Поправки защитят Конституционный суд от граждан

По новым правилам оппозиционеру Котову пришлось бы ждать решения суда дольше

Думский Комитет по госстроительству и законодательству приступил к подготовке ко второму чтению законопроекта о поправках в Конституцию. Аппетит приходит во время еды, и теперь, к примеру, более-менее радикально предлагается поправить уже не три, а пять из восьми статей главы 7, что про суды и прокуратуру. Эти поправки одобрены созданной Владимиром Путиным специальной рабочей группой и подписаны ее сопредседателями, главами профильных комитетов обеих палат парламента Андреем Клишасом и Павлом Крашенинниковым («ЕР»).

Никто, от сторожа и домохозяйки до профессора или бизнесмена, не может исключать, что когда-нибудь в поисках справедливости он с отчаяния не обратится в Конституционный суд, пытаясь оспорить закон, на основании которого судами было принято противное его, гражданина, сердцу решение.

Увы, но некоторые из одобренных поправок сделают дорогу россиян в Конституционный суд более длинной.

Сейчас статья 125 Конституции гласит: КС проверяет конституционность того или иного закона по жалобам граждан, поданным на разных стадиях судебных процессов, и может изучать и уже примененный закон (то есть если приговор вынесен и вступил в законную силу) и тот, который еще только подлежит применению в конкретном деле.

Предлагается же разрешить гражданам обращаться в КС лишь постфактум, то есть оспаривая законы, на основании которых уже вынесены судебные решения, и только в том случае, «если исчерпаны все другие внутригосударственные средства судебной защиты».

А когда, интересно, все внутригосударственные средства судебной защиты могут у нас считаться исчерпанными?

Тут два юриста — три мнения. Одни говорят, что это значит «после рассмотрения дела в кассационном суде». Такой же подход применяется и в ЕСПЧ: россияне, обжаловав решение суда первой инстанции в суде инстанции второй, а потом в кассационном, имеют право обращаться в Страсбург. Но есть юристы, которые полагают, что полностью исчерпанными возможности нашей судебной системы правильнее считать лишь после рассмотрения приговора в надзорном порядке, то есть президиумом Верховного суда. Нигде четко сие не прописано.

Как эта конституционная новация может повлиять на судьбы конкретных людей, посмотрим на свежем примере: истории мирного активиста Константина Котова, осужденного на 4 года лишения свободы за неоднократное нарушение правил проведения массовых мероприятий.

Приговор райсуда в отношении Котова вступил в силу в октябре 2019 года, после того как Мосгорсуд отказался его пересмотреть или отменить. Не подавая в кассацию, Котов сначала обратился в Конституционный суд, требуя признать неконституционной саму статью 212.1 Уголовного кодекса, по которой был осужден. Недавно КС в ответ опубликовал определение. В нем говорится, что еще в 2017 году статья 212.1 УК признана не противоречащей Основному закону. Но трактовать ее правоохранители и суды должны были с тех пор только так, как указали судьи КС, а именно: возбуждать уголовные дела можно, если нарушения реально угрожают жизни или здоровью граждан, общественному порядку, а сажать в колонию допустимо лишь тех, чьи действия привели к превращению мирной акции в немирную или свидетельствовали об агрессивном умысле. В статье 212.1 есть и штрафы, и обязательные работы, напомнил КС.

В случае с Котовым, говорится в определении, суды первой и второй инстанции решение КС 2017 года, по сути, проигнорировали. Дело его велено пересмотреть. Теперь это должен сделать кассационный суд…

А Котов за решеткой, если считать СИЗО, уже полгода.

Теперь представим, что уже действовали бы новые конституционные правила. И жаловаться в КС Котов мог бы только после рассмотрения дела в кассационном суде (плюс 2–4 месяца после подготовки и подачи туда заявления) либо еще и после того, как свое слово скажет в порядке надзора президиум Верховного суда (плюс 2 месяца после подачи жалобы).

В общем, если ни одна из судебных инстанций не вспомнила бы сама про постановление 2017 года, которое это дело априори объявляет незаконным, Константин Котов смог бы в последней надежде обратиться в КС еще не скоро. И сидел бы, и сидел.

…Правда, одновременно предлагается дополнительно прописать в Основном законе, что признанные конституционными законы следует применять лишь в «истолковании, данном Конституционным судом».

Хорошая норма. Правда, давно прописана в конституционном законе «О Конституционном суде». Тем не менее на днях замгенпрокурора РФ, выполняя поручение президента разобраться в деле, обратился в кассационный суд. Отменить приговор полностью как противоречащий трактовке КС Генпрокуратура не предлагает: она считает правильным лишь смягчить его, ограничив наказание годом лишения свободы.

Трудно поверить, что перенесение в Конституцию (не)работающей нормы закона, на которую не обращают внимание ни суды, ни правоохранители, сделает ее обязательной к исполнению.

Марина Озерова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *