Синьоры и помидоры. Спор Медведева с Путиным

Решений никаких не приняли, будем обсуждать с турецкими партнерами, чего и как, но это не значит, что мы немедленно побежали и все открыли. Решение принято только одно — в отношении туристических маршрутов. Так вчера высказался премьер-министр Медведев, осматривая теплицы и успокаивая отечественных производителей. Однако многих других российских граждан, не связанных прямо с овощеводством, он скорее обеспокоил.

Ибо президент РФ в ходе долгой примирительной беседы с президентом Турции прямо заявил, что «поручит правительству вступить в переговоры с соответствующими турецкими ведомствами, с тем чтобы восстановить взаимовыгодное двустороннее сотрудничество в торгово-экономической и других сферах». Невозможно было поверить, что он забыл отдать это поручение.

Закрадывалась даже такая мысль, что Медведев опять спорит с Путиным. Вбивая, что называется, клин в тандем. Словно в те удивительные времена, когда россияне еще точно не знали, кто у них царь настоящий и кто игрушечный, хотя догадывались. А как иначе прикажете оценить этот исполненный внутреннего драматизма заочный диалог президента с премьером? Первый велит восстановить сотрудничество, а второй ему типа дерзко отвечает: ага, разбежался!.. При этом подбадривая овощеводов: мол, не бойтесь, я начеку, враг не пройдет, ниша занята, держитесь тут, хорошего вам настроения и здоровья.

В самом деле, складывается парадоксальная ситуация. Проблема турецкого отдыха для россиян решена, они могут свободно покупать туры и ездить в страну, сотрясаемую терактами. А с помидорами возникают большие трудности. Своих туристов, то есть потребителей, российское правительство оставляет на произвол судьбы, производителей же защищает от конкурентов. И вот еще Дмитрий Анатольевич перечит Владимиру Владимировичу: как это объяснить?

Думается все же, что Медведев не бунтует, как и раньше не бунтовал. Президент и премьер действуют согласованно. Путин поручает, Медведев не исполняет, и разгадка тут не в том, что снова разваливается тандем, которого никогда не было, а в том, что резко поменялись обстоятельства. В отношениях России с Турцией, как мы знаем, это случается.

По-видимому, события развивались так.

После трагического происшествия в турецко-сирийском небе сперва возобладали страсти, но довольно скоро и в Москве, и в Анкаре осознали необходимость примирения. Враждовать было опасно: ведь Турция является членом НАТО, а пятую статью в уставе этой организации никто не отменял и вряд ли отменят. Враждовать было экономически весьма невыгодно. Враждовать было психологически дискомфортно, поскольку задолго до конфликта обе страны загнали себя в изоляцию. Короче, и Путина, и Эрдогана, отчасти утративших связь с реальностью, сама эта реальность настойчиво принуждала к миру, и лучшие умы в их дипломатических ведомствах, должно быть, подгоняли задачку к правильному ответу. Гадая, как бы президентам снова подружиться, не теряя лица.

В итоге было изобретено это поразительное письмо турецкого султана российскому, наполненное семантическими тайнами. Эрдоган извинился, но как бы прощения и не попросил. Анкара пообещала выплатить компенсацию, но и отказалась ее выплачивать. Подозреваемого в убийстве российского летчика турки согласились судить, но за другое преступление. Теракт в стамбульском аэропорту сперва заметно облегчил процесс сближения двух лидеров. Однако неделю примерно спустя оказалось, что в ходе борьбы с террором и конкретными отморозками, подозреваемыми в массовом убийстве, отношения между Россией и Турцией омрачены вновь. На сей раз активным участием в теракте граждан тех государств, про которые Эрдоган высказался с несвойственной ему деликатностью: «К сожалению, мы имеем дело с соседними и близкими странами». В их числе упомянута и Россия, где, как он выразился, просматривается «северокавказский след».

И речь тут идет не только о выходце из Чечни Ахмеде Чатаеве, которого Рамзан Кадыров уже объявил одним из многих бандитов, пригретых турками. При том что есть сведения о связях пригретого и с путинской Россией, и с Грузией времен Саакашвили. Широко жил партизан Боснюк, как замечал по другому поводу любимый писатель… Список подозреваемых неуклонно расширяется, и среди них отмечено уже 11 граждан РФ. Это не значит, конечно, что вина всех поименованных в списке будет непременно доказана. Но это значит, что Эрдогану и Путину при всем желании нелегко будет заняться взаимовыгодным двусторонним сотрудничеством. Особенно в том случае, если внешней политикой на турецком направлении всерьез займется такой признанный дипломат, как национальный лидер чеченского народа. Если уже не занялся, причем как раз неделю примерно назад.

В общем, что-то пошло не так, и в своих размышлениях на заданную тему Дмитрий Медведев уже не в первый раз уточняет распоряжения, полученные от Путина. То на заседании кабинета, то в субботнем телеинтервью, а то и в теплице, на радость обступившим его труженикам сельского хозяйства. Овощи — это ведь тоже политика, тем более в стране, обложенной санкциями и погруженной в вялотекущую экономическую катастрофу. Как внутренняя политика, так и внешняя, и если процесс восстановления связей с Анкарой заморозится, более не сдвигаясь с мертвой точки формального их улучшения, то так оно дальше и пойдет. Анталью вновь заселят наши люди, турецкие строители вернутся в российские города, а вот дешевые тамошние овощи едва ли наполнят отечественные прилавки. Вопреки известному обещанию, турки именно что отделаются помидорами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *