Силовики предлагают наказывать родителей и учителей несовершеннолетних участников митингов

Родительская комната полиции

Президентский совет по развитию гражданского общества и правам человека провел во вторник специальное заседание по теме «Общественное участие в противодействии экстремизму и терроризму». Заявленный предмет обсуждения обещал достаточно высокий накал дискуссии, и предчувствие ничуть не обмануло. Споры развернулись даже вокруг самого определения экстремизма, что говорит о чем угодно, но только не о единодушном общественном одобрении политики, проводимой сегодня государством в этой сфере.

И выступления присутствовавших на заседании представителей власти сомнения в правильности выбранного курса не только не развеяли, а скорее, наоборот, усугубили. Так, например, начальник Главного управления МВД по противодействию экстремизму Тимур Валиулин, выразив озабоченность ростом доли несовершеннолетних среди участников несогласованных уличных акций, предложил поправить законодательство и ввести ответственность за это родителей, «а может быть, даже учебных заведений», которые, считает он, в ответе не только за образование, но и за воспитание детей. Судя по всему, ждут новые рестриктивные меры и сферу виртуального общения. «Все больше проявлений экстремизма и затягивания в экстремистскую среду осуществляется на площадке Интернета», — поделился Валиулин своим беспокойством. Всемирная Сеть, по его словам, — это «не только педофилия, детская порнография, наркотики, оружие, схемы сборки самодельных взрывных устройств, но и, безусловно, влияние на идеологию».

Время нынче суровое, вторил шефу замначальника главка Владимир Макаров: «Мы видим, что страну окружила цепь цветных революций». При этом враги государства чувствуют себя довольно комфортно. В качестве примера представитель МВД привел российские телевизионные ток-шоу, куда приглашают даже украинцев, которые «льют с экрана грязь». Вместе с тем, успокоил господин Макаров, власти не собираются «зачищать» гражданское общество. Прополке подлежат лишь заведомые сорняки: «Мы собираемся привлекать только тех, кто реально вредит и раскачивает ситуацию в стране». Да, случаются, конечно, и перехлесты, признает замглавы «экстремистского» управления. Но, несмотря на отдельные ошибки и перегибы на местах, в целом «движение идет в правильном направлении». «Мы работаем честно, мы не коррупционеры», — заверил собравшихся Владимир Макаров.

Вряд ли, однако, эти слова сняли озабоченность членов Совета. Пожалуй, наиболее четко претензии к государственной машине артикулировал член СПЧ, директор Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Правозащитник обозначил две проблемы. Во-первых, реальные нападения, совершаемые по мотивам идеологической ненависти, «плохо расследуются или не расследуются вовсе». И второе: «Очень быстро растет количество судебных решений и самих дел за высказывания». По словам Верховского, ссылающегося в свою очередь на информацию Верховного суда, в минувшем году за публичные высказывания осуждены «в уголовном порядке» более 600 человек. Больше трех тысяч проходили по административным делам.

По мнению правозащитника, во многих случаях — «это не редкие исключения» — наказания избыточны либо вообще неправомерны. Очень часто, делая в социальной сети репост того или выступления, человек не солидаризируется с ним, а совсем наоборот, объясняет эксперт. Но суды зачастую не учитывают ни контекст высказывания, ни масштаб аудитории. То же самое с привлечением к ответственности за изображения свастики — таких случаев сегодня очень много: под раздачу подпадают и сторонники нацистской идеологии, и изобличающие их антифашисты. Такая неразборчивость служителей закона, по словам Верховского, создает ситуацию, при которой граждане — как законопослушные, так и заведомые экстремисты — перестают понимать, где, собственно, проходит «красная черта».

Андрей Владимиров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *