Почему россиянам нужен вождь?

На выборах происходит конкуренция личностей, а не политических программ. В результате мы получаем во власти не управленцев, а лидеров нации.

В то время как специалисты анализируют и сравнивают программы политиков и кандидатов на выборах, простые люди зачастую не обращают на «своды обещаний» никакого внимания. Они голосуют не за программу, а за «приятную личность». Откуда взялся такой «вождизм» в предпочтениях электората и как он преломляется в текущей предвыборной кампании, «Росбалт» спросил политологов и социологов.

Анна Очкина, социолог, руководитель Центра социального анализа ИГСО:

«У нас в стране вообще абсолютно персонализированное голосование, поскольку политического лица не имеет никто из претендующих на пост президента.

Ксения Собчак, например, открыто сказала, что политиком себя не считает, поэтому будет консультироваться с экспертами и вообще просто хочет показать наличие „альтернативы“. Какой именно — этого она тоже четко не обозначила.

Политическое лицо остальных кандидатов, опять же, никому не понятно. Все знают лишь, что у Владимира Жириновского есть этикетка „ЛПДР“, а у Геннадия Зюганова — „КПРФ“. При этом руководство КПРФ столько раз меняло позицию и так размыло слово „коммунистическая“, что и тут говорить о политическом лице невозможно.

Более определенны были, может быть, только либералы. Но им пришлось вводить в программы и выступления много популистских лозунгов, поэтому свою политическую идентичность они сильно размыли. Программа Алексея Навального абсолютно противоречива, экономическая составляющая с социальной не сходится. Можно пошутить, что он „путается в показаниях“. Конечно, Навальный играет на контрасте, хочет показать, какой он молодой, продвинутый, честный, красивый. В этом смысле он нацелен на молодежь, которая тоже не имеет политической культуры, основанной на осознанном гражданском действии.

Вот и получается, что у нас происходит конкуренция личностей, и в этом смысле у Владимира Путина соперников нет. А он сам всегда сознательно подчеркивает свою независимость от политических лагерей.

Причина господства такой политической культуры заключается в том, что она формировалась у массы населения только в советское время. До Октябрьской революции подавляющее большинство людей были вообще отлучены от какой-либо сознательной, хотя бы гражданской, а не то что политической, активности. В советское же время она формировалась довольно авторитарным способом. С одной стороны, человека много учили, поощряли гражданскую и творческую активность, но, с другой стороны, старались дать по рукам, если эта активность была не очень удобной. А поскольку опыта, когда от твоей гражданской активности зависит твое благополучие, не было, и не было исторического опыта реальной многопартийности, то и современной политической культуре взяться неоткуда».

Роман Романов, социолог, политолог:

«„Персонализированное“ голосование — это черта, в разной степени выраженная во многих странах. Потому что конкуренция программ как таковая за последние 20-30 лет существенно снизилась. В политике становятся все более востребованными маркетинговые, рекламные технологии, и люди не читают программы в том числе и потому, что они одинаковы как военные мундиры. Иногда во время выборов реализуется проблемно-ориентированное голосование, то есть на повестку дня выносится какой-то набор проблем и кандидаты позиционируют себя по отношению к этим проблемам. За войну — против войны, за налоги — против налогов, ну и т. д. Но это не совсем программа, это просто небольшой набор тезисов. А если говорить о программах как о больших, детально разработанных документах, то их, конечно продолжают писать. Но до массового избирателя они доходят только в формате слоганов, „кусочков“ из дебатов.

В России, помимо этого, чудовищно важна роль личности. Это образ, личная история, те представления, которые получится сформировать о человеке. Российский избиратель очень хорошо понимает, что документ может быть написан любой, но важно, кто за ним стоит. Поэтому мы голосуем за личность, даже не в психологическом, а в литературном смысле слова. Имеется в виду, что человек обладает набором каких-то ярко выраженных черт, что он способен чего-то добиваться, что-то собою представляет.

Владимир Путин и Алексей Навальный в этом плане отличаются технологически. Путину не нужно демонстрировать свою личность, раскрывать характер. Он уже всем известен, всем себя показал — как сторонникам, так и противникам. Ему лишь нужно периодически напоминать избирателю о каких-то своих качествах, демонстрировать их более выпукло. Тем более что технологи Путина очень хорошо понимают еще один довольно важный момент: массовый российский избиратель ориентирован на личность, но при этом нужно соблюдать некоторый баланс. Парадоксально, но у нас не любят, когда человек очень сильно выпячивает себя. Путину это отчасти прощается, но он в этом поле работает очень корректно и чрезмерно себя не выставляет, как Владимир Жириновский, например.

У Навального другая история. Ему нужно познакомить избирателя с собой. Вся его программа насквозь популистская и он сам идет в левой популистской повестке, пытаясь построить личностный бренд. Перед ним такая задача стоит, потому что многие в России его просто не знают.

Вот в этом и разница. Навальному образ надо создать, а Путин уже все создал».

Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий, политолог:

«Голосование за кандидата, а не за программу, вообще свойственно России, так было всегда. Лишь в конце 1980-х, когда „прорвало“ после господства цензуры, люди читали программы, пытаясь отыскать там истину. Сейчас это уже неактуально, поэтому голосуют за человека и за его идеи, изложенные не в программах, а в каких-то лозунгах, месседжах, которые кандидат посылает населению.

Владимир Путин посылает свои месседжи относительно стабильности, суверенитета, успехов во внешней политике, необходимости все это отстоять, сохранить. Посылаются также месседжи официального характера, связанные с демографией, денежными выплатами населению и т. д. Главная идея Путина — о том, что если не он, то все рухнет. Это его главный месседж, и он весьма эффективен.

Что касается Алексея Навального, то у него один простой коренной месседж: борьба с коррупцией. Из этой борьбы он выводит все остальное: если не будет коррупции, то и здравоохранение станет лучше, и для пенсионеров дополнительные деньги найдем и т. д. А подробности политической программы Навального мало кто читает. Ну, разве что по поводу миграции, и то далеко не все. Большинству это малоинтересно».

Денис Волков, социолог, эксперт «Левада-Центр»:

«Человек голосует прежде всего за личность. Немного по-иному только у коммунистов, где идентификация связана с партией и идеологией. В остальных случаях — это касается и Путина, и Жириновского, и, отчасти, Явлинского — это голосование за людей. Но при этом политик, за которого голосуют, в глазах избирателей представляет собой некоторую программу, представления о том, что за страну он хочет строить.

Когда мы, социологи, задаем вопрос о доверии политикам, а потом о том, кто из политиков обладает планом переустройства страны, наиболее близким респондентам, то получаем примерно одни и те же результаты. То есть отчасти можно сказать, что доверие связывается с некоторыми надеждами по поводу человека и тем, какая жизнь при нем будет. Такая картина фиксируется на всем протяжении наших наблюдений с середины 1990-х годов. Многие избиратели будут говорить, что хотели бы почитать программу кандидата, но, конечно, никто особо ее не читает. Важнее, какие надежды связаны с конкретным человеком.

В случае с Владимиром Путиным еще более развиты персоналистские черты. Кто-то говорит, что голосует за Путина потому, что он ему нравится как политик с некоторыми ценностями и программой (пусть ее даже точно не назовут). Другие говорят, что они поддерживают власть, потому что она обеспечивает какую-то нормальную жизнь. Путин давно у власти, и есть целый комплекс представлений о том, что связано с его правлением. Например, повышение авторитета страны в мире, повышение уровня жизни по контрасту с „девяностыми“ — люди этот контраст помнят, а Путин постоянно на него указывает. В образе Путина важно, что он „в меру жесткий“, решительный, не пьет, и в то же время люди думают, что знают, какая жизнь будет „при Путине“.

В случае с Алексеем Навальным сложнее говорить, потому что он пока не имеет доступа к широким СМИ, а тех каналов, которые для него открыты, соцсетей, явно недостаточно для узнавания. Поскольку сейчас за ним в большей степени следят самые „продвинутые“ избиратели, то для них, возможно, наличие программы тоже важно. Но все равно Навального ценят не за программу, а за то, что он делает: за его активность, за то, что ездит по регионам, что-то говорит, сопротивляется и т. д. Поэтому для его сторонников не сильно важно, что программа не проработана или она популистская, как критикуют специалисты».

Дмитрий Ремизов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *