Полгода вранья: что происходит с властью в 2019 году

Первая половина политического сезона завершилась бессрочной акцией оппозиции за допуск кандидатов в Мосгордуму и задержаниями самих кандидатов. У властей нет ответа на вопросы о допустимых пределах собственного вранья, констатирует колумнист NT Иван Давыдов, только паника, истерика и дубинки

В воскресенье в Москве началась бессрочная акция за допуск независимых кандидатов в Московскую городскую думу. СМИ пишут — «бессрочная акция оппозиции», но за этими словами мерещится попытка слегка подрихтовать картину мира. В стране, в которой власть годами последовательно убивала политику, нет смысла делать вид, будто все — как у больших. Будто партиям противостоят партии, будто возможна дискуссия и будто власть готова к кому-то прислушиваться. Нет, ничего этого нет. У граждан нет партий, у системных партий нет внятных избирателей, а партия власти сама себя стесняется. Это не оппозиция митингует, это люди, банально уставшие от того, что их держат за бессловесных идиотов, противостоят вранью.

Собственно, это, пожалуй, и есть главный тренд первого политического полугодия — 2019. Москва, конечно, главный город, столица, да и просто — гигантский мегаполис, но именно наглость властей превратила локальные московские выборы в событие общероссийской значимости. Хотя и не скажу — общероссийского масштаба, поскольку на акцию протеста пришло меньше двух тысяч народу.

Зато они грозятся сделать акцию бессрочной, и озадаченная полиция ведет себя тихо. Это показатель того, что власть, как столичная, так и федеральная (понятно ведь, что в администрации президента нервно следят за происходящим) в некоторой растерянности, которая легко может перейти в панику.

МОСКОВСКАЯ ИСТОРИЯ

Все началось еще на стадии сбора подписей — подписную кампанию независимых кандидатов пытались сорвать, не особенно стесняясь. Не вышло. Практически у всех получилось собрать необходимое число подписей. Кстати, собрали их и провластные кандидаты, среди которых преобладают члены «Единой России», которые в этот раз поголовно решили стать самовыдвиженцами. Партбилет ЕР теперь не бонус, а клеймо, предмет, которым не похвастаешься, который приходится прятать.

Нюанс, правда, в том, что особой активности провластных кандидатов на стадии сбора подписей никто не видел. Но при проверке — вот оно, московское чудо — выяснилось, что у стыдливых единороссовских самовыдвиженцев подписи идеальные, зато у независимых — ровно столько брака, сколько нужно, чтобы их до выборов не допустить.

ОКАЗЫВАЕТСЯ, ДЕЛА-ТО ИХ ВИДЯТ. ДЕЛАМИ ИХ ИНТЕРЕСУЮТСЯ. МНОГИЕ ПОНИМАЮТ, КАК УСТРОЕНЫ ИХ ФАБРИКИ ПО ПРОИЗВОДСТВУ ВРАНЬЯ. ЧТО ЗА БЛАГОСТНЫМИ ФАСАДАМИ — ЧТО В ХОРОШЕЮЩЕЙ СТОЛИЦЕ, ЧТО В ОСТАЛЬНОЙ РОССИИ — ОДНА СПЛОШНАЯ ГНИЛЬ, И НЕ СПРЯЧЕШЬ УЖЕ ЭТУ ГНИЛЬ, ЗАПАХ ВЫДАЕТ

И еще выяснилось, что вся эта система по допуску своих и отсеиванию опасных работает без сбоев, только если на нее никто не обращает внимание. А вот если попытаться понять, как это работает, сразу оказывается, что механизм перед нами совсем не сложный. Живых людей объявляют несуществующими, для баз данных пишут запросы с ошибками в фамилиях, получают нужный процент брака. Процедуру проверки фальсифицируют без всякого тщания, особо не пытаясь маскироваться, в расчете, видимо, на то, что проверять проверяльщиков никто не станет.

А вот стали, поди ж ты, и случился скандал. Независимые кандидаты призвали собраться на встречу с избирателями в Новопушкинском сквере (и среди кандидатов, и среди тех, кто им сочувствует, есть муниципальные депутаты, а у депутатов есть такое право). Однако мэрии закон не писан, и московская полиция объявила, что акцию будет считать несанкционированным митингом. Но она не просто состоялась. Собравшиеся после призыва юриста ФБК Любови Соболь пошли сначала к мэрии, а потом — к городскому избиркому. И никто не рискнул их останавливать. Мэрии не привыкать, конечно, мэрии хватает опыта на то, чтобы мирную акцию превратить в месиво и забить полицейские обезьянники сотнями задержанных. Но нервно. Поступить так — значит, признаться, что процедура проверки подписей сфальсифицирована, показать, что аргументов в споре, помимо полицейских дубинок, у власти нет.

Не то чтобы невозможно, но уже немного стыдно. И главное — нервно. Оказывается, дела-то их видят. Делами их интересуются. Многие понимают, как устроены их фабрики по производству вранья. Что за благостными фасадами — что в хорошеющей столице, что в остальной России — одна сплошная гниль, и не спрячешь уже эту гниль, запах выдает.

КОНЕЦ ВРАНЬЯ

Про это — все самые громкие политические события первого полугодия 2019 года. Про это — дело Ивана Голунова, когда выяснилось сразу много интереснейших вещей. Выяснилось, например, что система настолько скверно управляется, что жадность для инкорпорированных в систему людей настолько важнее всего остального, что несколько полицейских среднего калибра легко могут сделать незаметным международный форум, на который сам президент делает ставку. Плевать им на форумы и громкие речи главного начальника, когда есть шанс заработать.

И еще выяснилось, что они сильнее прочего боятся шума. Отступают, начинают из себя изображать борцов за справедливость, могут даже невиновного выпустить (чудо, чудо!) и своих из числа особо зарвавшихся слегка пожурить. И — что для страны, конечно, важнее, потому что делает осмысленными разговоры о будущем, делает будущее возможным, — выяснилось, что гражданское общество здесь все-таки есть. За Голунова выходили на пикеты и шумели в соцсетях отнюдь не только журналисты. Протест против полицейского произвола был общегражданским, а не корпоративным. Потому, кстати, и получилось. Что бы ни рассказывали потом о собственных заслугах статусные переговорщики и любители выпить виски с крупными чиновниками. У победы всегда много отцов, это нормально.

ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ЗДЕСЬ ВСЕ-ТАКИ ЕСТЬ. ЗА ГОЛУНОВА ВЫХОДИЛИ НА ПИКЕТЫ И ШУМЕЛИ В СОЦСЕТЯХ ОТНЮДЬ НЕ ТОЛЬКО ЖУРНАЛИСТЫ. ПРОТЕСТ ПРОТИВ ПОЛИЦЕЙСКОГО ПРОИЗВОЛА БЫЛ ОБЩЕГРАЖДАНСКИМ, А НЕ КОРПОРАТИВНЫМ

Про это — история со сквером в Екатеринбурге, которая тоже ведь казалась чудом. Люди попытались отстоять важное для них городское пространство. Спор вокруг пустяка — маленький кусок земли в центре города, в котором, как и во многих прочих русских городах, хватает руин и пустырей. Власть, церковь, всесильные местные олигархи могли бы уступить, выбрать место, где храм, который им так хочется построить, и смотрелся бы лучше, и скандалов не вызывал. Но власть ведь не может уступить обществу, правда? Так устроена путинская Россия, на том и держится.

Но оказалось, если давить — прогнутся. Если стоять на своем — а екатеринбуржцы и стояли на своем, на своей земле в центре своего города, — уступят. Храма в сквере не будет, сквер даже не будет фигурировать в опросе о подходящем месте для храма, который обещают провести в сентябре. Правда, чудом история перестала казаться: ФСБ и СК уже после того, как шум утих, завели дело о массовых беспорядках, проводят обыски. Отыграть ситуацию назад уже нельзя, но всегда ведь можно отомстить, и власть не упускает своего шанса.

Про это — менее заметная из столиц, но не менее важная история протестов против строительства свалки в Шиесе. Про это — даже последняя «прямая линия» президента. Не вышло ведь разговора про прорывы, обещанные в Послании Федеральному собранию. То есть нет, наоборот, разговор как раз про прорывы и получился, но про какие-то другие прорывы. Про жизнь без денег и без водопровода.

УТОНУВШИЕ КИТЫ

За эти полгода осыпались рейтинги — и президента, и «Единой России». За президента испугались так, что поменяли методику опросов. Подогнали цифры под ожидания, наплевав на реальность. За «Единую Россию», похоже, и переживать нет сил: последние данные ВЦИОМ показывают, что рейтинг партии власти укатился куда-то к уровню 2006 года. 32%, 13 лет такого не было.

За эти полгода был принят анекдотический, стыдный закон об обязательном уважении к власти. Он нелеп настолько, что его даже в Кремле стесняются. Стесняются, но применяют, выискивают и штрафуют крамольников.

ДЕНЬГИ КОНЧАЮТСЯ БЛАГОДАРЯ МУДРОЙ ПОЛИТИКЕ РУКОВОДСТВА И РАЗНООБРАЗНЫМ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИМ УСПЕХАМ. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, С ПОДАЧКАМИ ТОЖЕ БУДУТ ПРОБЛЕМЫ. ДВА КИТА УТОНУЛИ. ОСТАЛИСЬ ТОЛЬКО СИЛОВИКИ С ДУБИНКАМИ

Путинская система держалась на трех китах: пропаганде, возможности швырять, когда понадобится, подачки особо буйным, и раскормленных силовиках с дубинками. Пропаганда провалилась, в телевизоре унылые люди без лиц продолжают что-то вещать про Украину, но разговаривают, похоже, сами с собой, больше их никто не слышит. Деньги кончаются благодаря мудрой политике руководства и разнообразным геополитическим успехам. Следовательно, с подачками тоже будут проблемы. Два кита утонули. Остались только силовики с дубинками.

Вопросы про Россию звучат все чаще, каждый яркий протест и есть вопрос про Россию. А отвечать тем, кто не хочет меняться, кто во власть вцепился мертвой хваткой, нечего. Остается делать вид, что ничего не происходит, да спускать на протестующих раскормленных силовиков. Так себе стратегия, говоря откровенно. Дальновидной ее не обзовешь.

Помнится, президент наш спросил: «Вы что, хотите как в Париже?» — намекая на бунт «желтых жилетов». Нет, мы не хотим, для чего нам тут разбитые витрины и сожженные авто, у нас и без того жизнь не слишком уютная. Вы, похоже, хотите, не оставляя пространства для легальной политики.

…Когда текст был дописан, выяснилось, что московские власти очнулись и дали полиции привычную команду «фас». Уже сообщают о десятках задержанных, об избитых, о том, что схватили и самих независимых кандидатов — Илью Яшина, Любовь Соболь, Ивана Жданова.

Нет у них другого ответа на естественные вопросы о допустимых пределах собственного вранья. Тупик, паника, истерика, дубинки. Иным трюкам не обучены, и явно не знают, что им дальше делать со страной, которая начала наконец сама себя замечать.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *