Пришла пора опросов граждан на полиграфе

Власти приходится верить тем социологическим данным, получение которых она сама и стимулирует

В предстоящие выходные по стране пройдут уличные акции в память Бориса Немцова, убитого 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Большая их часть при траурной форме будет с тем или иным протестным содержанием. Однако в большинстве регионов власти предоставили оппозиции максимальную свободу.

Можно предположить, что такая толерантность вызвана не столько уважительным отношением к Немцову, сколько уверенностью, что марши не соберут много сторонников. В этом мнении власть на протяжении последних лет поддерживают и социологи. Опросы раз за разом показывают, что сокращаются и потенциал протеста, и, главное, положительное отношение граждан к протестным акциям. Прежде всего людей удручает их малая результативность.

Левада-Центр в своем январском опросе вообще выявил рекордное падение и прежде невысоких надежд на эффективность защиты прав через демонстрации, пикеты, шествия и митинги. Граждане якобы уверены, что на решения властей все это перестало оказывать какое-либо влияние.

Если раньше количество респондентов, уверенных в действенности уличных акций, составляло все-таки 6–8%, то теперь их 3%. Тех же, кто на это хотя бы надеялся, как показало свежее исследование, ныне всего 17% (восемь пунктов вниз за один месяц). При этом быстрее растет и число тех, кто слабо верит в эффективность обращения к начальству с улицы. Их уже почти 40% из всех респондентов.

Максимально большой за пять лет стала и категория тех участников опроса, которые заявляют, что протестное общение с властями совершенно неэффективно. Их, по данным Левада-Центра, теперь целых 29%, причем рост составил шесть пунктов всего за месяц. В общем, пропорция для власти вроде бы совсем не опасная.

Однако в жизни средний россиянин из соцопросов отчего-то ведет себя немного по-другому. Он выбегает на протесты, скажем, и против появления новых церквей, и в их защиту. И, кстати, по участникам и тех и других акций как-то незаметно, что они считают свое времяпровождение напрасным. Люди часто протестуют против строительства дорог, домов, торговых центров или сооружения новых предприятий, но происходят митинги и в защиту всего этого. Политические же акции и вовсе удивляют своей пестротой, хотя, конечно, массовыми их не назовешь.

Появились и те люди, которые как раз через повышение уличной активности строят планы по смене режима, а некоторые – даже и государственного строя. Их пока мало, но вот динамика в их рядах исключительно положительная.

Отсюда к соцопросам уже есть вопросы по поводу достоверности. Например, равны ли 3% россиян тем 3% респондентов, которые остались оптимистами по поводу протестов. Или это лишь их малая доля, а остальные на всякий случай изображают гражданскую апатию.

Уже давно выявлена прямая корреляция данных соцопросов с направлениями госпропаганды, основным каналом которой является ТВ. И теперь, когда наступила трудная пора в экономике и социальной сфере, возникает ощущение, что социология окончательно стала продажной девкой капитализма. А иначе как объяснить заверения, что хотя граждане и видят ухудшение своей жизни, но драться за себя не станут.

Понятно, что это скорее представление властей, чем реальная картина, но режим, похоже, окончательно стал ее пленником. Очевидно, некоторые государственные мужи все-таки понимают, что такими инфантилами все люди в стране быть не могут. Но проблема в том, что, очевидно, никто из этих понимающих не смеет донести информацию на самый верх.

Таким образом, разрешить ситуацию всеобщего недоверия, видимо, смогут только опросы, проводимые с помощью полиграфа. Есть, правда, сомнение в том, что граждане захотят идти на детектор лжи добровольно. Ну что же, тогда мнение тех, кого удастся поймать, будет оформлено уже в виде показаний.

От редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.