«Пробить стену молчания»

У здания ФСБ собрались люди в знак протеста и солидарности с политическими заключенными «Сети» и «Нового величия»

Народные сходы и протестные акции у здания ФСБ на Лубянки случаются нечасто, особенно последнее время. Сакральное учреждение и сакральное место, недаром же именно здесь устроил свою акцию с поджогом двери Павленский. Те, кто шел сюда поддержать ребят, сидящих по делам «Нового величия» и «Сети», уверены были: предстоят жесткие задержания, а многие испугались и не пошли.

Акция не согласованная. Им предлагали несколько альтернативных вариантов, в том числе проспект Сахарова, намоленное митинговое место. Но хэштэг схода #стопФСБ, поэтому пришли именно сюда, это принципиально.

Месяц назад было объявлено об объединении усилий по правозащите «НВ» и «Сети».

Между этими делами много общего: в обоих фигуранты молодые ребята, в обоих случаях за обвинением стоят спецслужбы, в одном случае ребят спровоцировали, в другом пытали.

Так считают и адвокаты и родители арестованных, которых правильнее было бы назвать потерпевшими.

Инициаторы акции – родители. И в этом ее отличие от всех предыдущих. Как сказал мне Дмитрий Пчелинцев (его сын задержан в Пензе и сидит уже больше года): «Кто-то может возмутиться, какое, мол, безобразие творят власти, и останется дома, потому что лень или плохая погода. А родители придут обязательно. У нас нет другого выхода, больше защитить детей некому». Акция так и называлась: «За наших и ваших детей!». И подзаголовок: «В защиту нового поколения».

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Поначалу их было немного, человек двадцать. Плюс пресса, плюс традиционное телевидение МВД, плюс четыре полицейских, вышагивавших на углу Лубянской площади и Никольской. Ни автозаков, ни ОМОНа. Кто-то показал мне двух парней среднестатистической внешности: «Это эшники». И тишина, все молчат.

Я спросил правозащитника Льва Пономарева: «Ну, вышли, ну, выйдет еще, допустим, тысяча или две. Что это может дать? Силовикам же что в лоб, что по лбу. После Марша матерей, как считается, отстояли Аню Павликову и Машу Дубовик, их перевели под домашний арест. Но ведь завтра их могут, не дай бог, забрать обратно в тюрьму, а остальные так и сидят, как сидели».

Пономарев сказал: «Да, нас не слышат. Подано уже много жалоб, обоснованных. Все документы говорят о том, что дела сфабрикованы. Что делать? Выходить и показывать свое отношение. Все время давить. А что мы еще можем? Это лучше, чем сидеть и молчать».

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Народ все подходил. Вот их сто, вот уже двести. И появился знаменитый Тарасевич из СЕРБа. В толпе узнали его напарника, Петрунько. Ведут они себя нагло, особенно на фоне корректной и спокойной полиции. Идите, говорят, домой, пейте чай с «новичком». И локтями в толпу, локтями. А ударишь такого — моментально задержат. Так и случилось час спустя с человеком, который держал плакат «Трансфер в Гаагу». Сербовец подошел, плакат сломал, началась потасовка, и оба поехали в отделение. Это такая работа — провоцировать протестующих.

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

У дверей ФСБ — триста человек. Никаких лозунгов, плакатов. Но сам факт, что они пришли сюда — важен. Пришел Лев Рубинштейн, пришли Гальперин, Рыклин, известные правозащитники. Много знакомых лиц, их обычно и видишь на митингах.

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Вот ребята из «Левого блока», анархист Влад Тупикин, анархисты из «Автонома», поэт Кирилл Медведев из Российского социалистического движения, леваки с красными лентами, люди в майках сайта Rupression «Ваш электрошок не убьет наши идеи!».

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Мимо ходят туристы с чемоданами и без, иностранцы и просто граждане, которые хорошо проводят время — день выходной, место людное, центровое. Для них мы безобидные фрики, участники какого-то шоу. Наверное, так и есть. Но не стоит забывать, что такие, как мы, не так уж давно, в 1991-м, сняли с пьедестала Дзержинского, он стоял прямо здесь на площади. И люди в страшном здании на Лубянке испуганно глядели из окон, ожидали погромов. Сейчас на этом месте очередное благоустройство.

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Медийных лиц почти нет, в отличие от Марша матерей, прошедшего в августе. Это была красивая и эмоциональная акция, шли под дождем по Тверскому бульвару, с мягкими игрушками, с писателями, художниками, актерами. Сейчас все иначе, проще, жестче и, кажется, безнадежнее. Акция на Лубянке тоже не политическая, но ФСБ, ФСБ… Как только слышишь это слово, сразу хочется закрыть уши и спрятаться.

Олег Еланчик, гражданский активист, участник кампании в поддержку «НВ» и «Сети» говорит: «Дело «Сети» уже дошло до суда, троим предъявлены обвинения. У «Нового величия» остается шанс. Пока не было суда — все возможно. Окончательного решения еще нет, поэтому любое проявление активности на пользу. Когда мы выходим, мы показываем, что не всем все равно».

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Говорит Александра Крыленкова, член Правозащитного совета Санкт-Петербурга:
— Все, что касается ФСБ, погружено в зону молчания. Люди боятся об этом говорить. Шансов, что сегодняшний выход на площадь, улучшит ситуацию, я не вижу. ФСБ никого не слушает и уж меньше всего активистов. Риска, что ухудшит, тоже не вижу, все и так очень плохо. Но это важно и нужно людям снаружи, обществу. Самое важное — пробить стену молчания. Только что вышел отчет, который подготовило питерское ОНК. Там набор конкретных фактов, зафиксированные случаи пыток в ФСБ. Был такой же по ФСИН, приходило много людей, все слушали, обсуждали. А на отчет по ФСБ в Москве и Петербурге пришло по 10 человек. Об этом не говорят в фейсбуке и вообще почти не говорят. Как табу.

— Ощущение, что каждый раз на эти акции людей выходит все меньше.

— Акции разные. В августе в повестке у протестующих не было дела «Сети».

— Это принципиально?

— Конечно. «Сеть» — дело о терроризме. Люди думают: а фиг его знает, может, там что-то было. Экстремизм — это же почти официальная политическая статья. И тут уже зависит от твоих взглядов. А терактов боятся все. Никто не говорит вслух, что террористов можно пытать, причем еще до суда, но так многие думают. И по факту достаточно назначить человека террористом — и все, его судьба решена. Поскольку все дела по терроризму закрытые, мы не знаем, что там происходит на самом деле — да что угодно. Кто будет контролировать ФСБ?

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Итоги акции. В Москве двое задержанных. Плюс двадцать человек из «Бессрочки», движения «Бессрочный протест». Их задержали уже после окончания схода. Серия пикетов прошла в Питере, там винтили особенно жестко, по последним данным – тридцать задержанных. Акции прошли в Пензе, Новосибирске, Нижнем. В Ростове люди собрались в Парке Строителей у мемориала жертвам репрессий. Всего человек 60, под флагами «Яблока» и «Справедливой России». И тоже были задержанные. В Новосибирске на одиночный пикет вышла мама Армана Сагындбаева, парня из «Сети». Вышли на акцию солидарности даже в Хельсинки — к посольству РФ. В основном антифашисты и анархисты из России, но были и финские активисты. Лозунги: по-английски и фински: “ФСБ главный террорист!”, “Свободу российским антифашистам”, «Свободу политзаключенным», «Солидарность не имеет границ, наше сердце с вами!».

Глазами человека, который утром ходит на работу, а вечером сидит перед телевизором и ни о чем таком не задумывается, все это выглядит маргинально. Кучка активистов – подумаешь. Но придти могут и за ним: если закона нет, то его нет для всех. Так что если кто сегодня и проиграл, то он, человек, оставшийся дома.

Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Фото: Павел Волков — специально для «Новой»
Фото: Павел Волков — специально для «Новой»

Ян Шенкман
спецкор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *