Телеподлость

Это тот самый случай, когда не читал, но осуждаю. Вернее, не смотрел, но осуждаю. Осуждаю, естественно, тех, кто эту очередную подлость от НТВ сделал. Посмотреть же ее мне мешает чувство неловкости, которое я не могу преодолеть даже ради благого дела. Даже ради того, чтобы получить возможность более эффектно размазать по асфальту тех, кто это сделал. Ладно, надеюсь, что кое-что у меня и так получится.

Нет, у меня нет никаких предрассудков ханжеской пуританской морали. Всегда был и остаюсь сторонником самой широкой сексуальной свободы, а так называемые «семейные ценности» всегда ассоциировались у меня с правом пахана вразумлять жену и детей при помощи плетки. Вот только я, родившийся и выросший в СССР, получивший ортодоксально коммунистическое воспитание, каким-то странным образом именно в результате этого воспитания усвоил: нельзя подглядывать в замочную скважину.

Сам не знаю, как это произошло. Мои либеральные партнеры убеждены, что коммунистическая идеология учит ровно противоположному, что она отрицает право человека на личное пространство. И ведь действительно, в жизни я часто сталкивался с людьми, понявшими ее именно так. С людьми, готовыми устроить разбор «аморалки» на собрании «трудового коллектива». С людьми, не считавшими зазорным рыться в чужих вещах. Или рыться в чужих мыслях и чувствах, читая чужие письма. Я встречал заботливую маму, считавшую совершенно нормальным залезть без спроса в дневник своей подрастающей дочери, а потом зачитывать из него гостям, чтобы показать, какая у нее растет дура. В воспитательных целях, разумеется. Для ее же блага.

Короче, понятия не имею, с чего это я в достаточно раннем возрасте решил, что у человека должно быть свое неприкосновенное личное пространство. Я только знаю, что я был не один такой в СССР. Люди были разные, хотя вроде бы все получали одно и то же идеологическое воспитание. Или почти все. Но только одни были рады устроить разбор аморалки на собрании трудового коллектива, другие воспринимали это так, как будто это их публично раздели и глумятся. Как будто это их шмонает и лапает лагерная охрана. Одним нравилось быть этой самой охраной, другим нет.

Тюремно-лагерный режим в принципе представляет собой продуманную, изощренную систему унижения человеческой личности. Ритуального, символического растаптывания ее достоинства. Именно эту функцию выполняет институт регулярных «шмонов». В любой момент к тебе могут прийти и начать рыться в твоих вещах. Начать тебя лапать. Раздеть. Потому что ты ни в чем не принадлежишь себе. Ты никто и ничто. Лишение права на неприкосновенное личное пространство в тюремном быту для нормального человека гораздо более тягостно, чем ограничение свободы передвижения и доступа к большей части жизненных благ.

Про политическую борьбу часто говорят, что это драка без правил. Мы позволяем себе обзывать политических противников грубыми, обидными словами с целью формирования к ним негативного отношения в обществе. Мы не стесняемся (и правильно делаем) вторгаться в сферу личных и семейных отношений, когда это касается коррупционных финансовых схем. Но только подглядывание за интимной жизнью человека и выставление ее напоказ не имеет к этим схемам никакого отношения. Вот это и называется оскорблением и унижением человеческого достоинства. Вторжение в личное, интимное пространство — это и есть оскорбление и унижение человеческого достоинства.

Даже среди завсегдатаев дворовых драк лишь самые отмороженные беспредельщики не соблюдают неписанный запрет бить ниже пояса. «Демократический» троллинг депутатки Мизулиной был отвратителен, потому что ее старались ударить ниже пояса. Какой бы она ни была противной мракобесной ханжой, нельзя бить ниже пояса. У врага тоже есть человеческое достоинство и личное пространство. Оно есть даже у преступника и мерзавца. И это не выдумка глупых леваков.

Нормальный человек, ненамеренно заглянувший в чужую интимную жизнь, испытывает чувство неловкости. Как будто он невольно унизил других людей, даже если они об этом не догадываются. Или стал невольным соучастником тех, кто делает это намеренно. Делать это намеренно, влезать своими лапами в чужое личное пространство и радоваться возможности поглумиться может только быдло. Быдло — это то, что стремится растоптать человеческое достоинство. Это быдло может мнить себя элитой. Это может быть весьма образованное и профессионально подготовленное, успешное и состоятельное быдло. Элитная порода быдла. Но все равно это быдло.

Авторы «Касьянова дня» — обыкновенное быдло. И сегодня за эту поделку несет коллективную ответственность вся контора, именуемая «НТВ». Если кому-то из уважаемых людей не хватило фабрикации публичных доносов, по которым многие реально сели в тюрьму, чтобы понять, что этому быдлу нельзя давать снимать тебя в твоем рабочем кабинете, то может быть «Касьянов день» их в этом, наконец, убедит. Эти, с НТВ, нерукопожатны, потому что вместо рук у них потные, грязные лапы. С ними нельзя иметь дело, с ними нельзя делать селфи. Как с гестаповцами. И не надо говорить, что нельзя раскалывать страну и толкать ее тем самым к гражданской войне. Что нужно со всеми поддерживать отношения и вести диалог. Мы не забудем «Касьянов день». Мы поименно вспомним тех, кто нас лапал. Как говорил сталинист и антисемит Харчиков в своей признанной по суду экстремистской песне — готовьте списки!

Александр Скобов (в блоге Свободное место)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *