Страну приучают к нормальности репрессий

В ответ на волну полицейских репрессий против футбольных фанатов те пошли на беспрецедентную акцию протеста: они стали дружно покидать трибуны. Команды играют в пустых стадионах. Публицист Иван Давыдов — о том, как власть поссорилась с еще одной группой населения

Сочувствовать человеку, которого государство преследует за политические взгляды, легко. Выступая — хотя бы в социальных сетях — в его защиту, ощущаешь собственную причастность к большому и важному делу, что, безусловно, поднимает самооценку. Сочувствовать, например, футбольному фанату, которого прессуют полицейские, уже сложнее. Фанат — это ведь что-то такое потенциально опасное. Агрессивный тип, готовый кулаками отстаивать честь любимого клуба. Возможно, нетрезвый. Очевидный источник угрозы. «Уж его-то, наверное, правильно прессуют», — предполагает благонамеренный обыватель. И, как всегда, попадает пальцем в небо.Сейчас у фанатов российских футбольных клубов — настоящая война с полицией. Или нет, не так. Это у полиции война с фанатами, а фанаты пытаются свои права защищать с помощью мирных (и, кстати, довольно эффектных) акций протеста, действуя как сознательные граждане. В истории этого противостояния — вся история российской современности. И стремление наказать неправильных людей за слова, и уверенность силовиков в том, что они вправе делать с любым человеком, который имел несчастье им не понравится, все что угодно, и даже не уверенность, а святая вера в то, что у людей без погон вообще никаких прав нет.

Восприятие немотивированных репрессий в качестве нормы и отчаянный порыв эту норму навязать обществу.

ПОЭЗИЯ ОСКОРБЛЕНИЙ
Фанаты московского клуба «Спартак» очень не любят игрока петербургского «Зенита» Артема Дзюбу. Это для человека, который за футболом начинает следить только в дни крупных международных соревнований, Дзюба — символ российских побед, один из творцов чуда, случившегося с медленной и неуклюжей российской сборной на домашнем чемпионате мира. А для стойких поклонников «Спартака», которые футболом живут, Дзюба — предатель. В «Спартаке» он начинал карьеру, но ушел и оказался в итоге в ненавистном «Зените». За такое принято подтравливать слегка. В этом нет ничего особенного, это часть культуры футбольного боления, вполне себе — в отличие от фанатских драк — мирная часть.

И СТРЕМЛЕНИЕ НАКАЗАТЬ НЕПРАВИЛЬНЫХ ЛЮДЕЙ ЗА СЛОВА, И УВЕРЕННОСТЬ СИЛОВИКОВ В ТОМ, ЧТО ОНИ ВПРАВЕ ДЕЛАТЬ С ЛЮБЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ИМЕЛ НЕСЧАСТЬЕ ИМ НЕ ПОНРАВИТСЯ, ВСЕ ЧТО УГОДНО, И СВЯТАЯ ВЕРА В ТО, ЧТО У ЛЮДЕЙ БЕЗ ПОГОН ВООБЩЕ НИКАКИХ ПРАВ НЕТ

Оскорбительные кричалки про чужие клубы и чужих игроков сочиняли всегда. Это своеобразная поэзия, и там даже настоящие шедевры встречаются. Вот, например, песня, которую болельщики «Манчестер Юнайтед» посвятили владельцу команды «Челси» Роману Абрамовичу:

Roman stole his f***ing money from the poor
and policemen will be knocking at his door
KGB has got his number
and his Chelsea’s going under
Cause he stole his f***ing money from the poor

Отличные ведь стихи, правда? А там еще и припев есть, про то, что будет с «Челси», «когда русский отправится в тюрьму».

У российских болельщиков — своя поэзия, и там тоже есть небесталанные тексты, правда, как правило, совсем не подходящие для печати. Кстати, в свое время фанаты «Зенита» точно так же унижали Владимира Быстрова, перешедшего из «Зенита» в «Спартак»: «Никогда не лги, не предавай, и не будь свиньей, иудой, как Быстров». Дальше — жестче.

Обычные зрители просто следят за игрой, фанаты беснуются на специально отведенных для них трибунах, разворачивают баннеры (иногда это тоже настоящие произведения искусства), поют оскорбительные песенки. Стадионы, как правило, не громят, это в прошлом, а драться предпочитают в каких-нибудь тихих углах, предварительно согласовав правила боя и число участников, — чтобы не напугать случайных прохожим и не попадаться лишний раз на глаза полицейским.

Если фанаты слишком уж агрессивно ведут себя на стадионе — штрафуют клуб. Если чрезмерно буйствуют — полиция применяет меры. Это — норма. Вернее, это старая норма.

НОВАЯ НОРМА
Полицейские в России решили вдруг поменять правила игры. С ноября спартаковские фанаты с особенной активностью принялись травить Дзюбу. Так было и на матче «Спартак» — «Зенит» 1 декабря («Спартак», кстати, проиграл, но это малозначительная деталь, для нынешнего «Спартака», к сожалению, дело обычное). Необычно другое — полиция Петербурга решила вдруг вступиться за нападающего «Зенита». После игры на улицах и в барах города начались массовые задержания болельщиков «Спартака», которые никаких правонарушений не совершали. К делу подключили даже центр «Э», посчитав, видимо, оскорбительные кричалки в адрес Дзюбы проявлением экстремизма. Тем, кто интересовался, за что, объясняли: «Во избежание беспорядков».

Теперь любой чих — экстремизм. Берегите себя.

Десятки болельщиков оказались в отделениях, их ждут штрафы. Судьба как минимум одного из числа особенно авторитетных может оказаться более печальной, вплоть до уголовного дела. Фанатов, как и политических активистов, преследуют за слова. Разницы тут на самом деле никакой нет.

ОНИ — ИСКРЕННЕ ДРУГ ДРУГА НЕНАВИДЯЩИЕ — СПЛОТИЛИСЬ. В СЛЕДУЮЩЕМ ТУРЕ ВЕДУЩИЕ РОССИЙСКИЕ КЛУБЫ ИГРАЛИ ПЕРЕД ПУСТЫМИ ФАНАТСКИМИ ТРИБУНАМИ. В ПЕТЕРБУРГЕ ПОЛИЦИЯ ТАК РАСТЕРЯЛАСЬ, ЧТО РЕШИЛА ПРОСТО НЕ ВЫПУСКАТЬ БОЛЕЛЬЩИКОВ «ЗЕНИТА» СО СТАДИОНА. СИЛОЙ. ДЕРЖАЛИ МИНУТ СОРОК

Но совсем удивительные вещи начались дальше. Влиятельное объединение спартаковских болельщиков — «Фратрия» — обратилось к фанатам прочих команд с призывом: в знак протеста против полицейского произвола уходить с матчей через полчаса после начала. И фанаты откликнулись. Они — искренне друг друга ненавидящие — сплотились. В следующем туре ведущие российские клубы играли перед пустыми фанатскими трибунами. В Петербурге полиция так растерялась, что решила просто не выпускать болельщиков «Зенита» со стадиона. Силой. Держали минут сорок.

Отдельно почему-то хочется отметить поступок болельщиков ФК «Уфа». Они всемером приехали на выездной матч своей команды в Грозный и, полчаса понаблюдав за игрой, покинули стадион. Вот уж действительно — семеро смелых.

Обыватель фанатов, конечно, боится, и часто — не без повода. Но это ведь и есть попытка гражданского общества противостоять полицейскому произволу.

ПРАВО НА РЕПРЕССИИ
Операторы телеканала «Матч-ТВ» очень старались в ходе трансляций игр очередного тура российского чемпионата не показывать пустые трибуны — слишком уж красноречиво пустые трибуны выглядят. Разнообразные охранители ринулись в атаку на фанатов, и это понятно. Охранители не любят, когда граждане пытаются защищаться от государства (полиция и есть государство, а уж в нашем-то полицейском государстве этот тезис и вовсе не нуждается в обоснованиях).

Особенно ярко выступил цирковой дрессировщик Эдгард Запашный: «Я бы ввел ОМОН, «покрошил» бы этих болельщиков. И завтра они бы на «вы» разговаривали». (Тут надо понимать, что недлинный текст пришлось сильно редактировать — выяснилось, что Запашный человек совершенно неграмотный. Вводить он, например, порывался «АМОН».)

Дрессировщик получил свою минуту славы. Болельщики московского «Локомотива», перед тем как уйти со стадиона, долго и красиво пели короткую, из двух всего слов, песню: «Запашный — пес!»

Да, еще важный момент: фанаты разных клубов объединились не только из-за бед, постигших спартаковцев. Не первый год уже полиция позволяет себе подолгу не выпускать со стадионов «чужих» болельщиков, задерживать без видимых причин, избивать. Питерские события просто стали последней каплей.

ГОСУДАРСТВО ЗАЧЕМ-ТО ПЛОДИТ СЕБЕ ВРАГОВ ДАЖЕ В ТЕХ СРЕДАХ, ГДЕ ПРЕЖДЕ О ПОЛИТИКЕ НЕ ЗАДУМЫВАЛИСЬ. РАССЧИТЫВАЯ, ВИДИМО, ВАЛЯЩЕЕСЯ НА БОК ГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗДАНИЕ ПОДПЕРЕТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМИ ДУБИНКАМИ

Полицейские и на стадионах, и на мирных митингах в Москве одинаково считают, что имеют право просто так бить людей. И одинаково раздражают и тех, кто интересуется политикой, и тех, кто интересуется футболом.

И это все не случайность: это часть новой нормы, образ порядка, который государство нам пытается навязать. Отцы отечества пребывают в вечном ужасе, им грезятся отсутствующие в реальности массовые беспорядки, они повторяют однообразные заклинания: «Вы что, хотите, как в Париже? Хотите, как в Киеве?» Порядок для них — это запрет на любое критическое высказывание. Неважно, в адрес Путина или в адрес Дзюбы. Порядок — это когда прохожего, которому полицейские сломали ногу за несколько часов до начала мирной протестной акции, еще и штрафуют. Когда условный срок для невиновного воспринимается как царская милость. Когда человек в форме и с дубинкой в Казани, Петербурге, Москве или Грозном может безнаказанно бить приезжего болельщика на стадионе. Может, и все.

Вопрос «почему?» — уже экстремизм. Государство немотивированные репрессии считает нормой. Основой своего существования. Святым правом. Покушение на это право — преступление.

И плодит, зачем-то плодит себе врагов даже в тех средах, которые были ему лояльны, а о политике не задумывались. Рассчитывая, видимо, валящееся на бок государственное здание подпереть полицейскими дубинками.

Да, а закончим оптимистично: если что и позволяет надеяться на наличие какого-то нестрашного будущего у страны, так это как раз неготовность мириться с произволом. Нежелание видеть в немотивированной репрессии норму.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *