Повышать пенсионный возраст приходится из-за провала девяностых, высокие налоги для богатых не помогут. Проверяем слова Путина

Президент России Владимир Путин 29 августа выступилс телеобращением к гражданам. Он рассказал о своем отношении к повышению пенсионного возраста и предложил смягчить реформу. По Путину, повышать пенсионный возраст приходится из-за демографических провалов, вызванных Великой Отечественной войной и тяжелой ситуацией 1990-х годов. Иных способов избежать коллапса пенсионной системы, полагает президент, не существует. «Медуза» комментирует основные тезисы обращения.

Повышать пенсионный возраст приходится из-за потерь Великой Отечественной войны и тяжелых 1990-х годов

Тезис

Владимир Путин вкратце объяснил, в чем трудность с российской пенсионной системой. В Великую Отечественную войну страна понесла огромные демографические потери: миллионы людей погибли, миллионы не родились. Из-за этого каждые 25-27 лет во взрослую жизнь, когда можно рожать своих детей, в России вступает меньше людей, чем могло бы. Один из таких периодов пришелся на середину 1990-х, когда в стране случился тяжелейший кризис. Демографический провал конца 1990-х оказался сопоставим с 1943 и 1944 военными годами. В итоге трудоспособное население сокращается, делать пенсионные взносы некому.

Фактчек

Коротко. В 1990-е все было не так страшно; в любом случае, сравнивать те демографические проблемы с Великой Отечественной войной — просто неверно. Проблемы пенсионной системы связаны не только с демографическими провалами.

Действительно, Великая Отечественная война привела к таким масштабным демографическим потерям, что они волнообразно продолжали влиять на возрастную структуру российского населения — в определенных поколениях сокращается число рожденных детей; это влияние в какой-то степени сохраняется до сих пор.

Одна из таких волн пришлась на конец 1980-х — начало 1990-х. Директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский пишет в своей работе «Демографический след войны», что неизбежное падение числа рождений в 1990-е годы «усилилось под воздействием социально-политических, экономических и даже демографических изменений, происходивших в это время, и оказалось более глубоким, чем можно было ожидать».

И тем не менее Вишневский убежден, что сравнивать демографический провал, вызванный войной, и ситуацию 1990-х — совершенно некорректно. «Конечно, не может быть никакого сравнения. Понятно, что не те величины совершенно», — сказал он в разговоре с «Медузой».

Заведующий Международной лабораторией исследований населения и здоровья ВШЭ Евгений Андреев назвал высказывание Путина о сопоставимости демографического провала военных лет и 1990-х годов «фантастикой». «Это совершенно неверно, это просто неправда», — сказал исследователь «Медузе».

Андреев подчеркнул, что провал Великой Отечественной войны — это невосполнимые потери. Людей, которые родились в те годы, было вдвое меньше, чем родившихся до и после войны. Волны от этого провала сохраняются, но постепенно сглаживаются. Что касается 1990-х, как такого провала там не было — женщины откладывали рождение детей из-за кризиса, но не отказывались от него вовсе (это отчасти обусловило бум рождаемости в 2000-е).

Численность трудоспособного населения последние несколько лет действительно снижается (сейчас — примерно на полмиллиона человек в год). Но связывать колебания численности работающих и пенсионеров только с последствиями войны или кризиса 1990-х нельзя, говорит Андреев. О том, что баланс пенсионной системы нарушится исследователи писали еще в конце 90-х годов, рассказывает он: люди живут все дольше, начинают работать позже, тратят больше времени на образование, а возраст выхода на пенсию так и остается прежним. Из-за схожих тенденций, объясняет демограф, все развитые страны и повышают пенсионный возраст.

К 2019 году соотношение работающих к пенсионерам составит уже 1,2 к одному

Тезис

Путин рассказал, что баланс между работающими людьми (плательщиками взносов в пенсионный фонд) и теми, кто получает страховую пенсии по старости, быстро сокращается и скоро будет «практически один к одному».

«Смотрите, еще в 2005 году соотношение работающих граждан, за которых регулярно выплачиваются взносы в Пенсионный фонд, и граждан, получающих страховую пенсию по старости, у нас составляло почти 1,7 к одному. А в 2019 оно составит уже 1,2 к одному», — сообщил президент.

Фактчек

Коротко. Да, примерно так и есть. Но президент говорит об этом так, будто проблема тут только в демографии, а это не совсем правда.

По данным руководителя Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, это соотношение даже ниже единицы (на 46 миллиона пенсионеров приходится 44,5 миллиона работников, за которых платятся взносы) По этому параметру Россия резко выделяется на общем фоне: «в других странах этот показатель, как правило, лежит в диапазоне 1,5-2». При общей численности работавши в 71,9 миллионов, выходит, что взносы не платят за 35% работников.

По словам Вишневского, население действительно стареет, отношение пожилых людей к числу работающих увеличивается и будет увеличиваться. В докладе демографов ВШЭ говорится, что на одного пенсионера по возрасту приходится 2,3 трудоспособного возраста, а уже после 2023 года это соотношение снизится до двух.

Но дело не только в демографических проблемах. За треть работников никто не платит взносы — например, за тех, кто занят в неформальном секторе или работает на себя.

Повышать пенсионный возраст можно, потому что у нас выросла продолжительность жизни

Тезис

Многие эксперты говорят, что мы опоздали с повышением пенсионного возраста. Но в 2000-х все было так плохо, что нельзя было проводить реформу. Была безработица, четверть граждан жила за чертой бедности, продолжительность жизни едва превышала 65 лет. Однако власть не сидела сложа руки все эти годы. У нас с 2016 года стабильный экономический рост, самый низкий уровень безработицы с 1991-го, продолжительность жизни выросла почти на 8 лет.

Фактчек

Коротко. Продолжительность жизни, конечно, выросла, только не совсем ясно, почему Путин считает это аргументом в пользу пенсионной реформы. Ожидаемая продолжительность жизни для людей старше 65 в России почти не растет уже десятки лет.

И правда: уровень безработицы и бедности, если сравнивать его с 1990-ми годами, сократился. Средняя продолжительность жизни тоже выросла, но этот аргумент не очень подходит для обоснования повышения пенсионного возраста. Ожидаемая продолжительность жизни для тех, кто родился в последние годы, растет очень быстро (именно она выросла почти на 8 лет). В основном это случилось за счет того, что по сравнению с 1990-ми снизилась смертность молодых и людей среднего возраста, пишет Вишневский в статье «Повышение возраста выхода на пенсию: демографические аргументы и контраргументы». Именно за счет этого население в целом «стареет»: пенсионеров становится больше.

А вот ожидаемая продолжительность жизни людей, которые уже дожили до преклонного возраста (65 лет), меняется совсем не так быстро. С 1965 по 2015 годы этот показатель для мужчин вырос всего на 0,7 года (с 12,7 до 13,4 года), а для женщин — на 1,4 года (с 16,3 до 17,7 года). В большинстве же развитых странах средняя продолжительность жизни после 65 лет выросла в несколько раз. «[После повышения пенсионного возраста] у нас получится, что человек будет жить на пенсии меньше, чем жил при Хрущеве», — сказал Вишневский «Медузе».

При этом другие демографы из ВШЭ отмечают, что нынешняя ожидаемая продолжительность жизни людей «не являются барьерами на пути повышения пенсионного возраста».

Если не повысить пенсионный возраст, коллапса системы не избежать

Тезис

Путин сказал, что государство может еще 7-10 лет финансировать дефицит бюджета пенсионного фонда и даже индексировать пенсии, но потом, если не повысить пенсионный возраст, «мы разрушим наши финансы, будем вынуждены залезать в долги или печатать ничем не обеспеченные деньги со всеми вытекающими последствиями: гиперинфляцией и ростом бедности», а это безответственно по отношению к будущим поколениям. В 2018 году пенсионный фонд получит из федерального бюджета дотацию на покрытие дефицита в 3,3 триллиона рублей. Если выйти на среднюю пенсию в 20 тысяч рублей (при нынешних 14 тысячах), ничего при этом не меняя, дефицит пенсионного фонда к 2030 году увеличится в полтора раза, до 5 триллионов рублей, что больше, чем все расходы на национальную оборону и безопасность страны.

Фактчек

Коротко. На это счет есть разные мнения. Некоторые экономисты полагают, что опасения преувеличены.

Всего, по подсчетам экономистов, участвовавших в разработке проекта повышения пенсионного возраста, в 2030 году на выплату страховых пенсий (при том же соотношении средней пенсии к средней зарплате, что и сейчас — 48%), придется отправить 16,7 триллиона рублей, или 9% прогнозируемого ВВП. А взносы в пенсионный фонд составят только 8,8 триллиона рублей, то есть около 53% необходимых расходов. В 2017 году на пенсии ушло 7,2 триллиона, а взносов фонд получил около 4,2 триллиона (58%). Остальное было уплачено из федерального бюджета, то есть из других налогов.

«Если ничего не предпринимать, то через 10 лет требуемая дотация [из бюджета] удвоится, а еще через десять лет вырастет еще на 60-70%. Расходы на выплату пенсий подойдут к 20% ВВП, — и тогда либо бюджет лопнет, либо экономика рухнет под гнетом [новых] налогов. С демографией спорить трудно», — объясняет главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. Не поможет и рост ВВП: вместе с экономикой будут расти зарплаты, а значит потребуется увеличивать и пенсии, объясняет экономист.

Но не все согласны с тем, что государство к 2030 году исчерпает возможность дотировать пенсионные выплаты. Профессор финансов бизнес-школы IE Business School в Мадриде Максим Миронов (он входил в экспертный совет предвыборной программы основателя Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального) считает, что рост доходов бюджета к 2030-му покроет большую часть дотации пенсионному фонду. А дополнительно нужно будет найти «всего» 1,17 триллиона рублей, что трудно, но не невозможно.

Все остальные способы избежать коллапса пенсионной системы не сработают

Тезис

Правительство «до последнего момента искало другие варианты и резервы» решения проблемы. Но не нашло. Президент назвал только несколько: например, введение прогрессивной шкалы подоходного налога (с повышенной ставкой в 20% для богатых); обложение дополнительными налогами нефтегазовых компаний; покрытие дефицита из средств фондов, наполняемых за счет нефтяных сверхдоходов; или финансирование из госбюджета. А другие, которые обсуждались экономистами в последние месяцы, — не назвал.

Фактчек

Коротко. Путин упомянул несколько очевидно плохих идей, но умолчал о других альтернативах. Например, о системе с накопительной пенсией, которую уже начали применять, а потом заморозили.

Путин, сославшись на расчеты Минфина, сказал, что введение прогрессивной шкалы подоходного налога принесет только 85-120 миллиардов рублей в год. Проверить это утверждение невозможно, потому что президент не назвал никаких параметров повышения налога — например, размера дохода гражданина, на которого будет распространяться повышенная ставка налога в 20%. О том, что правительство обсуждает именно ставку в 20%, никогда не сообщалось. Прошлой зимой обсуждалось введение повышенной ставки в 15% для тех, чей доход превышает 7-10 миллионов рублей в год (с одновременным освобождением от налога самых бедных). В любом случае, увеличение подоходного налога для богатых действительно вряд ли спасет пенсионную систему: чтобы покрыть дефицит (3,3 триллиона рублей) полностью, нужно было бы увеличить подоходный налог ровно вдвое для всех граждан.

По словам Путина, если повысить налоги на нефтегазовую отрасль (опять же, он не упомянул никаких подробностей повышения), то этого хватит, чтобы платить пенсии два месяца в году (это при нынешних расходах пенсионного фонда — около 600 миллиардов рублей). Всего бюджет получает от нефтегазовых налогов (при нынешних ценах на нефть) около 650-750 миллиардов рублей в месяц.

Путин допустил, что можно «активнее использовать средства фондов, которые пополняются за счет доходов от нефти и газа», но до той поры, пока цены на этот товар не упадут. Здесь президент напомнил о Фонде национального благосостояния (ФНБ), собранном за 10 лет из нефтяных сверхдоходов. Правительство, кроме прочего, планировало покрывать из него часть пенсионного дефицита. На 1 августа 2018 года в фонде находилось 4,8 триллиона рублей — пенсионному фонду могло бы хватить этого на год с лишним. Но с этого года ФНБ объединили с Резервным фондом, и теперь главное его предназначение — борьба с кризисом в случае падения цен на нефть.

При этом Путин не упомянул другие способы финансирования дефицита пенсионного дефицита, которые много обсуждали в последние месяцы: от перераспределения из других статей бюджета (особенно часто назывались расходы на армию, безопасность и дорогостоящие инфраструктурные проекты), до борьбы с коррупцией.

Альтернативой страховой могла бы быть накопительная система, пишет профессор финансов бизнес-школы IE Business School Максим Миронов: в ней сделанные в течение жизни взносы работников возвращаются им в виде будущих пенсий. Эта система начала работать в России в 2002 году, но была фактически заморожена в 2014 году, а взносы в нее (6% от зарплат) — направлены на выплаты нынешним пенсионерам.

Александр Борзенко, Дмитрий Кузнец
При участии Алексея Юртаева и Ильи Кашницкого

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *