Статус с видом на убежище

«Мемориал» признал политзаключенным математика Дмитрия Богатова

Правозащитный центр «Мемориал» признал политическим заключенным математика Дмитрия Богатова, обвиненного в организации массовых беспорядков в Москве 2 апреля. Хотя официально политических заключенных в России нет, этот статус привлекает к делу господина Богатова общественное внимание и может помочь обладателю при запросе на получение политического убежища за рубежом, поясняют правозащитники.

Правозащитный центр (ПЦ) «Мемориал» потребовал вчера немедленно освободить 25-летнего преподавателя математики Дмитрия Богатова, так как он «лишен свободы по политическим мотивам, не совершив никакого преступления». «Очевидно, что следствие намеренно и незаконно утяжелило обвинение с целью добиться заключения Богатова под стражу»,— заявили в организации. «Мемориал» включил господина Богатова в список политзаключенных, в котором сейчас 120 человек. По данным следствия, 29 марта текущего года Дмитрий Богатов разместил на форуме сайта SysAdmins.ru от имени Айрата Баширова два текста с призывами о проведении 2 апреля несанкционированной массовой протестной акции в Москве. Как установили адвокаты, автор посланий использовал программу TOR, дающую возможность размещать сообщения с сотен IP-адресов, зарегистрированных в Японии, Норвегии, Голландии и России. Среди них оказался и адрес Дмитрия Богатова. Сейчас математик находится в СИЗО, по его делу ведется следствие.

«Статус политзаключенного не дает ничего в формальном смысле, поскольку Российская Федерация считает, что политзаключенных в стране нет»,— сообщил «Ъ» руководитель программы «Поддержка политзаключенных» ПЦ «Мемориал» Сергей Давидис. Об отсутствии политических заключенных в РФ неоднократно заявлял, в частности, президент Владимир Путин. Тем не менее с точки зрения правозащитников такой статус привлекает общественное внимание. «Не все могут быстро понять, виновен ли человек, преследуют ли его по политическим мотивам. Мы разбираемся и своим авторитетом ручаемся в этом»,— говорит господин Давидис. Кроме того, «Мемориал» собирает пожертвования для политзаключенных и оказывает помощь нуждающимся. «Недавно мы купили лекарства для Александра Костенко (гражданин Украины, осужденный в 2015 году в России за нападение на сотрудника украинской милиции во время Евромайдана.— «Ъ«). Помогли с передачкой в СИЗО «Лефортово» Анник Кесян (жительница Сочи, осуждена за госизмену из-за СМС о танках в городе в 2008 году.— «Ъ«)»,— говорит Сергей Давидис.

Список политзаключенных также рассылается в разные инстанции в России и за рубежом. «Рассылаем всем, кто изъявил желание получать: депутатам Европарламента и национальных парламентов, представителям органов исполнительной власти, посольствам, международным межправительственным организациям»,— поясняет господин Давидис. На решения Европейского суда по правам человека этот статус не влияет, считает он, зато помогает желающим получить убежище в другой стране. «Если угроза для гражданина очевидна и он просит убежища, то мы специально пишем письма в миграционные органы этих стран, обосновываем нашу позицию. Я не помню ни одного случая, когда наша рекомендация не была бы воспринята позитивно и человек не получал бы убежища»,— поясняет господин Давидис. В частности, в августе 2016 года убежище на Украине получит 76-летний оппозиционер из Москвы Владимир Ионов, который неоднократно задерживался на митингах и мог стать вторым осужденным по ст. 212.1 УК РФ (неоднократное нарушение правил проведения митингов и пикетов), по которой в декабре 2015 года был осужден гражданский активист Ильдар Дадин. А в мае 2016 года убежище в Литве получила 47-летняя активистка из Москвы Ирина Калмыкова, которую также обвиняли в нарушении ст. 212.1. И господин Ионов, и госпожа Калмыкова по-прежнему включены в списки «Мемориала».

«Чтобы получить убежище, политзаключенному нужно освободиться, прибыть в страну, где он хочет подать заявление, и при этом аргументированно доказать, что его преследование все еще продолжается»,— пояснила «Ъ» Дженни Курпен, бывший координатор организации Human Corpus, помогавшей беженцам, но недавно приостановившей свою деятельность. Она подтвердила, что письма от правозащитных организаций о преследовании гражданина и присвоении ему статуса политзаключенного важны для решения по заявлению. Подобные письма несколько раз составляла и правозащитная организация Amnesty International, сообщил «Ъ» глава ее представительства в России Сергей Никитин. Он поясняет, что они раньше использовали слово «политзаключенный», но теперь говорят «узник совести». «Узник совести — это человек, чья свобода ограничена из-за его политических, религиозных убеждений, этнического происхождения, пола, цвета кожи, языка, национального или социального происхождения и другим признакам и который не прибегал к насилию и не призывал к насилию»,— объясняет господин Никитин.

Анастасия Курилова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *