«Террорист на оборонном предприятии». Московского музыканта из-за песни «Убить президента» обвиняют в призывах к убийству президента

24 января 2019
Общество

Вячеслава «Вячу» Елисеева, музыканта и бывшего юриста входящего в структуру «Ростеха» завода, обвиняют в покушении на сбыт наркотиков и призывах к терроризму — из-за песни «Убить президента», заканчивающейся словами «Путин будет казнен». Творчество малоизвестного певца долгое время не привлекало особого внимания, а поводом для уголовного дела, по его словам, стало заявление коллеги, с которым Вяча разошелся во взглядах на «корпоративное устройство».

«Такой человек, разносторонний», — говорит Оксана Елисеева. Ее муж Вячеслав, юрист на оборонном заводе и музыкант-электронщик, находится в СИЗО по обвинениям в покушении на сбыт наркотиков и публичных призывах к терроризму.

До ареста Вячеслав Елисеев выступал под псевдонимом Вяча, его музыкальная биография кратко описана на странице во «ВКонтакте»: в девяностые жил во Владивостоке и играл в рок-группах «Мамин Угол» и «Острожёщина», в начале нулевых начал писать электронную музыку и давать сольные концерты. В 2004 году — переезд в Ростов-на-Дону, запись альбома «Палево киберфолка». Через пару лет Вяча перебирается в столицу, записанные там альбомы называются «Кибракустика», «Зырче», «Подземный Житель» и «Взыди!!!».

«Выступает в клубах и на открытых площадках городов Москва, Санкт-Петербург, Ярославль, Могилев, Ржев. Поет свои песни на оппозиционных митингах и акциях, — говорится паблике музыканта, насчитывающем 353 подписчика. — Музыка Вячи эволюционировала от киберфолка, как он сам назвал свое направление, в котором компьютер заменяет рок-группу, до электро-индастриала и EBM».

Его друг Александр Аронов, музыкант, экс-басист культовой группы «Банда четырех» и создатель проекта «Дикое радио», говорит, что «киберфолк» Вячи напоминал ему «творчество Игоря Талькова из девяностых». «Тусовка, в которую он попал, называется Moscow Industrial Community, вместе выступали, фестивали делали. Он занимался активно организаторской деятельностью, — вспоминает Аронов. — Мы договаривались с клубами, приезжали в какие-то города».

В 2011-2013 годах, рассказывает Оксана, ее муж работал юристом в государственной компании «Русгидро» и одновременно ходил на оппозиционные митинги. При этом Вячеслав не состоял ни в каких партиях или движениях, хотя и дружил, по словам супруги, с пресс-секретарем и сопредседателем «Другой России» Александром Авериным, недавно осужденным по делу о контрабанде оружия из самопровозглашенной ДНР.

В 2017 году Вяча выступил на концерте «День русской нации». «В наши дни многие политические организации, противостоящие системе власти, либо разгромлены, либо дискредитировали себя, мы хотим продемонстрировать, что в России существуют здоровые национал-патриотические силы», — говорилось в анонсе мероприятия, в котором кроме Елисеева участвовали бывший фронтмент «Банды четырех» Сантим, группы «Мирный атом», Anenerbe Music Club и Holocoder. Впрочем, большинство концертов Вячи не имело столь выраженного политического звучания.

Оксана вспоминает, что песню «Убить президента» ее муж написал под впечатлением от баннера «Путин будет казнен», вывешенного в центре Москвы — именно этой фразой он завершил свою композицию. «Песня написана в 2012 году в связи с озабоченностью резкой радикализацией протестов и общей озлобленностью народа против власти», — пишет из СИЗО сам Вячеслав Елисеев, отвечая на переданные ему вопросы корреспондента «Медиазоны».

«Он не вырос, в нем наивность, желание справедливости, некий протест… знаете, как у [Егора] Летова было? Он говорил — я всегда буду против. Вот и [Елисеев] всегда сопротивляется, говорит — надо переть против системы, сломать систему так или иначе», — рассказывает Оксана, добавляя, что ее муж всегда болезненно реагировал на любую несправедливость.

В клипе на композицию «Убить президента» кадры, напоминающие хронику революции 1917 года и Гражданской войны, чередуются с концертной съемкой, на которой лысеющий человек в очках стоит один на сцене и, пританцовывая, поет в микрофон:

Глумливые демонстранты гребут рукавами хляби,
Закручиваются гайки, скрежещут резьбой болты.
На всякого экстремиста своя у власти статейка,
Но клином сошлись все прожектора на том, без кого ей кранты.

Все куплеты, кроме последнего, завершаются словами «Убить президента» и звуком автоматной очереди, последний — фразой «Россия будет свободной, а Путин будет казнен». Александр Аронов говорит, что из-за этой песни на Вячу и написали донос.

Ссора в «Пульсаре»

С 2015 по 2017 год, говорит Оксана Елисеева, ее муж работал главой юридического департамента завода «Пульсар» — он входит в структуру «Росэлектроники», которая, в свою очередь, является подразделением госкорпорации «Ростех». Согласно сайту «Пульсара», предприятие с 1953 года разрабатывает транзисторы, диоды, микросхемы и модели освещения. Известно, что завод участвует в создании системы радарных спутников разведки для Минобороны.

Примерно через полгода после приема на работу, рассказывает Оксана, ее супруг поссорился с коммерческим директором «Пульсара» Сергеем Рудаковым. «Конфликт произошел со вторым эшелоном управленцев, никаких на тот период коррупционных схем не было, возникли противоречия в организации и корпоративном устройстве, отсутствие взаимопонимания», — уклончиво комментирует ситуацию сам Вячеслав.

В 2017 году он уволился из «Пульсара», а перед Новым годом с обыском в квартиру Елисеевых пришли силовики, которые забрали из дома всю электронную технику. Обыск прошел в рамках доследственной проверки композиции «Убить президента».

По словам Оксаны, следователь несколько раз выносил отказы в возбуждении уголовного дела, однако каждый раз их отменяла прокуратура. В итоге только 21 декабря 2018 года в отношении ее мужа возбудили дело о публичных призывах к терроризму (часть 1 статьи 205.2 УК, до четырех лет лишения свободы).

К этому времени музыкант Елисеев уже больше двух месяцев находился в СИЗО-4 — в октябре его задержали в Лосиноостровском районе Москвы с тремя свертками: амфетамин, гашиш, марихуана. Всего, говорит его адвокат Сергей Николаев, в свертках находилось около 50 граммов наркотических веществ.

«Он казался самому себе слабым человеком, почему он и употреблял запрещенные препараты, он говорит — я хотел быть героем», — вспоминает Оксана Елисеева. Ее мужу предъявили обвинения в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере (часть 3 статьи 30, пункт «г» части 4 статьи 228.1 УК, до 15 лет лишения свободы). Адвокат Николаев говорит, что музыкант покупал наркотики для собственного употребления, и вину в покушении на сбыт он не признает.

Когда уже арестованному Елисееву предъявили обвинение в призывах к терроризму, он сразу решил, что дело возбуждено из-за заявления его бывшего коллеги Рудакова — дата начала проверки совпала со временем их ссоры. По словам Вячеслава, он видел в документах цитаты из заявления, в котором утверждалось, что «на оборонном предприятии работает террорист».

«Только этот товарищ мог сделать [такое]», — уверена его жена. Связаться с Сергеем Рудаковым «Медиазоне» не удалось.

«Так он видит, он — поэт»

По версии следствия, записав песню «Убить президента» и опубликовав клип на нее, Вяча совершил «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности в виде убийства президента Российской Федерации».

Дело о наркотиках уже рассматривается в Бабушкинском районном суде Москвы. Дело о призывах к терроризму еще расследуется — в нем интересы музыканта представляет адвокат международной правозащитной группы «Агора» Ильнур Шарапов. Он говорит, что пока ему позволили ознакомиться лишь с несколькими документами.

«Несколько психолого-лингвистических экспертиз нашли в видеозаписи призыв убить президента, — говорит Шарапов. — Елисеев вину свою не признает, мотивы не были связаны с тем, чтобы призывать к убийству президента, тем более Путина, и текст он писал не с целью призыва. Просто так он видит, он — поэт». По мнению адвоката, «общественной опасности текст не содержит, поскольку имеет характер литературной гиперболы, причем нереализуемой».

Сам Вяча полагает, что уголовное дело стало местью за активную политическую позицию музыканта: «Это — жесткая попытка заткнуть рот, это тяжелая статья, и [она] не должна применяться по отношению к творческим людям, государство должно отказаться от этой практики, это крайне несправедливо — сравнивать меня с террористом. Я хотел бы обратить внимание на свое отношение к власти: оно критическое, но не радикальное, нет агрессии. Мало того, я поддерживаю политику с Украиной, [выступаю] за свободу и независимость [самопровозглашенных] республик. Внутренняя политика вызывают бурю противоречивых эмоций».

 Дима Швец

Общество

Директор ЦДКЖ Евгений Чирков: Люди сейчас остро нуждаются в народном творчестве

Возвращение легенды: на сцене Центрального дома культуры железнодорожников не только возрождаются традиции любительского творчества, но…

Общество

Психолог Мария Макаренко: Как стать магнитом только для достойных мужчин?

Как стать магнитом только для достойных мужчин? Возможно ли получать подарки каждый день, не уставая…

Общество

Количество получивших поддержку Москвы экспортеров за год увеличилось почти на 40 процентов

Сегодня продукция городских брендов поставляется по всему миру, в том числе в Аргентину, Индонезию, Монголию, Бахрейн, Сербию, Перу,…