«Только бы не было войны»

Год принёс две противоположные, хотя и взаимосвязанные тенденции. С одной стороны, если по-ленински, в «низах» заметна активизация, оживление общественной жизни. Молодежи, прежде всего студенческой, явно надоело пассивно наблюдать то, что происходит в стране. То есть они бы, конечно, наблюдали со скучающими лицами, но как-то внезапно поняли, что это их непосредственно касается, что они не зрители, а участники представления. И, соответственно, повели себя как участники. Но не только молодежь с ее возрастной эмоциональностью и пониженным чувством опасности. Негромко и глуховато заворчали и взрослые люди в регионах, раздражённые ростом цен, экологией и тотальным беззаконием.

Эти настроения далеки от революционных, но романтическая эпоха влюбленности во власть, в том числе в центральную, точно подошла к концу. То есть поменялся фон. Это, кстати, чревато изменением поведения региональных руководителей: они теперь должны ориентироваться не только на движение бровей в Кремлевских палатах, но и на настроения жителей своего региона. Не будут популярны у себя — и Кремлю не будут нужны. Это расклад новый и в перспективе интересный.

Что касается «верхов», здесь все проще и определеннее. По окончании 2019 года можно уже с полной уверенностью утверждать, что страной правят спецслужбы. Они — разные, и отношения между ними крайне жесткие: самая свирепая борьба, как известно, внутривидовая. Но по отношению к остальной стране и к миру они выступают единым фронтом, причём фронтом в прямом смысле этого слова.

Никогда ещё за всю историю нашей страны, может быть, со времён опричнины Ивана Грозного, силовики не обладали столь бесконтрольной и неограниченной властью. Даже при Сталине существовала параллельная партийная вертикаль, а после войны ещё и армейская. Сейчас спецслужбы вне конкуренции. Они и ведут себя соответствующим образом, не заботясь более ни о приличиях, ни о законности. Не только их методы и ментальность, но и стилистика проникла во все государственные поры от СМИ до МИДа.

Следующий год обещает быть неспокойным. Если власть даст повод, ответ снизу не заставит себя ждать. Что касается конкретики, год пройдёт под флагом решения проблемы «2024». Причём, похоже, что вариант «Преемник» рассматривается в качестве резервного, а объединение с Белоруссией — в качестве основного, то есть наиболее желанного, но оно как раз наименее реально. Самым практически осуществимым представляется маневр по типу назарбаевского, когда Путин меняет президентский кабинет на другой и забирает с собой пульт управления страной. Главное, чтобы агрессивно-милитаристская стилистика, касающаяся и политики, и истории, не перешла с риторического уровня на уровень действия. То есть главное, чтобы не было войны.

НИКОЛАЙ СВАНИДЗЕ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *