Поиски «секретной тюрьмы» ФСБ

Фигуранты громких дел о терактах говорят, что из них выбивали показания под пытками. Кто и где это делал?

Вечером 4 апреля Аброр Азимов, которого ФСБ считает одним из организаторов теракта в Санкт-Петербурге, вышел из метро на юго-западной окраине Москвы и сел в машину, найденную с помощью сервиса BlaBlaCar. Азимов планировал уехать на Украину, а оттуда в Турцию или в Сирию, но примерно через час, около 23:00, автомобиль остановили на трассе сотрудники полиции и сказали ехать в отделение Наро-Фоминска – этот город был совсем рядом.

До ОВД фигурант дела о теракте не добрался: по дороге его высадили, обыскали, заковали в наручники, надели на голову черный мешок, пересадили в другую машину и примерно 40 минут везли в неизвестном направлении. Затем его снова вывели из автомобиля и на этот раз спустили в подвал. Мешок с головы сняли только через неделю, и тогда Азимов понял, что находится в настоящей камере.

В течение почти двух недель неизвестные держали его в «секретной тюрьме» и пытали, добиваясь показаний. В жалобе, поданной Азимовым в Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР, он приводит жуткие подробности своего заточения и утверждает, что был в руках оперативников ФСБ. Никаких других подтверждений этому нет, но нам удалось найти в общей сложности истории шести заключенных, пять из которых в разное время рассказывали о похищениях и пытках, происходивших до официального задержания. Они направляли жалобы в Европейский суд по правам человека или в российские правоохранительные органы, и содержащиеся в этих документах описания камер, подробности жестокого обращения и применявшихся для пыток предметов, а также детали похищения позволяют утверждать, что речь идет об одном объекте – том же самом, куда Азимова привезли в ночь на 5 апреля.

Второй смертник

Теракт в петербургском метро, ⁠унесший жизни 16 ⁠человек (еще более ста ⁠пострадали), произошел в понедельник 3 апреля, в разгар рабочего дня. ⁠Смертник Акбаржон Джалилов оставил взрывное устройство на станции «Площадь ⁠Восстания», после чего подорвал себя в вагоне с пассажирами; перед терактом он звонил Аброру Азимову, своему предполагаемому наставнику. По версии следствия, в организации теракта участвовал также старший брат Азимова Акрам – он, как утверждается, получал деньги от некоей «международной террористической организации». Реакция правоохранительных органов на теракт была стремительной: уже 7 апреля в Петербурге и Москве были задержаны восемь подозреваемых – в основном, знакомых смертника. Но история братьев Азимовых разворачивалась отдельно.

Акрама Азимова в день, когда произошел теракт, в России не было – 27 марта он улетел из столичного аэропорта Домодедово рейсом авиакомпании S7 в Ош (у Republic есть копия посадочного талона). Через пару недель, 13 апреля, он обратился в местную клинику «Хосият» с жалобами на здоровье. Врачи диагностировали у него острый гнойный гайморит, а 15 апреля прооперировали. И в тот же день его забрали из больницы трое сотрудников Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии, не предоставив, по словам врачей, никаких документов, кроме удостоверения личности. «Угрожали врачу, говорили: хочешь, и тебя заберем?» – вспоминает дежурный врач клиники. (В ГКНБ отказались комментировать эту информацию, переадресовав все вопросы в ФСБ и СКР. В ФСБ и СКР, куда мы отправляли запросы по всем эпизодам, упоминающимся в этой статье, также не ответили.)

После того как спецслужба забрала Азимова из больницы в Киргизии, он неожиданно появился в российской столице – 19 апреля ФСБ сообщила о его задержании на территории Новой Москвы. Отец Азимова уверен, что самостоятельно добраться до России его сын не мог: при госпитализации у него не было с собой денег на билет. Адвокат Ольга Динзе, которая защищает фигуранта дела, рассказывает, что обвиняемого привезли в Домодедово обычным рейсом в тот же день, когда забрали из клиники, и примерно в десять часов вечера вывели из самолета, пока остальные пассажиры сидели и ждали. Затем его провели через паспортный контроль и служебный выход и около часа везли в неизвестном направлении в наручниках на руках и ногах и с опущенной на глаза шапкой. Так Акрам Азимов оказался в том же подвале, что и его младший брат: в жалобе Аброра указано, что он слышал голос Акрама.

Аброр Азимов пишет в своем заявлении, что видел еще одного заключенного. Это случилось через неделю после задержания: Аброра тогда вывели из камеры и пристегнули к батарее в коридоре. К этой же батарее был пристегнут парень, который утверждал, что его держат в «тюрьме» уже четыре недели: «Он сказал, что приехал из Сирии и является смертником, а теперь он здесь, и через его аккаунты сотрудники сидят в интернете». О ком именно идет речь, неизвестно.

«Сапсан» и убийство Буданова

Если трое человек, судя по показаниям, оказались в одной и той же «тюрьме», то, возможно, там побывали и другие фигуранты громких уголовных дел? Republic проанализировал жалобы в Страсбургский суд, которые были поданы к России в связи с пытками, и нашел еще как минимум трех человек, которые, по всей видимости, содержались в том же месте: это Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, осужденные за попытку подрыва скоростного поезда «Сапсан» в июне 2011 года, и Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова. Их истории напоминают то, что говорят задержанные по подозрению в совершении теракта братья Азимовы.

Хамжуева забрали 2 июля 2011 года в Москве около шести часов вечера недалеко от хостела в районе Арбата: к нему подошли несколько человек в гражданском, он почувствовал укол в затылок и потерял сознание. Очнулся Хамжуев на полу микроавтобуса. Эдильбиева схватили рядом с его домом на улице Берзарина на северо-западе Москвы 5 июля того же года около одиннадцати утра. «К нему подошли неизвестные люди, порядка пяти-шести человек (трое-четверо подошли спереди, еще двое-трое сзади), и окружили его. Назвав заявителя по имени, они скрутили его, при этом кто-то нанес удар по голове сзади, – говорится в жалобе в ЕСПЧ. – Его привезли к отдельно стоящему зданию, по тишине вокруг заявитель понял, что его увезли из Москвы».

Подошли несколько человек в гражданском, он почувствовал укол в затылок и потерял сознание

Темерханова, как следует из его обращения в Страсбург, похитили около десяти вечера 19 августа 2011 года. Такси, в котором он ехал в столичную гостиницу «Украина», остановил сотрудник ДПС, это произошло на улице Пудовкина в районе Воробьевых гор: «В это же время к машине подбежали несколько человек в масках. Двое из них силой вытащили заявителя из такси. Они надели на него наручники и шапку из эластичного материала черного цвета, из-под которой он почти ничего не видел. Его подвели к микроавтобусу черного цвета, припарковавшемуся вплотную сзади к машине такси. У двери стоял третий человек, который направил на заявителя пистолет. Его усадили в микроавтобус, где положили на сиденья. Голову поверх шапки обмотали клейкой лентой, поверх туловища заявителя набросили куртку».

Темерханова, как он утверждает, везли около двух часов. Как и Эдильбиев, он предполагает, что «тюрьма» была за городом: «Заявителя привезли к зданию, которое, как ему показалось, находилось на окруженной лесом территории. Его сразу завели в здание и провели вниз по лестнице, ему пришлось переступить через два порога. В помещении Темерханова пристегнули к тонкой трубе, которая проходила примерно в метре от пола». Там его держали до 25 августа, то есть пять дней.

Илья Рождественский 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *