Смысл и корни российского антиамериканизма

Американист Иван Курилла о цикличности кризисов в отношениях двух стран

Встреча президента США Дональда Трампа с президентом России Владимиром Путиным пройдет на фоне чрезвычайно обострившихся отношений между двумя странами, ознаменовавшихся введением конгрессом США санкций против России, высылкой дипломатов и закрытием консульств, а также весьма высоким уровнем пропагандистского накала со взаимными обвинениями в медиа обоих государств. За несколько дней до встречи США предъявили обвинения во вмешательстве в американские президентские выборы 2016 г. 12 сотрудникам ГРУ.

Чтобы понять, ждать ли от этой встречи прорыва, надо понять причины и предпосылки ухудшения российско-американских отношений в последние несколько лет. Вопреки напрашивающемуся ответу российская (или американская – для зрителей российского телевидения) политика по отношению к Украине не была главным спусковым крючком кризиса в отношениях, как и российское вмешательство в американские выборы (для читателей американских газет) не было причиной ухудшения этих отношений, хотя все эти события и их интерпретация легли в долгий ряд взаимных упреков и обид.

Внешнему наблюдателю сам кризис может показаться странным: в отличие от периода холодной войны страны не ведут изнуряющей конкуренции за политическое влияние во всех регионах мира, их экономические интересы мало пересекаются, а уровень стратегического ракетно-ядерного противостояния усилиями предыдущего поколения политиков заметно снизился. Однако в общественно-политическом дискурсе США Россия в последние два года вновь заняла центральное место, а в России Америка, никогда не пропадавшая из выступлений политиков и общественных дискуссий, снова стала восприниматься как главная угроза внутренней стабильности и внешнеполитическим интересам.

Объяснение кроется в том, что на протяжении многих десятилетий Россия и США играют друг для друга роль «конституирующего другого», той страны, сравнение с которой формирует представление о самом себе. Этот социокультурный механизм заставляет видеть в другом противоположность себе, приписывать ему те черты, от которых стремишься избавиться в собственном обществе. Описание другого есть одновременно описание самого себя: описывая Россию как авторитарную страну, американцы тем самым утверждались в собственной демократичности, а рисуя жителей США как сосредоточенных только на зарабатывании денег, русские подтверждали собственное превосходство в духовности.

Именно поэтому споры о России в США и споры об Америке в России всегда обостряются в период внутренних кризисов – будь то кризисы политические, экономические или кризисы общественного сознания, принимающие форму культурных войн (последние еще называют кризисами идентичности). Именно кризис идентичности разгорелся в США с избранием президентом Трампа, и именно он объясняет такое интенсивное использование России во внутриполитическом американском конфликте.

В российской и советской истории были периоды хорошего отношения к США. Они приходились либо на время больших войн, в которых страны всегда выступали как союзники, либо на времена экономических реформ, когда российское руководство видело в Америке источник технических инноваций и повышения производительности труда. Так случалось во времена строительства железных дорог Николаем I, индустриализации 1930-х, реформ Никиты Хрущева, «ускорения и перестройки» Михаила Горбачева, экономических реформ начала 1990-х и, наконец, «модернизации» Дмитрия Медведева.

Напротив, каждый раз, когда в России торжествует реакция или контрреформы, когда государственная власть от модернизационных устремлений поворачивается к задачам сохранения стабильности, Соединенные Штаты оказываются угрозой. В такие периоды пропаганда стремится маргинализовать внутреннюю оппозицию, привязывая ее к «подрывному влиянию» Соединенных Штатов и рисуя сами США как темную враждебную силу. Часто этот период приходится на окончание правления того или иного руководителя страны. Отношения с США портились в последние годы правления Николая II, в последние годы сталинской эпохи и при позднем Брежневе. Похожие изменения мы наблюдаем и сегодня: из государственных программ пропали реформы и модернизация, а во внешней политике США вновь стали угрозой.

Отношение к США менялось особенно резко в критические моменты внутриполитической истории нашей страны. Знаменитая «мюнхенская речь» Путина 2007 г. была произнесена в начале последнего года его второго президентского срока и ознаменовала поиск новых оснований для сохранения власти после окончания конституционных ограничений. Новое резкое усиление антиамериканизма в пропаганде пришлось на протестную зиму 2011–2012 гг., подвергнувшую сомнению легитимность власти.

Эта цикличность «официального отношения», транслируемого пропагандой, – первая составляющая российского антиамериканизма.

Читать полностью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *