Страсбургский суд разберется с решениями Нюрнбергского трибунала

Российский автослесарь отстаивает право трактовать события Второй мировой войны

Как стало известно «Ъ», автослесарь из Перми Владимир Лузгин, впервые в РФ осужденный летом 2016 года за «реабилитацию нацизма», пожаловался в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на незаконное наказание и вмешательство властей в свободу выражения мнений.

Правозащитный центр «Мемориал» представил в ЕСПЧ жалобу Владимира Лузгина — первого осужденного за отрицание приговора Нюрнбергского трибунала и роли СССР во Второй мировой войне по введенной перед Днем Победы в 2014 году ст. 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма». Жалоба против России поступила в Страсбургский суд 1 марта, сообщил «Ъ» юридический директор «Мемориала» Кирилл Коротеев.

Напомним, Верховный суд в сентябре прошлого года оставил в силе приговор Пермского краевого суда, оштрафовавшего господина Лузгина на 200 тыс. руб. (см. «Ъ» от 2 сентября и 30 июня 2016 года). Он осужден за репост на странице «ВКонтакте» статьи «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль», который за два года просмотрели 20 человек, в том числе сотрудник правоохранительных органов. Уголовно наказуемыми признаны утверждение о факте совместного нападения СССР и Германии на Польшу 1 сентября 1939 года и развязывании этими государствами Второй мировой войны и сделанный вывод о «сотрудничестве коммунизма и нацизма». ВС обвинил блогера в «отрицании фактов», установленных Нюрнбергским трибуналом, и «распространении заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» (до трех лет лишения свободы), поскольку трибунал возложил всю ответственность за начало войны на Германию и не установил фактов сговора с СССР. Доводы защиты, что в 1995 году, когда обвиняемый закончил школу, в учебниках истории рассказывалось о секретном приложении к пакту Молотова—Риббентропа, совместном нацистско-советском параде 1939 года в Бресте и даже цитировались воспоминания Риббентропа о том, что Сталин как-то предлагал «выпить за фюрера», суд проигнорировал.

В жалобе говорится о нарушении ст. 7 Конвенции по защите прав человека, гарантирующей «наказание исключительно на основании закона». Истец полагает, что ст. 354.1 УК не хватает предсказуемости, поскольку к «отрицанию фактов», установленных в Нюрнберге, суды приравняли утверждение о фактах Второй мировой войны, которые трибунал не устанавливал. Таких широко известных фактов достаточно много, настаивают представители Владимира Лузгина, ссылаясь на пакт Молотова—Риббентропа, расстрел в Катыни, а также бомбардировки Ковентри и Дрездена. «В толковании ВС виновным по ст. 354.1 УК признали бы и Курта Воннегута за «Бойню N5» (антивоенный роман о бомбардировке Дрездена.— «Ъ»)»,— возмущен господин Коротеев. «Утверждение о том, что эти события имели место, не может рассматриваться как отрицание преступлений нацистов»,— считают представители заявителя. К тому же «обыватель, не являющийся профессиональным историком» не мог прогнозировать последствия своего репоста: спорная статья УК применяется не только к утверждению фактов, но и к мнениям и оценочным суждениям, без четких критериев для признания информации ложной.

Нарушила Россия, по мнению истца, и 10-ю статью Конвенции, защищающую свободу выражения мнений. Господин Лузгин считает, что вмешательство властей в это право, гарантированное также Конституцией РФ, непропорционально, не преследует законных целей и не служит общественным интересам. Он отмечает, что не отрицал преступлений нацистов против человечности и не призывал к насилию и ненависти, к тому же не является публичной персоной и распространял инкриминированный ему пост в соцсети для узкого круга пользователей. Наказание является очевидно карательным и носит охлаждающий эффект для исторической дискуссии, говорится в жалобе.

В подтверждение этих доводов в ЕСПЧ направлена стенограмма обсуждения в Госдуме проекта поправки в УК о реабилитации нацизма. Законопроект был принят спустя пять лет после его внесения, депутаты напрямую связывали его с присоединением Крыма к РФ, заявлениями президента о «национал-предателях» и стремлением оспорить решение Большой палаты ЕСПЧ о признании военным преступником бывшего партизана Василия Кононова. Отметим, что занимавший тогда пост зампреда комитета СФ по конституционному законодательству Константин Добрынин сообщал «Ъ», что комитет собирался рекомендовать отклонить закон: запрет отрицания установленных Нюрнбергским трибуналом фактов противоречит позиции СССР на Нюрнбергском процессе, не согласившегося с рядом решений. Член трибунала от СССР Иона Никитченко в рамках Нюрнбергского процесса заявил тогда особое мнение. Соответствует ли приравнивание любого критического мнения о действиях СССР в годы Второй мировой войны к составу преступления по ст. 354.1 УК РФ требованию Конвенции о «качественном правоприменении», предстоит разобраться ЕСПЧ.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург, Евгений Хвостик

Страсбургский суд разберется с решениями Нюрнбергского трибунала: 3 комментария

  1. «Он отмечает, что не отрицал преступлений нацистов против человечности и не призывал к насилию и ненависти, к тому же не является публичной персоной и распространял инкриминированный ему пост в соцсети для узкого круга пользователей».

    Преступления одних не могут служить оправданием преступлений других. Вообще, то, о чём пишет или писал Лузгин, известно давно. Это не фикция. Не досужее допущение. Не заблуждение. Не сон. Сам он, не будучи специалистом, ничего не выдумал. А лишь воспроизвёл известные вещи, под которыми стоят подписи выдающихся учёных, политиков. Другое дело, что они так и не вошли в массовое сознание российского обывателя. Лузгин на правах дилетанта предпринял попытку обратиться к здравому смыслу простых людей. К правде истории. А правда истории сегодня у нас не в чести. Есть тенденция оправдывать всё, что происходило с нами, с нашим участием. Так понимается сейчас патриотизм. С точки зрения современных патриотов, человек нарушает патриотические нормы. За это его и наказывают.

  2. Будет ли Страсбургский Суд разбираться в намерениях Гитлера и Сталина, приведших к Второй Мировой войне?

    Сомневаюсь.

    Мнение автослесаря Лузгина, как мы видим, не совпадает с мнением Государственной Думы, которая запрещает рядовым гражданам иметь своё собственное мнение, отличное от мнения Государственной Думы.

    Этим Государственная Дума солидаризируется с преступлениями товарища Сталина, ввергшего советский народ в чудовищную катастрофу, которая обошлась народу в 30, а по другим сведениям в 42 миллиона жертв.

    Старшие поколения наших людей прекрасно знают, как, кем и почему была развязана Вторая Мировая война.

    Последующим поколениям наших людей пытаются внушить, что во всём виноват Гитлер, а Сталин – герой и победитель в Великой войне.

    А победителей не судят!

    Нюрнбергский Трибунал, состоявший из представителей союзников по Антигитлеровской коалиции, в обвинительном заключении отметил роль СССР (Сталина) в развязывании Второй Мировой войны. Наши юристы – участники Нюрнбергского Трибунала, не смогли опровергнуть фактов и сделанных из них выводов.

    Кому сегодня нужны эти факты и эти выводы?

    Они нужны гражданам России, чтобы постоянно им напоминать куда приводит неограниченная власть.
    И они не нужны нынешней авторитарной власти России.

  3. В тексте Обвинительного Заключения Нюрнбергского Трибунала по делу главных нацистских преступников нет прямого упоминания роли СССР как соучастника развязывания Второй Мировой войны. Если бы представители СССР подписали такой текст, где бы они были и состоялся бы вообще Нюрнбергский Трибунал.

    Ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков утверждал, что в ходе суда советская делегация заключила с делегациями джентльменское соглашение о забвении пакта Молотова-Рибентропа и Мюнхенского сговора.

    Однако, помимо трибунала над главными нацистскими преступниками в Нюрнберге состоялся трибунал по Катынскому делу.
    Участники процесса от нейтральных стран — Швеции и Швейцарии — поставили вопрос об учёте взаимной вины в нарушении права человека на жизнь, в том числе при массовых убийствах.

    https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D1%8E%D1%80%D0%BD%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B3%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81

    «…было решено, что обвинителем от советской стороны будет назначенный на должность заместителя Прокурора СССР 38-летний Николай Зоря.

    11 февраля 1946 года он допрашивал фельдмаршала Паулюса. О допросе на следующий день писали все газеты, но в момент, когда Зоря заявил, что теперь будут «представлены материалы и показания людей, располагающих достоверными сведениями о том, как на самом деле проходила подготовка нападения на Советский Союз», кабины советских переводчиков были отключены.

    Сталин приказал, чтобы дальше Паулюса допрашивал главный советский обвинитель Роман Руденко.

    Зоря получил приказ не допустить показаний Риббентропа о существовании секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении.

    Риббентроп и его заместитель Вайцзеккер под присягой раскрыли его содержание. Это произошло 22 мая 1946 года.

    На следующий день Зорю нашли мёртвым в своей постели с аккуратно лежащим рядом пистолетом. В советской печати и по радио было объявлено о том, что он неаккуратно обращался с личным оружием, хотя родственникам было сообщено о самоубийстве.

    Сын Зори Юрий, впоследствии посвятивший себя исследованию Катынского дела, связывал гибель отца именно с этим делом. По его сведениям, Зоря, готовившийся к катынским заседаниям, пришёл к убеждению, что советское обвинение ложно и поддержать его он не может.

    Накануне гибели Зоря просил непосредственного начальника — генерального прокурора Горшенина — срочно организовать ему поездку в Москву для доклада Вышинскому о сомнениях, возникших у него при изучении катынских документов, так как с этими документами он выступать не может. На следующее утро Зорю нашли мёртвым. Среди советской делегации ходили слухи, будто Сталин сказал: «похоронить, как собаку!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *