus.

Советский Союз вся эта эквилибристика не спасла, а целевые индикаторы у нас порождают трагикомичный культ отчетности и подгонку цифр под желаемый результат. Хотя член Совета по межнациональным отношениям при президенте и крупный деятель казачества Виктор Водолацкий, настаивающий на внесении в Стратегию формулировки о «государствообразующей роли русского народа», утверждал в интервью «Фонтанке.ру», что если бы эта формула присутствовала в Конституции СССР, империя бы точно не развалилась. А глава Агентства по межнациональным отношениям Игорь Баринов измеряет уровень благостной дружбы народов специальной благостной же социологией: 93% подтвердили отсутствие неприязни к себе по национальному признаку, 96% оценивают отношения между гражданами разных вероисповеданий как нормальные и доброжелательные. В принципе можно считать KPI по межнацотношениям выполненными. Примерно в той же мере, что и некоторые позиции майских указов, в результате исполнения которых реальные доходы растут рывками, а потом снова возвращаются на траекторию снижения.

Игры в «государствообразующую нацию» (Водолацкий в упомянутом интервью называет ее еще «градообразующей»), даже при всем ничтожно малом значении идеологем в современных обществах, опасны. По сути, это попытка придать официальный статус знаменитому тосту Сталина за русский народ 24 мая 1945 года: «Я пью прежде всего за здоровье русского народа, потому что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. <...> Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение».

Можно, конечно, управлять страной даже в XXI веке постом и молитвой, но осуществлять государственный менеджмент тостами – еще сложнее. Хотя эйфорией от тостов и их последствий можно на время испортить здоровые представления нации о себе и окружающем мире. Однако даже постсталинским советским идеологам не приходило в голову настаивать на «руководящей» роли русского народа, для этого у них была КПСС. А новая историческая общность действительно сложилась – любой человек, хотя бы в детстве заставший Советский Союз, это ощущает в самом себе – и хорошее, и плохое. Главное, не придавать этим своим свойствам торжественный статус невытравляемого «кода».

С реальной ситуацией на межнациональном фронте все тоже не так благостно. Но творцы «гражданской нации» готовы обсуждать все, что угодно, кроме реальных проблем. Например, дискутировать на эти темы и не коснуться все еще не законченного, хотя и ситуативно успокоившегося, ингушско-чеченского конфликта – значит, согласиться с закладыванием на будущее мины замедленного действия. На том же самом заседании Совета по межнациональным отношениям единственным человеком, который решился обсудить реальную проблему была Надежда Деметр, председатель Федеральной национально-культурной автономии российских цыган. Ее слова не произвели должного впечатления, потому что все сосредоточились на вопросе сноса цыганских домов в Тульской области, а речь шла о гораздо более широкой проблеме: реальном, а не мифологизированном уровне ксенофобии в России – дело же не только в цыганах.

Июльские данные «Левада-центра» свидетельствуют о значительном росте ксенофобских настроений. Самая высокая социальная дистанция – как раз по отношению к цыганам (43% респондентов «не пускали бы в Россию» цыган, хотя они, вообще говоря, граждане нашей страны). За ними следуют выходцы из Африки и Средней Азии, четвертое и пятое место делят чеченцы и китайцы (27%). Надо ли напоминать, что чеченцы – тоже граждане России? За ними следуют украинцы, градус неприятия которых за последние годы увеличился, и евреи.

А вот всего несколько цифр в динамике. «Стоит ли ограничить проживание на территории России цыган?»: июль 2017 года – 17%, июль 2018 года – 32%. Украинцев – рост 8 до 17%. Евреев – с 4 до 12%. И так по всем группам, за исключением стабильных показателей по отношению к кавказцам, но они были плохими и остались такими: рост с 22 до 23% в пределах погрешности. 39% россиян лояльно относятся к дискриминационным объявлениям – это когда сдача жилья в аренду или приглашение на работу ограничиваются по этническим признакам. 67% считают необходимым ограничивать приток трудовых мигрантов (рост за год на 9 п.п.). За год с 10 до 19% выросла доля радикальных сторонников идеи «Россия для русских» — тех, кто говорит, что ее «давно пора осуществить». Сторонников реализации этой идеи «в разумных пределах» — 30%. Правда, столько же респондентов расценивают такую позицию как «настоящий фашизм».

Такая поляризация настроений не настораживает любителей «государствообразующих» конструкций?

Возможно, новая историческая общность – российский народ уже сложилась без всяких концепций и документов. Но проблем внутри нее не меньше, чем в старой исторической общности – советском народе. Только эти проблемы нужно обсуждать всерьез – чтобы решать, а не откладывать на потом. Не нужно ничему придавать государствообразующую роль, пусть лучше, например, русская литература играет роль обществообразующую.

Андрей Колесников
Журналист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *