Сержант Князев против оператора Зеленского

Как долго просуществует новое сословное общество?

Пресненский суд Москвы арестовал видеооператора Фонда борьбы с коррупцией* Павла Зеленского за запись в твиттере, сделанную в октябре прошлого года. Зеленский комментировал самоубийство нижегородской журналистки Ирины Славиной, покончившей с собой в знак протеста против произвола властей, и просил у нее прощения. Кроме того, как считает следствие, Зеленский «угрожал высшим представителям органов государственной власти» и призывал к насильственным действиям в их адрес.

Теперь отцу двоих детей Зеленскому грозит до пяти лет лишения свободы.

Эта последовательность событий — за твит в СИЗО — в России 2021 года рассматривается уже скорее как рутинная и привычная.

В особенности если речь идет о сотруднике фонда Алексея Навального накануне возвращения политика в Россию. Кажется, власти даже не пытаются делать вид, что таким людям, как оператор ФБК, гарантированы в нашей стране какие-то права — хотя бы право находиться под подпиской до приговора суда.

Силовики не усмотрели оснований для того, чтобы расследовать доведение до самоубийства самой Ирины Славиной. Отказ в возбуждении уголовного дела был обоснован данными посмертной психологической экспертизы, которая будто бы нашла журналистку «неуравновешенной». Нет уголовного дела и об отравлении Навального. Ясно, что в современной России одних граждан можно бросать в СИЗО за твит, а вот насильственные преступления в адрес прочих не заслуживают никакого внимания. В конце концов, полицию и Следственный комитет можно понять: они просто очень заняты борьбой с мыслепреступлениями.

Например, расследуя дело о возбуждении ненависти в отношении сотрудников ФСБ, обвиняемым по которому проходит бывший армейский полковник Михаил Шендаков,

подмосковный следователь потребовала обеспечить явку для дачи показаний 43 тысяч зрителей соответствующего ролика на YouTube

(где эта самая ненависть якобы распространялась Шендаковым). Одним этим следственным мероприятием можно, пожалуй, занять личный состав МВД на пару месяцев. Родственники Славиной и Навальный подождут.

Еще показательнее дела обстоят, если преступления совершают представители самих органов. В декабре сержант московской полиции Иван Князев прострелил колено несовершеннолетней, которой он якобы домогался. Князев сочтен судом менее опасным преступником, чем оператор ФБК Зеленский с его твитом, и сейчас отдыхает под домашним арестом.

Краснодарский судья Арсен Крикоров вообще избежал уголовного наказания, хотя его машина насмерть сбила восемнадцатилетнюю Викторию Звереву на пешеходном переходе, — судья ведь «спецсубъект».

Разным людям в России полагаются разные законы, и это точное определение сословного общества, которое мы, по всей видимости, и построили в ходе поступательного развития стабильности.

Вопрос теперь исключительно в том, как долго это может продолжаться. На сентябрьских выборах в Госдуму, без сомнения, победят именно те, кто заказывает эту версию стабильности. Не потому, что кто-то в действительности поддерживает российское начальство, но потому, что в рамках новой сословности результаты выборов можно безнаказанно рисовать в программе Paint.

Однако если бы в Кремле хотели мыслить стратегически, там уже сейчас увидели бы, как лозунг «Друзьям все, народу закон» обрекает страну на катастрофу.

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики

* НКО «Фонд борьбы с коррупцией» признано организацией, выполняющей функции иноагента

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *