Спорта больше нет

Только результат сборной России на Евро-2016, по крайней мере, справедлив. Остальное — политика.

Спорт мы любим за то, что это игра. А игра — это когда, с одной стороны, все не совсем по-настоящему, все понарошку. Но, с другой, — это самое серьезное, что есть в жизни. В спорте совершают такие подвиги преодоления себя, каких иначе достичь нельзя.

90-е для нашей культуры были чем-то вроде этапа взросления. Все стали прагматиками, стали зарабатывать деньги, как взрослые. Но если ты прагматик и карьерист, то сложно играть всерьез. Мальчиком ты играл в футбол за красоту и драйв, а потом появился призрак денежного успеха — и все стухло.

В не таких капиталистических, как футбол, видах спорта много настоящей игры и высокой душевной мотивации. Например, в легкой атлетике. Только вот легкоатлетов из России не будет на Олимпиаде-2016. Их поголовно дисквалифицировали.

Понятно, что виноваты наши тренеры, чиновники, фармацевтика и вся система, довольно жестокая система спорта высоких достижений. В то же время ясно, что допинг — проблема мирового спорта. Но для политических целей полезнее устроить показательную расправу над одним из лидеров мирового спорта, который еще и является популярным политическим антигероем. И это ужасно несправедливо и неспортивно — из-за публикаций в прессе и ряда случаев применения допинга наказывать всех, в том числе и тех, кто с детства готовился к Олимпиаде, честно готовился, поставил на это жизнь.

Есть много стран, еще меньше, чем Россия, похожих на Запад по состоянию экономики, политической системе, нравам. Но вот проблема: Россия мало того что ломает своей волей мировой порядок, так еще и имеет доказанную военную силу. Ее глупо побеждать на поле боя, лучше как-то иначе — вот и спорт попал под горячую руку.

Дело дошло до того, что западные коллеги-журналисты всерьез полагают: буйство российских футбольных фанатов во Франции — дело рук Путина. Как будто всему нашли универсальное объяснение: есть сила, которая, как Баба-Яга, всегда против. Постоянно творит зло, потому что злая от природы.

Удивительно, что это «типично русское зло» появилось в тот момент, когда мы с жадностью хватали любые западные образцы и хотели быть похожими на Запад, то есть в конце 80-х — начале 90-х. Вот и фанатские движения были импортированы вместе со скинхедами, рэкетом и прочими приметами капитализма. Коллегам неведомо, что «антимоскальский» Майдан на Украине поддержали все клубные фанатские ультрас. Бывший пресс-секретарь футбольного клуба «Шахтер» (Донецк) Руслан Мармазов сетует, что не смог убедить коллег, что под видом фанатов «горняков» растет националистическое движение, которое тренируется на базе неонацистов из «Патриотов Украины» и «Тризуба». Не знают западные журналисты и о том, что после протестов 2010 года на Манежной площади власти устроили шорох в фанатском движении: с кем-то поговорили, кого-то убедили, кого-то обещали посадить. Лидеры фанатов тогда говорили, что «Путин сдает русских и Россию, что если не будет решен кавказский вопрос, то мы…»

В самой Британии футбольное насилие было удобным замещением классового: лучше, чтобы били иногородних и инородцев, чем капиталистов. То есть вместо настоящей классовой борьбы — насилие понарошку. Теперь история завершает круг: вместо потешных бойцовских клубов и фанатов — снова настоящая борьба и настоящая война.

Увы, игры кончаются.

Или лучше просто играть?

Виталий Лейбин, главный редактор «РР»

Русский репортер
Русский репортер

Latest posts by Русский репортер (see all)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *