Полку бесогонов прибыло

Как ТВ оберегает власть от плохих новостей

Мини-сериал «Чернобыль», который российские зрители могут смотреть на онлайн-сервисе «Амедиатека», можно без преувеличения назвать главной премьерой последних дней. Пока вышли две серии. Всего будет пять. В них детально реконструируются и, что важнее, осмысливаются события 1986 года, когда в Чернобыле взорвался четвертый блок АЭС. Снятый американским телеканалом НВО, фильм не только подробно и удивительно точно воссоздает атмосферу тех кошмарных дней и месяцев, но и пытается ответить на главный вопрос: «Какова цена лжи?»

В фильме мы видим, как в самые страшные первые дни, когда нужно было незамедлительно принимать решения, чиновники всех уровней думают не о спасении людей, а о спасении собственной шкуры.

Лгут все — от руководителей АЭС до высокопоставленных правительственных чиновников, докладывающих на самый верх: «Ситуация стабилизирована. Радиация не больше, чем при рентгене грудной клетки».

Главное, что вызывает озабоченность высшего руководства страны, — как сделать так, чтобы информация о катастрофе не просочилась в западные СМИ, а также не дошла до собственных граждан: «Отключить телефонную связь, остановить распространение дезинформации».

Как пишут в сериалах: шли годы. Май 2019-го. Корреспондент телеканала «Дождь» Василий Полонский, работающий в Екатеринбурге на месте противостояния защитников и сторонников постройки храма на месте городского сквера, докладывает во время прямого включения: «Мобильная связь здесь рухнула, интернет отключен». В этих условиях, приближенных к боевым, «Дождь», единственный из «собратьев» по эфиру, с первого дня протестных акций неуклонно ведет прямую трансляцию.

Федеральное ТВ словно воды в рот набрало. Впрочем, как обычно. Не новость, что главные телеканалы страны давно и в упор не видят не только экстраординарные события, происходящие в родной стране, но и родную страну в принципе.

В информационных выпусках «федералов» катастрофа самолета в аэропорту Шереметьево даже не стала первой новостью. А потом, видимо, щадя нервы зрителей, они по крупицам выдавали цифры потерь. Сначала упоминали об одном погибшем, позже о 13. В итоге же назвали лишь число выживших, предоставив зрителям право самостоятельно произвести подсчет жертв.

Протесты против строительства очередного промышленного предприятия вблизи Челябинска, и так задыхающегося от вредных выбросов, тоже оказались вне информационной повестки главных телеканалов страны. В одном из выпусков ток-шоу «60 секунд» на канале «Россия» гость Никита Исаев заявил, что «над городом стоит жесточайший смог и люди умирают».

Ведущий Евгений Попов тут же потребовал прекратить «хайп», а его соведущая Ольга Скабеева обозвала Исаева «врушкой крикливой».

Таких примеров только за последнее время наберется больше десятка. Теперь вот Екатеринбург. И снова — молчание большинства федеральных телеканалов. О чем рассказывают в новостях и ток-шоу? Об Украине, конечно, о Порошенко с Зеленским, о встрече Путина с Помпео. На Первом канале — про Екатеринбург ничего. На «России 1» — нейтральный сюжет о том, что строительство храма на месте сквера законно. На НТВ протестные акции в Екатеринбурге задвинули в криминальную дневную программу «Чрезвычайное происшествие», показав бритых, похожих на братков 90-х, защитников храма с иконами и хоругвями, нестройными голосами поющих «Христос воскресе из мертвых».

На этом фоне поражают до глубины души редкие исключения. Ну, кто бы мог подумать, что на Первом канале единственным, кто хоть что-то скажет о митингах екатеринбуржцев, окажется Иван Ургант. Вот таким язвительным комментарием открылся выпуск «Вечернего Урганта» в ночь со вторника на среду:

«В Екатеринбурге со вчерашнего дня проходит стихийный митинг против строительства храма на месте сквера. Митинг начался, и сразу после начала прибыли десятки православных бойцов из профессиональной академии единоборств, которые, используя свои профессиональные навыки, оттеснили митингующих и поставили забор. Как понять, что перед тобой православный боец, а не католический, например? Православный бьет справа налево. К вечеру приехал ОМОН, начались задержания, вмешался губернатор и призвал решить вопрос мирным путем… Надо искать компромисс. Давайте не будет ни храма, ни сквера. Построим торговый центр. Там можно и погулять с детьми, и с сумочкой дорогой».

Ухмыльнулся. И перешел к развлекательной повестке программы.

А «самый авторитетный журналист страны» (как он сам себя недавно аттестовал в ответ на слова оппонента, что-де самый авторитетный журналист страны Познер) Владимир Соловьев в своих ежедневных и ежевечерних ток-шоу, напротив, ни словом не обмолвился о митингах в Екатеринбурге. Зато «оттянулся» в утреннем радиоэфире. Да как! Теперь не один Никита Михалков гоняет чертей на канале «Россия 24». Полку бесогонов прибыло.

Вальяжно развалившись в кресле ведущего, Соловьев воззвал к «пастве»:

«Чем вообще прославился, если можно так сказать, город Екатеринбург? Никогда не задавали себе этот вопрос? А не задавали себе вопрос: где вообще расстреляли Николая Романова и его семью? И вот этот город, где до сих пор бесы ходят и гуляют, город, разрушивший свой кафедральный собор и не восстановивший его, этот город проявил себя бесами снова. Наследники тех бесов устраивают и сейчас свой шабаш».

Этот исключительного благонравия богобоязненный человек чуть позже, закрывая дневную программу «Кто против?» на канале «Россия», тоже произнес ни к селу, как будто, и ни к городу что-то вроде: «Бесы, изыдите!» Наверное, в расчете на тех, кто слушал его утренний радиоэфир и догадался, к каким бесам обращается ведущий. Впрочем, в чем в чем, а в бесах всех национальностей и мастей у Соловьева недостатка нет. Вот все бесы и изыдите.

У бесогона федерального уровня есть последователь местного значения, ведущий с репутацией телекиллера Иннокентий Шеремет, которого помню еще по 90-м. Цитату из его комментария на областном екатеринбургском телеканале привел Павел Лобков в программе «Здесь и сейчас» на «Дожде»:

«По большому счету, расслоение идет по принципу «за Христа» и «против Христа», то есть за Антихриста. И защитники храма, вытеснившие толпу антихристианских погромщиков с криками «Мы за храм», могли им ввалить по полной программе. Но этого не произошло. Это не гуманизм. Это любовь и смирение. Граждане храмоборцы, цените это!»

«Я думал, Соловьев у нас главный ритор, а оказывается, даже Соловьеву есть у кого поучиться», — съязвил Лобков.

«Какова цена лжи?» — задаются вопросом создатели сериала «Чернобыль». По-разному бывает. В самых вопиющих случаях — тысячи загубленных жизней. В других — ожесточение граждан и тотальное недоверие к телевидению со скошенными от постоянного вранья глазами и к власти, которую оно защищает и оберегает от плохих новостей. А кого еще оно своим враньем или молчанием оберегает? Не нас же. Мы-то живем здесь. Все видим сами.

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *