ПРОПАГАНДА В ЗАКОНЕ

9 декабря Государственная дума приняла бюджет на 2016–2019 годы. Расходы на пропаганду остаются одним из главных приоритетов

Расходы Российского государства на пропаганду в 2016 году достигли номинального максимума: федеральный бюджет потратит на нее до конца года 78,4 млрд руб. (бюджет Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям). Больше всего в уходящем году получили телевизионные пропагандисты: ВГТРК — 24,2 млрд руб., другие внутренние телеканалы, в том числе «Первый канал», — 7,8 млрд руб. Наконец, АНО «ТВ Новости», более известное как телеканал Russia Today (RT), получит до конца года 19 млрд руб. — чуть меньше, чем в 2015 году, когда их финансирование увеличилось сразу на 50% к 2014 году.

2017-й для государственных СМИ обещает с точки зрения финансирования быть последним сытым годом: денег в бюджете нет. Тем не менее для RT в последний момент изыскали дополнительные средства: канал получит дополнительную субсидию в 1,22 млрд руб. «на создание, развитие, поддержание и распространение телевизионного канала на французском языке»,— говорилось в поправке, внесенной ко второму чтению бюджета и утвержденной в его финальном варианте. И понятно почему: во Франции грядут президентские выборы, и друзей Кремля — будь это Фийон или Ле Пен — надо поддержать.

Любопытно, что ВГТРК, охват которой с учетом СНГ превышает 200 млн человек, обходится России почти в такие же деньги, как нынешний вариант советского иновещания: в 2017 году бюджет ВГТРК запланирован в 22,7 млрд руб., а RT — в 18,74 млрд руб. Спрашивается, зачем?

Здесь следует вспомнить очень давнюю историю и вернуться в 1947 год. Коммунистический интернационал в Москве уже примерно десять лет как фактически и четыре года формально не существовал — он был распущен в 1943 году. Руководство Коминтерна уничтожено в ходе «национальных операций» Большого террора — в том числе большинство авторов изданной в 1928 году в Цюрихе книги «Вооруженное восстание» (под коллективным псевдонимом «Нойберг» скрывались Блюхер, Тухачевский, Пятницкий, Уншлихт, — не расстреляли из соавторов только Хо Ши Мина, Пальмиро Тольятти и пару коммунистов-немцев). Это было настольное пособие по производству мировой революции. И вот в разгар послевоенного голода в СССР газеты в США и Великобритании пишут о возрождении Коминтерна, но в каком-то странном виде: он создается в Белграде (потом, после ссоры Сталина и Тито, переедет в Бухарест) на советские деньги и называется теперь Коминформ, издает на многих языках газету «За прочный мир, за народную демократию!», которую никто в глаза не видел.

На деле Коминформ, который почил после XX съезда КПСС в 1956 году, был очередной реинкарнацией медиаотдела Коминтерна. Роль возрожденной в 1947 году газеты с названием заводской стенгазеты, собственно, сейчас и выполняет RT. Коминформ в его пропагандистской части почти никак не влиял на ход событий по подчинению Сталину Центральной Европы, нет свидетельств о том, чтобы он был и «крышей» советским шпионам или тайным финансовым операциям советского правительства (как это было в случае с Коминтерном) — для этого у СССР были другие структуры. Однако в атмосфере Холодной войны советская власть просто не представляла себе своего существование без инопропаганды и попыток объяснить трудящимся Запада и Востока, что учение Ленина и Сталина непобедимо, потому что верно. Можно расстрелять кого угодно и распустить какие угодно структуры. Но когда в Кремль приходит сладкоречивый и хорошо одетый, интеллигентный человек и при плотно закрытых дверях рассказывает, какие выгоды может получить от пропаганды на языке потенциального противника — советская власть, а теперь и российская власть не в состоянии отказать. Даже если дальше этот человек кладет половину финансирования в карман, а на оставшиеся нанимает банду скучающих бездельников всех национальностей во всех краях света, чтобы изображать газету или телеканал.

Другими словами, дело не в RT и не в качестве его вещания или эффективности воздействия на английского или арабского зрителя — важно, что о нем думают те или тот, кто в дефицитный бюджет приказывает в последний момент внести поправки и изыскать лишний миллиард. Потому что ужасно хочется считать себя повелителями мировых трендов, наследниками Сталина, Громыко и маршала Гречко, лидерами — пусть лишь в воспаленном мозгу телепропагандистов — сверхдержавы и создателями империи. Если невозможно быть, то хочется хотя бы казаться. Как это называлось у Сталина — Коминформ? Что там просят на французское вещание? 1,2 млрд? Дорого? Но самоощущение важнее всех затрат: у меня есть международный телеканал, значит, будет и все остальное — и молодость, и власть, и Нобелевская премия мира, и миллионы, рукоплещущие моему уму и старанию на стадионах! Ну как покойному Кастро — ему же даже после смерти рукоплескали!

В этот момент со стоном и надеждой открывается государственная касса, и в офисах Russia Today по всему миру начинается очередной праздник.

Дмитрий Бутрин, ИД «КоммерсантЪ» — специально для The New Times

The New Times
The New Times

Latest posts by The New Times (see all)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *