Россия? Она сгорела… или утонула

«Вот если у нас зимой в холодную погоду возникают метели, никому же не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее», — остроумно заметил губернатор Красноярского края Александр Усс, отвечая на вопрос участников молодежного форума «Бирюса – 2019» о том, почему власти не тушат лесные пожары. Продолжая эту тему, Усс сменил иронический тон на философский и объяснил подрастающему поколению: «Это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а где-то, возможно, даже и вредно».

Красноярский губернатор Усс известен тем, что во всех обстоятельствах следует заветам римского стоика Сенеки, который писал: «Лучше всего претерпеть то, что ты не можешь исправить, и, не ропща, сопутствовать богу». Незадолго до пожаров в Сибири было наводнение, и губернатор Усс, встречаясь с жителями города Канска, которые спрашивали его, что он может сделать, чтобы они не утонули, ответил с достоинством истинного стоика: «Что вы хотите мне сказать? Права качнуть?».

Стоицистский подход региональных властей весьма органично дополняется бухгалтерским подходом федеральных чиновников, которые заявляют, что «тушить пожары экономически невыгодно, поскольку затраченные на тушение пожаров средства превышают прогнозируемый ущерб от них». Подобный подход весьма успешно применяется в российской медицине, которая руководствуется принципом «зачем тратить деньги на лечение, если пациент все равно когда-нибудь умрет». Эта же логика легла в основу пенсионной реформы: зачем платить пенсии людям в 55-60 лет, если можно подождать 5 лет и большая часть пенсионеров не доживут. Странно было бы, если бы российские власти в случае защиты природы изменили бы принципам, которыми они руководствуются в отношении людей.

В Сибири горит три миллиона гектаров лесов. Дым доходит до уральских городов и Поволжья, где жители жалуются на удушливый смог. Абсолютное большинство пожаров никто не тушит.

Лесные пожары сейчас зафиксированы в 10 регионах: в Иркутской и Тюменской областях, в Красноярском, Хабаровском, Пермском и Забайкальском крае, в Якутии, Бурятии и в Ямало-Ненецком АО.

По данным Авиалесоохраны, на тушении лесных пожаров задействовано 2715 человек и 343 единицы техники. На подавление протеста в Москве 27 июля было брошено на порядок больше казенных людей, чем на тушение пожаров в Сибири. Небольшой доли тех денег, которые тратятся на парады, праздники, торжества, бордюры, геноцид в Сирии и войну против Украины хватило бы на то, чтобы значительно увеличить численность и ресурсы противопожарной службы.

Численность Росгвардии, структуры, созданной исключительно для тушения социальных и политических пожаров, — 340 тысяч человек. Если к этому числу прибавить ФСБ, ФСО, подразделения полиции, нацеленные на борьбу с оппозицией, то эту цифру надо как минимум удвоить. Численность Федеральной противопожарной службы — 250 тысяч сотрудников. С лесными пожарами борются менее трех тысяч человек.

То, что происходит в Сибири, экологи вполне доказательно называют планетарной катастрофой. Помимо того что людям, живущим в Сибири, на Урале и в Поволжье, нечем дышать, ветер уносит гарь в Заполярье, где она оседает на льдах, способствуя их ускоренному таянию, что в свою очередь ведет к затоплению все новых регионов, и не только в России. Дурацкая шутка, что Россию от пожара может спасти потоп, имеет под собой некоторые основания. Про то, что Сибирь — это «легкие планеты», в ближайшем будущем можно будет забыть, считает руководитель противопожарного отдела GREEN PEACE Григорий Куксин, поскольку в ближайшем будущем, по его оценкам, будет только хуже.

У любителя целовать пойманных щук и летать со стерхами, видимо, полностью отсутствует эмпатия по отношению к миллионам животных, которые, заживо сгорая в огне, испытывают страдания и ужас ничуть не меньшие, чем в такой же ситуации испытал бы человек. Кроме того, полная гибель от смога и огня сибирской популяции насекомых неизбежно приведет к необратимому разрушению экосистемы.

Взывать к разуму и милосердию путиных и уссов бесполезно и глупо. К тем военным, политическим и террористическим угрозам, которые путинский режим несет планете, необходимо добавить угрозу экологическую. Возможно, именно она и есть самая главная опасность, исходящая от обитателей Кремля. Земля — многоквартирный дом. И если в одной квартире поселился алкаш, который регулярно разводит костер на полу и забывает выключить газ, сгореть может весь дом.

ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *