Сколько народа вышло на площадь: тьма или уйма?

25 января 2021
Пресс-обзор

Хотел было украсить свой неприметный текст парой строчек Шекспира: «Есть многое на свете, друг Горацио, важней, чем силовая операция». Но мне вовремя подсказали, что это неточный перевод классика. У Шекспира про разгон протестующих, вышедших на несанкционированную акцию, вроде бы ничего не говорилось.

Придется своими словами. Важней, чем силовая операция, отчет о силовой операции. А в этом отчете нет ничего важнее числа участников протеста, которых с болью в сердце пришлось разогнать дубинками.

Что же это за число? Обычно после любого митинга или шествия таких чисел бывает несколько — смотря кто считал. Да и попробуй сосчитать людей, которые двигаются, меняются местами

и порой досрочно покидают площадь — еще до того, как их начинают считать, хотя уже начали бить. У нас даже единственного участника одиночного пикета иногда не могут правильно сосчитать и сажают его за участие в массовом мероприятии.

Все уже привыкли, что самое малое число участников уличной акции обычно дает МВД. Так, это силовое ведомство на несанкционированной субботней акции в Москве насчитало примерно 4 тысячи участников. При этом сами организаторы мероприятия в защиту Алексея Навального полагают, что их затею поддержали чуть ли не 50 тысяч москвичей и ошалевших от увиденного гостей столицы. Ну а «Белый счетчик» (есть такое объединение волонтеров) нащелкал то ли 15, то ли 20 тысяч — россыпью.

Вам не кажется удивительным, что полиция регулярно преуменьшает свою роль в уличных событиях? Это все равно что рыбак, рассказывая об улове, не разводил бы широко руки, а показывал бы мизинец. Казалось бы, полицейские начальники, наоборот, должны устало докладывать: «Их вышло на площадь аж 200 тысяч, но мы справились!» И была бы видна работа. И было бы понятно, что на корню ликвидирована подлинная угроза государственному строю, за что утомившимся парням в тяжелой экипировке неплохо бы прибавить зарплату и выдать премию. А тем, кто поднимал и волок сбитых ими с ног демонстрантов, выплатить еще и подъемные.

Так нет же, сухо пишут «четыре тысячи». И получается, что задача у полиции была пустяковая и незачем стране содержать полчища силовиков, при виде которых у кормящих матерей пропадает молоко. При таких ничтожных протестах этих здоровенных парней, пожалуй, лучше бы переодеть, принять в комсомол и отправить по путевке с песнями под гитару на ударные стройки.

И все-таки попробуем догадаться, зачем товарищи полковники упорно докладывают о малых числах? Не затем ли, чтобы на другой день пресс-секретарь президента мог с уверенностью сказать, что в прошедших накануне акциях приняло участие не так много граждан. А эти акции, мол, устраивают те, кто пытается раскачать ситуацию.

Раньше недовольные граждане вроде раскачивали лодку, но какая лодка зимой? А ситуация у нас зимой и летом одинаково неприглядная.

Борис Бронштейн,
обозреватель «Новой»