Предчувствие 37-го года

Безразличие гражданского общества воспринимается как согласие с ужесточением репрессий против оппозиции и правозащитников

Все годы, что я занимаюсь общественной деятельностью, руководя движением «За права человека», я наблюдаю, как уменьшается воля людей к сопротивлению. И все чаще звучит фраза о том, что наступает новый 37-й год, хотя пока это больше предчувствие.

Но ведь и прежний 37-й год наступал постепенно, начиная с 20-х годов. Террор нарастал – и для кого-то он был очевиден (в основном для тех, кто под него попал), а кто-то его не замечал и строил советскую власть. Приезжали писатели с Запада и не замечали террора, Америка сотрудничала с СССР, завозя сюда целые заводы.

Если говорить о нынешних временах, то ситуация такова: 37-й год еще не наступил, но почти созрел. Об этом можно было говорить, наблюдая за жесткими разгонами «Маршей несогласных» в 2007–2009 годах, за несправедливыми делами против участников шествия 6 мая 2012 года. А еще можно вспомнить преследования лимоновцев в середине нулевых годов.

Сейчас наступление 37-го года можно видеть в делах «Нового Величия» и «Сети». Напомню, что первое возникло в результате внедрения силовиков в протестную группу. Дело «Сети» и вовсе основано на полученных под пытками показаниях группы антифашистов, а сфабриковано оно на основании их занятий страйкболом.

Когда наступил новый 37-й год, потом скажут историки, а мы сейчас можем сказать, почему он наступает – из-за безразличия общества, из-за того, что противостоят ему только микроскопические правозащитные организации с мизерным финансированием, которых к тому же объявили иностранными агентами.

И тут важно отметить, что не может быть этого 37-го года без того, чтобы власть, применяя жесткие репрессии, не обеспечила согласия общества с ними. Если при Сталине люди были настолько запуганы, что не возмущались террором, то сейчас видно, что власть не решается на репрессии без поддержки со стороны населения. Видимо, считая, что иначе она может и проиграть.

Для того же, чтобы добиться этой поддержки, любую оппозицию в глазах людей надо изобразить преступниками. Это делается в том числе через активизацию так называемого провластного гражданского общества. Делается энергично, но, я надеюсь, в перспективе все-таки безуспешно.

Попытки создать штурмовые отряды начались давно. Но очевидно, что чем ближе символический 37-й год, тем активнее они должны работать. Сейчас наиболее заметны два: НОД и SERB. В Интернете легко узнать, чем они занимаются – нападают на гражданских активистов, совершают различные хулиганские поступки вплоть до открытых преступлений – когда плескают в глаза людям зеленкой, обливают их мочой или дерьмом. И уже можно сказать определенно, что им ничего за это не бывает.

В последний месяц я тоже подвергся вниманию SERB. В первый раз они пришли к нам 6 октября, во время совещания «Бессрочки» и «Движения 14%». Правозащитники консультировали молодых оппозиционеров, объясняли, как себя защищать в случае административных арестов. Десять боевиков ворвались в помещение, начали кричать про майдан и Навального, допрашивать присутствующих, зачем они подставляют своих родителей. Я вызвал полицию, которая задержала незваных гостей, ребята из «Бессрочки» тоже написали заявление, но реакции мы до сих пор не дождались.

В следующий раз они пришли 10 октября и заблокировали вход. Когда приехал наряд, я увидел, как растерянно ведут себя полицейские. Имея все основания задержать боевиков, предъявив им ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП, они лишь неуверенно уговаривали их уйти. Но тот же полицейский, который не стал задерживать сербовцев, начал без всяких оснований проверять документы и у участников собрания. Атаке подверглась и следующая консультация участников «Бессрочки» 20 октября. В офисе погромщиками были заблокированы двое правозащитников.

Все эти три события явно связаны с деятельностью этого нового молодежного протестного движения, активистов которого, я уверен, хотят запугать. Я знаю, что к ним уже неоднократно применялись незаконные действия, и, похоже, силовики намерены разорвать контакты «Бессрочки» с правозащитниками. Не исключаю даже, что ее активистам готовится тот же сценарий, что и для «Нового Величия».

А вот в четвертый раз SERB пришел уже непосредственно ко мне. 22 октября проходило собрание, на которое под видом посетителей прошли двое. Один из них – бывший муниципальный депутат Игорь Брумель – в моем кабинете стал снимать видео, произнося обычную мантру: почему вы используете госимущество в антиправительственных целях, зачем вы поддерживаете экстремистов и т.д. Я попросил его выйти вон, а потом стал аккуратно, не причиняя вреда, вытеснять. Поскольку на собрании было много людей, которые могли его скрутить и выкинуть, тот сопротивляться не стал.

Кстати, после первого же инцидента я направил жалобу в Центр по борьбе с экстремизмом МВД с просьбой избавить меня от назойливых визитов. Мне пришел ответ, что мое письмо направлено в УВД по ЦАО. Это значит, что никаких действий по отношению к SERB правоохранители не провели.

Но отбиваться приходится не только от него. 16 октября возле офиса меня подкараулила съемочная группа одной из телекомпаний, специализирующейся на «жареных» материалах. Мне стали задавать вопросы из серии: почему вы выступаете против ФСБ, почему защищаете педофилов и т.п. Не отвечая, я прошел мимо, однако вечером меня опять поджидали с теми же самыми вопросами.

И теперь несколько слов по поводу названия статьи. Очевидно, что сейчас свободы в России на порядок больше, чем в 30-е годы прошлого века. Так что, читая о них, мы с недоумением и даже осуждением говорим о том, что общество легко поддалось террору, не сопротивлялось. Но ведь и сейчас мы видим, что ожидание нового 37-го, которое не я придумал, а которое разлито в воздухе, не поднимает народ на сопротивление. Люди не выходят на улицу, хотя поводов выйти – сотни. Такое ощущение, что работает коллективный стокгольмский синдром.

Впрочем, этого нельзя сказать о родителях фигурантов дел «Сети» и «Нового Величия». Они нашли в себе силы сопротивляться посадкам своих детей. Объединились, создали общественную организацию «Родительская сеть» – и на 28 октября подали уведомление о проведении демонстрации «За наших и ваших детей: в защиту молодого поколения». Эту акцию власть не согласовала, считая, что тем самым запретила ее. Но выйти на эту акцию, несмотря на запрет, – это единственный способ сопротивляться. Родители приняли решение, что сами они 28 октября в 14.00 выйдут на Лубянскую площадь, и опубликовали его в Интернете. Выйду и я, выйдет Валерий Борщев и другие правозащитники.

Лев Александрович Пономарев – исполнительный директор Общероссийского общественного движения «За права человека»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *