Скучный патриотизм

Андрей Десницкий о проекте программы по «родной русской литературе»

Вот уже год, как в российских школах преподается предмет «Родная литература (русская)». Просьба не путать с просто русской литературой! Родилась она на свет довольно необычным образом.

В школах в национальных республиках предусмотрены уроки родного языка и литературы — соответственно, в Калмыкии на них изучают калмыцкую, а в Чувашии чувашскую литературу. Но ведь есть еще и русские дети, которым, как теперь выясняется, совершенно не обязательно знать язык того народа, рядом с которым они проживают (что, на мой взгляд, большая ошибка). А значит, на уроках «родной литературы» им нужно изучать литературу русскую.

И это не просто дополнительный урок той самой русской литературы, которая и так есть в школьной программе для всех детей России. Это литература именно родная. Некоторое время ее преподавали кто во что горазд, без единой программы. Но в нынешних условиях это показалось чиновникам от образования недопустимым, и вот появился на свет проект примерной программы. Заглянем в нее…

Из года в год основные разделы неизменны. Это, к примеру, «Преданья старины глубокой» (фольклор и все, с ним связанное), «Родные просторы» (Пришвин с Паустовским), «Праздники русского мира» (по православному календарю), «Загадки русской души» (от Тютчева до Друниной) и, разумеется, военная тема в разделе «Не до ордена — была бы Родина».

А зачем вообще все это нужно? Чтобы привить «осознание обучающимся российской гражданской идентичности, своей этнической принадлежности; проявление патриотизма, уважения к Отечеству, прошлому и настоящему многонационального народа России; чувство ответственности и долга перед Родиной; понимание гуманистических, демократических и традиционных ценностей многонационального российского общества».

Тут можно бы уточнить, являются ли гуманистические ценности одновременно традиционными и демократическими или это разные наборы, но не будем придираться. Как и не будем огорчаться безглагольности канцелярского языка — видимо, другим писать учебные программы просто запрещено, даже если это программа по тому самому предмету, который с канцеляритом несовместим.

Как вы думаете, сработает? Возникнет осознание идентичности, принадлежности и всякое такое прочее? Сдается мне, что нет.

«И откуда вдруг берутся силы / В час, когда в душе черным-черно? / Если б я была не дочь России, / Опустила руки бы давно, / Опустила руки в сорок первом…» Это Юлия Друнина. «На резных окошках ленты и кусты. / Я пойду к обедне плакать на цветы. / Пойте в чаще, птахи, я вам подпою, / Похороним вместе молодость мою». А это Есенин. Ну, а это уже в прозе, это Тургенев: «Да это ты, Карп, Сидор, Семен, ярославский, рязанский мужичок, соотчич мой, русская косточка! Давно ли попал ты в сфинксы? Или и ты тоже что-то хочешь сказать? Да, и ты тоже — сфинкс…»

Это все по программе. Произведения — да, хорошие, но третьего, даже не второго ряда (первый — он в программе собственно по литературе). И отобраны-то как: с грустинкой, с надрывом, со слезинкой, с пафосными восклицаниями, с вековечной загадкой русской души, с готовностью жизнь положить на алтарь Отечества…

И это школьникам. Современным. Авторы программы их вообще когда-нибудь видели живьем? Разговаривали с ними?

А знают ли они про русский ХХ век — страшный, трагичный, спорный — они о нем что-нибудь слышали, кроме Великой Отечественной войны? О революциях, о Гражданской, о сломе всего старого быта, о репрессиях, о порыве к коммунизму, о мечтаниях шестидесятых, об унылом застое, о надеждах перестройки и становлении нового государства?

Ничего этого в программе просто нет. Там какой-то сплошной град Китеж, нескончаемый фольклорный праздник, сплошное «я пойду к обедне плакать на цветы», разбавленное военными маршами. Ну, ясное дело, «похороним вместе молодость мою».

Быть русским — разве это значит быть чудовищно скучным? Я точно знаю, что нет.

Уже несколько лет я для ребят от одиннадцати лет веду онлайн-курс с длинным названием «Русская литература и жизнь: век XX и окрестности». Мы начинаем с рассказа Чехова «Мальчики» и стараемся придумать его героям биографии: где оказались бы они на Первой мировой, какую сторону заняли бы в Гражданской, что делали бы потом? Мы разбираем, как описали исход эмигрантов красный Маяковский и белая Цветаева и почему Ахматова вообще умудрилась сперва будто и не заметить революции. Отчего Саша Черный оказался плохим солдатом, а Николай Гумилев — отличным офицером? И как это вышло, что романтик и гуманист Горький ближе к концу жизни написал чудовищную неправду про Соловки?

Нет конца этим вопросам, все это живое, настоящее, кипящее. Я очень люблю русскую литературу и надеюсь поделиться этой любовью с ребятами, и, кажется, мне это удается.

Если честно, мне просто не понятно, зачем авторы программы обходят все острые углы — а значит, пропускают все самое интересное, теряют возможность поговорить с ребятами на понятном им языке о том, что им действительно может быть важно.

В советской школе (а я закончил ее в 1985 году) нас тоже учили Родину любить при каждой возможности. И не было скучнее этого казенного патриотизма, который хорошие учителя просто старались обходить. Но и тогда было вот это вот все: тягучие Пришвин с Паустовским, пафосные стихи о подвигах народа на войне, а главное, эта вот глянцевая неуклюжая беспроблемность. Подростков от нее просто тошнит, помню по себе.

Каких авторов, какие произведения читать, чтобы научить детей Родину любить? У меня есть свой личный выбор. Но я не спешил бы его навязывать другим и даже сейчас называть. Научить любви невозможно, но ей можно увлечь — если она есть, конечно.

У меня другое предложение. Итак, эти уроки для русских детей должны проходить потому, что чувашские, калмыцкие и другие нерусские дети будут в это время изучать свою собственную литературу. Для них это единственная возможность познакомиться с ней в стенах школы вместе с педагогом. Но про русских-то этого не скажешь!

И кажется мне, что для «осознания обучающимися российской гражданской идентичности» будет им куда полезнее на этом уроке изучать культуру народа, среди которого они живут. Нет, не нужно им владеть в совершенстве грамматикой калмыцкого или чувашского языка, но уметь поздороваться с соседями на их языке, поздравить их с национальными праздниками, понимать их традиции — это совершенно необходимо и этому нетрудно научить в увлекательной форме. Хотя бы для того, чтобы народы России понимали, что наша страна действительно многонациональная, в ней на деле уважаются все языки и культуры. И чтобы потом никто не фырчал «говорите на нормальном языке» про людей, живущих на земле своих прадедов.

Вот это и будут уроки любви к Родине.

Андрей Десницкий
Филолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *