Скрепа Скрипаля

Россия стала крупнейшей химической державой и главное отравление — ментальное

Начальник российского Центра примирения враждующих сторон в Сирии, генерал-майор Юрий Евтушенко опроверг информацию о применении сирийскими правительственными войсками химического оружия в Восточной Гуте — городе Дума. Сообщения об использовании бомб с ядовитыми химикатами поступали из разных источников. Юрий Евтушенко заявил: «Решительно опровергаем эту информацию и заявляем о готовности после освобождения города Дума от боевиков немедленно направить российских специалистов радиационной, химической и биологической защиты для сбора данных, которые подтвердят сфабрикованный характер этих заявлений». То есть так: сначала мы утверждаем, что сообщения сфабрикованы, потом посылаем специально обученных людей для проверки информации, но при этом заранее заявляем, что эти вежливые люди немедленно подтвердят именно российскую версию о фабрикации данных Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека и Сирийско-американского медицинского общества.

СТЕПЕНЬ ТОКСИЧНОСТИ РОССИИ ТАКОВА, ЧТО ЕДВА ЛИ СЛОВА ЕВТУШЕНКО, БАБИЧА, ПЕСКОВА, ЗАХАРОВОЙ, ПУТИНА, ВООБЩЕ КОГО УГОДНО С РОССИЙСКОЙ СТОРОНЫ МОГУТ БЫТЬ ПРИНЯТЫ НА ВЕРУ

ХИМИЯ И ЖИЗНЬ
Незадолго до заявления генерала Евтушенко британская The Times обнародовала информацию о брифинге «для союзников», на основе которой западные государства солидарно инициировали высылку российских дипломатов: в ходе брифинга было сообщено, что химическое оружие, от которого пострадали Скрипаль и его дочь, было произведено в испытательном институте в закрытом городке Шиханы Саратовской области: институт является головным в Министерстве обороны по проблемам радиационной, химической и биологической защиты. Разумеется, полпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич опроверг и эту информацию.

Однако степень токсичности России, отличившейся на химико-биологических фронтах еще во время допингового скандала с участием «ордена моченосцев», такова, что едва ли слова Евтушенко, Бабича, Пескова, Захаровой, Путина, вообще кого угодно с российской стороны могут быть приняты на веру.

В представлении западного сообщества путинская Россия ведет себя как подросток, получивший на день рождения набор «Юный химик». Вместо того, чтобы пытливо изучать взаимодействие веществ и наблюдать действие формул, юный химик ищет, прежде всего, комбинации, способные что-нибудь взорвать или кого-нибудь умертвить. Иначе химия превращается в нечто чрезвычайно скучное.

Исполненное гнева отрицание участия в химатаках в Сирии дополняется поисками виновных, среди которых, в частности, называется сирийская волонтерская организация «Белые каски», и веселым троллингом по поводу морских свинок, умерших в квартире Скрипаля. К информационной войне подключается и Генпрокуратура, вытаскивающая из шкафа политический скелет Березовского и обвиняющая Великобританию в том, что та не выдает российских преступников.

В ход пустили и такое оружие, как племянница Скрипаля Виктория: безжалостная британская бюрократия не пустила ее в Великобританию проведать горячо любимого дядюшку. Теперь она звезда новостных лент и — главное — экранов российских телеканалов, она пишет письма Терезе Мэй и, даже будучи безработной, внезапно эту работу обрела. Ровно для того, чтобы у нее появилось формальное основание для получения британской визы. Боюсь, что англичанам не остается ничего другого, как признать, что Виктория Скрипаль используется российской стороной как маленькая, но вполне эффектная бомба в химико-информационной войне с Соединенным Королевством.

НОВЫЙ СРОК ПУТИНА НАЧАЛСЯ С ВЫСТРАИВАНИЯ АНТИЗАПАДНОЙ ОСИ. ИСПЫТАНИЕ РОССИЙСКОЙ РАКЕТЫ В БАЛТИЙСКОМ МОРЕ В ТОТ МОМЕНТ, КОГДА ТРАМП ВСТРЕЧАЛСЯ С ЛИДЕРАМИ БАЛТИЙСКИХ СТРАН, СТАЛО ЕЩЕ ОДНИМ МЕССЕДЖЕМ ЗАПАДУ — НЕВНЯТНЫМ ПО СОДЕРЖАНИЮ, НО УБЕДИТЕЛЬНЫМ ПО ФОРМЕ

НОВЫЕ СОЮЗЫ
В этом бесконечном броуновском движении новостей с международного театра гибридной войны тонет даже главная из них — Дональд Трамп обвининил Россию и Иран в поддержке «животного Асада».

Собственно, Россия и Иран действительно не стеснялись в публичной поддержке Асада, взяв себе третьим эрдогановскую Турцию. Этот новый тройственный союз — Путин, Роухани и Эрдоган — очень красиво иллюстрирует мысль, согласно которой все авторитарные режимы счастливы одинаково. А теперь еще и счастливы вместе.

Седьмая Московская конференция по международной безопасности, организованная Минобороны России, оказалась примечательной не столько словесными упражнениями главных российских силовиков и цитированием Оруэлла начальником разведчиков Нарышкиным, сколько заявлением министра обороны Китая Вэй Фэнхэ: «Китайская сторона приехала, чтобы дать знать американцам о тесных связях Вооруженных сил Китая и России, особенно в этой ситуации. Мы приехали, чтобы поддержать вас». Спустя два дня поддержать Россию приехал и министр иностранных дел Китая Ван И, правда, столь откровенных заявлений, как его коллега, он не делал.

Новый срок Путина начался с выстраивания антизападной оси. Испытание российской ракеты в Балтийском море в тот момент, когда Трамп встречался с лидерами балтийских стран, стало еще одним месседжем Западу — невнятным по содержанию, но убедительным по форме.

Своим чередом шел и санкционный процесс: конкретизация телефонного справочника российской элиты удовлетворила тех, кто настаивал на существенно более адресных санкциях. Значительный процент российского ВВП — основные государственные олигархи — оказались в новом санкционном списке США.

ЕСЛИ АНГЛИЧАНКА ГАДИТ И ПО РАСПИСАНИЮ У НАС ВОЙНА С АНГЛИЕЙ, ТО И РЯДОВЫЕ ОБЫВАТЕЛИ НАЧИНАЮТ ПЛОХО ОТНОСИТЬСЯ К ВЕЛИКОБРИТАНИИ — СЕЙЧАС ТАКИХ, ПО ДАННЫМ «ЛЕВАДА-ЦЕНТРА», 51%, ТОГДА КАК ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД БЫЛО 21%

АТАКА НА МОЗГ
Независимо от того, кто станет в новом российском правительстве министром иностранных дел — «несущий пургу» Дмитрий Песков или Вячеслав Никонов, которого называют «внуком Молотова-Риббентропа», или кто-нибудь из карьерных дипломатов, или совсем уж неожиданная фигура, антизападный и изоляционистский вектор внешней политики поддерживается посткрымским большинством. К тому же настоящий министр иностранных дел у нас один, и мы все его знаем. То, что метафорически называется у нас «общественным мнением», четко следует за генеральной линией: если англичанка гадит и по расписанию у нас война с Англией, то и рядовые обыватели начинают плохо относиться к Великобритании — сейчас таких, по данным «Левада-Центра», 51% (10 лет назад — 21%). Почти как в случае со сбитым в июле 2014 года Boeing россияне запрещают себе даже допустить мысль о том, что в отравлении Сергея Скрипаля виновата российская сторона: 72% считают, что такие обвинения не обоснованны. Обоснованность признают лишь 9%. Дело Скрипаля стало еще одной скрепой.

Массовое сознание блокирует рефлексию по самым серьезным поводам, особенно когда речь идет о чести родины. Даже если закрадываются какие-то сомнения, национальная массовая психология отторгает их, как оказавшийся лишним стакан водки. Ну, а если российские спецслужбы и виноваты, то, в конце концов, ведь и правда — предатель должен быть наказан…

Аннексия Крыма в 2014 году стала самой сильной химической атакой на мозги и души россиян за все постсоветское время. Россия стала настоящей химической державой. И главное отравление — ментальное.

 Андрей Колесников руководитель программ Московского центра Карнеги, постоянный колумнист NT

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *