Российский паспорт советской бабушки. Почему новые инициативы Кремля по гражданству ни к чему не приведут

Российская верхушка готова раздавать российские паспорта, зазывать туристов и молить эмигрантов о возвращении на родину — лишь бы ничего по-настоящему не менять в самой России
Получить российский паспорт теперь станет просто, как никогда. С 2021 года граждане более чем 50 стран смогут приехать в Россию на две недели по электронной визе, подав заявку всего за 96 часов до даты прибытия. Специально созданная группа чиновников из МИД, МВД и «других служб» (можно только догадываться каких) поедет за границу уговаривать эмигрировавших россиян вернуться на родину. Короче, как шутили в советскую эпоху, «мы придем к вам на выручку, если выручка у вас есть».

В Белом доме на Краснопресненской набережной, судя по всему, получили категорическое указание Кремля найти российский эквивалент квадратуры круга — перезапустить застоявшуюся экономику. Все три меры предполагают, что в Россию удастся привлечь значительные капиталы (а в случае с облегчением получения гражданства — и работников) извне.

Ситуация с деньгами, похоже, настолько серьезная, что Кремль не боится даже потенциально негативных социально-политических последствий. Признаемся честно: граждан ЕС или США, высококвалифицированных специалистов и мегаинвесторов среди соискателей гражданства будет немного. В основном заявления подадут люди из стран постсоветского пространства — прежде всего, Центральной Азии, занятые преимущественно в строительстве и сервисе. Ясно, как отреагирует на это часть граждан, особенно те, кто живет в депрессивных регионах: «Мигранты хотят откусить “наш” кусок и без того маленького бюджетного пирога». Сильно беспокоиться по поводу взлета на этом фоне «русских фашистов» пока не приходится: фашисты либо на зарплате у власти, либо в тюрьме, либо в могиле. Но все же риск для Кремля есть, и Путин, который вообще-то не любит рисковать, идет на него осознанно. Видимо, рассчитывает, что случись, не дай бог, какие-то беспорядки на этой почве, ответственность за них будет нести новый премьер Михаил Мишустин, а не президент. Ведь он теперь к правительству как бы не имеет отношения. Кроме того, попугать вечно готовых испугаться западных политиков и журналистов (а таких немало) «всплеском национализма в России» — это даже полезно. Пусть покричат, что нынешний хозяин Кремля — единственный эффективный заслон на его, национализма, пути.

Спустя восемь лет после ухода Медведева из Кремля его обитатели всё еще надеются на чудо

В общем, поиск капиталов и рабочих рук в полном разгаре. Интересно, хотя и неудивительно, что нынешний закон о гражданстве в 2002 году одобрил тоже Путин. Разработку его курировал тогдашний замглавы администрации президента Виктор Иванов, ныне забытый, а когда-то приближенный к президенту выходец из КГБ. Говорят, именно он настоял на ужесточении правил приема в граждане России, включая требование к соискателю отказаться от предыдущего гражданства. 18 лет назад — это сегодня так же далеко, как эпоха Наполеона. Непрерывно растущая цена нефти, песня «Такого как Путин, чтобы любил», грезы об энергетической сверхдержаве. «Иностранцы умолять на коленях будут, чтобы им позволили стать гражданами нашего рая!» — видимо, такой была тогда логика Кремля.

Через 18 лет непрерывного вставания с колен выяснилось, что Виктор Иванов был неправ. Официально вымирающая страна нуждается в ресурсах. И теперь раздача российских паспортов становится едва ли не обязанностью тех же самых ведомств, которые раньше были призваны держать этот процесс в довольно жестких рамках. Держали ли — другой вопрос. Коррупционная емкость получения российского гражданства на разного рода исключительных условиях, уверен, достаточно велика.

Что вызывает сомнение — так это выездная группа чиновников, призванная убедить богатых россиян, живущих за границей, вернуться на родину. Невольно вспоминается двадцатилетней давности кино Режиса Варнье «Восток/Запад». Там давшие сталинским эмиссарам себя уговорить белоэмигранты прямо с трапа парохода отправляются в ГУЛАГ. ГУЛАГа сегодня нет, но есть, например, прокурор, попросивший для мальчишек из «Сети» сроки от 6 до 18 лет. И судья, такие сроки послушно назначающий. И есть ФСБ, «сопровождающее» это дело. Есть продолжающий сидеть под домашним арестом банкир Майкл Калви. Есть живущие в эмиграции Михаил Ходорковский, Владимир Гусинский, Леонид Невзлин. Сомневаюсь, что в этих условиях визит спецгруппы чиновников (о бюджете которой я боюсь даже подумать) заставит проживающих в ЕС и США россиян (с самыми разными и далеко не всегда безупречными биографиями) задуматься о возвращении.

И тут мы подходим к самому главному. Либерализация некоторых сфер российской жизни — новое издание «модернизации», столь популярной в годы президентства Дмитрия Медведева. То есть, как и тогда, российскую авторитарную систему государственного капитализма «для своих» предполагается обновить, не затрагивая ее ключевые элементы: доминирование принадлежащих правящей верхушке госкорпораций, карманное правосудие, безнаказанность силовиков и неподотчетную вообще никому фигуру верховного правителя — президента. То есть спустя восемь лет после ухода Медведева из Кремля его обитатели всё еще надеются на чудо. Как говорят в таких случаях англичане, они хотят иметь пирог и одновременно его есть. Не выйдет.

Российская экономика не заработает, даже если ввести полноценный безвизовый режим со всем миром. Выдать российские паспорта любому, у кого хотя бы одна бабушка родилась в СССР. Заклеить заборы российских посольств по всему миру рекламой Кижей, алтайских озер и московских стрип-клубов. Все это само по себе неплохо, но второстепенно, и будет работать на улучшение жизни россиян только при условии демонтажа нынешней системы и хоть каких-то шагов в направлении демократии и правового государства. Однако именно этого в Кремле не планируют. А если и когда начнут планировать, то, по обыкновению, опоздают.

Константин Эггерт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *