«Шизофрения в праве»

Что рассказывают российские власти в международных арбитражах и Европейском суде, защищаясь от исков ЮКОСа

Пока СК проводит обыски у «Открытой России», не скрывая, что это ответка «в связи международными судебными разбирательствами, направленными на принудительное взыскание с Российской Федерации денежных средств в сумме более 50 млрд долларов США» (такую сумму в 2014 году Москву обязал выплатить компаниям, аффилированным с ЮКОСом, Третейский суд Гааги), позиция самих властей в этих международных разбирательствах по-прежнему остается крайне противоречивой и абсурдной.

В том смысле, что в одних делах по искам нефтяной компании (будь то первое налоговое дело Ходорковского и Лебедева либо претензии ЮКОСовских дочек и акционеров к РФ насчет экспроприации активов) российское правительство настаивает, что ЮКОС добывал и продавал нефть, с чего якобы не платил налоги (о хищении — ни слова). А в других кейсах (главным образом в случае с находящейся в Страсбурге жалобы Ходорковского и Лебедева на приговор по второму делу о хищении нефти) правительство активно настаивает на том, что добытая и продаваемая ЮКОСом нефть похищалась, причем похищалась ЮКОСом же.

То есть позиция правительства России опровергается позицией правительства России в зависимости от рассматриваемого в данный момент иска или жалобы ЮКОСа.

При этом на сегодняшний день есть десятки решений российских и иностранных судов, установивших продажу, а не «хищение» нефти. Но правительство как ответчика в ЕСПЧ по жалобе на второй приговор не смущает даже то, что «Роснефть», ставшая в 2004–2007 гг. «владельцем» «потерпевших» дочек ЮКОСа, до сих пор вообще ничего не сказала в своей международной отчетности о «хищении». Потому что хищения там и нет, вместо этого — прибыль. Да и судья Данилкин из Хамовнического суда в своем приговоре о «хищении нефти» не смог не признать факт наличия прибыли, но прибыль от продажи нефти порядка 3 млрд долл. США назвал «убытками».

Ходорковскому и Лебедеву за это дали по 14 лет.

Примечательно, что и представитель РФ в ЕСПЧ Георгий Матюшкин лично в первом деле «ЮКОС против РФ» настаивал, что была продажа нефти. Сейчас в Страсбурге, оппонируя на доводы бывших руководителей ЮКОСа на жалобу по второму делу, официальные представители России на голубом глазу говорят про «хищение». И на этом фоне одновременно Минюст РФ обращается в Конституционный суд за невозможностью исполнения решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа о выплате акционерам ЮКОСа компенсации на 1,9 млрд евро (за взыскания налоговых штрафов задним числом), но ничего не сообщает КС о «хищении» нефти. КС же в январе 2017 года принимает решение «не платить» эти 1,9 млрд евро, при этом зная, что имеется решение Президиума Верховного суда, оставившее в силе приговор про «хищение нефти»…

«Шизофрения в праве», как утверждал в своей кассационной жалобе на второй приговор бывший глава МФО «Менатеп» Платон Лебедев. Его защита совместно с защитой Ходорковского на днях уведомила секретариат Европейского суда о еще двух официально задокументированных примерах избирательной позиции российского правительства в деле ЮКОСа (часть 1часть 2).

Так, международный арбитражный суд в Женеве, рассматривающий претензии к России со стороны люксембургской компании Yukos Capital S.A.R.L об экспроприации ее активов, в январе 2017 года вынес решение о юрисдикции, в котором написал, что истец и ответчик сходятся в том, что дочерние компании НК «ЮКОС» осуществляли добычу нефти и продавали ее различным торговым компаниям группы «ЮКОС». В промежуточном решении Международного арбитражного суда в Торонто от марта 2017 года, рассматривающего претензии к РФ кипрского акционера ЮКОСа — Luxtona Limited, приводится цитата из заявления в суд самого ответчика о том, что в период с 1998 по 2003 год добывающие дочерние предприятия ЮКОСа продавали свою нефть торговым компаниям в России».

И о хищении опять ни слова.

«Все вышеуказанное убедительно подтверждает позицию заявителей (Ходорковского и Лебедева — Ред.) о том, что правительство РФ неизменно поступало недобросовестно как по отношению к заявителям, так и по отношению к национальным и международным судам и арбитражным трибуналам, рассматривавшим их дела и выносившим решения по соответствующим спорам», — подытоживают адвокаты Ходорковского и Лебедева в своем заявлении в Европейский суд.

Какие выводы в итоге сделает Страсбург, у которого таких примеров в рамках жалобы на второй приговор скопилось уже много, покажет ближайшее время.

Вера Челищева
репортер, глава отдела судебной информации