Почему массовая вакцинация от ковида проваливается

Мнение аналитика открытых данных Александра Драгана о причинах и масштабе дефицита вакцины и желающих привиться

Три месяца назад, 5 декабря 2020 года, в России объявили «масштабную» вакцинацию от ковида. Россия стала первой в мире страной, которая начала массово прививать население российской же вакциной «Спутник V». К концу марта в гражданском обороте в России будет уже три отечественные вакцины.

На старте вакцинации российские власти заявили об амбициозных планах: чтобы «взять заболевание под контроль», то есть сформировать коллективный иммунитет на уровне страны, привито должно быть 60% взрослого населения, этого показателя можно, по оценке главы Минздрава Михаила Мурашко, достичь к июлю 2021 года. На этот показатель ориентируются чиновники на местах. 60% взрослого населения России — это 65 миллионов человек.

Но пока больших успехов нет. Наоборот, пока массовую прививочную кампанию Россия проваливает. За три месяца в России вакцинировались от ковида всего 5 миллионов человек, из них 3 миллиона сделали это в течение последнего месяца. В сутки по всей стране сейчас прививают не более 0,1% населения, средние темпы вакцинации за последнюю неделю — 110−120 тыс. человек. Если так пойдет и дальше, на вакцинацию 60% взрослых россиян уйдет больше года — 500 дней. На то, чтобы привить хотя бы треть взрослых, потребуется 8,5 месяцев.

Проблемы здесь две: дефицит вакцины в российских регионах и дефицит желающих привиться. Но дефицит желающих, похоже, государство устраивает, потому что массированной государственной кампании пропаганды вакцинации нет.

Куда улетает «Спутник»

Начнем с дефицита вакцины. Кремль гордится тем, что Россия первой в мире зарегистрировала вакцину от ковида, патриотично названную «Спутник V», и что эта вакцина, которую Москва активно продвигает, востребована за пределами страны. По данным на 5 марта «Спутник» — уже вторая по числу одобрений регуляторами вакцина от ковида в мире (ее опережает только британская AstraZeneca). «Спутник» зарегистрировали уже в 45 странах, и список растет, а к бедным странам вроде Боливии, Венесуэлы и Никарагуа постепенно присоединяются и куда более благополучные европейские Словакия, Чехия, Польша, Венгрия. 17 февраля РФПИ сообщил, что подписал контракты на производство 1,4 млрд доз для вакцинации 700 млн человек — всего 15 производителей в 10 странах.

Спрос на «Спутник» за рубежом растет быстро, но удовлетворить его, очевидно, Россия пока не в состоянии. Некоторые страны получают считанные тыс.и доз при заключенных миллионных контрактах, где-то поставки отстают от графика — здесь и далее примеры приведены в раскрывающихся сносках.  .

Всего Россия поставила «Спутник V» уже в 17 стран и несколько территорий  , общий объем поставок — более 4 млн доз, и в ближайшие дни ожидаются поставки еще минимум 600 тыс.

Кому достается больше всего «Спутника»

Млн доз

Россия               6,0
Аргентина          1,7
Иран                  0,8
Сербия              0,4
Другие               1,2

4 миллиона «экспортной» вакцины — это больше трети от произведенных на 20 февраля 11 млн доз (дозой здесь и далее называется комплект из первого и второго компонента «Спутника», а не их сумма).

Официально приоритетный рынок российских производителей вакцины — внутренний. В феврале 2021 года глава РФПИ Кирилл Дмитриев говорил, что до июня 2021 года весь «Спутник» российского производства будет направляться только на российский же рынок. Но зарубежное производство пока скромное. Покрывает ли южнокорейское производство многомиллионные поставки за рубеж — вопрос открытый.

Данные о поставках по России отрывочны. Цифры обнародовали в 73 регионах, где проживают 87% населения страны, там на начало марта получили 4,59 млн доз, этого достаточно для вакцинации 4,9% взрослого населения в этих регионах. На оставшиеся регионы, если там та же пропорция, должно приходиться еще 230 тыс. поставленных доз. Данных по Москве нет ни по поставкам, ни по остаткам, но, очевидно, в столицу поступило не менее миллиона доз (при 700 тыс. вакцинированных на начало марта, 100 стационарных прививочных пунктах и нескольких десятках выездных, плюс частные клиники). Итого на начало марта российские регионы получили оценочно порядка 5,9 млн доз вакцины — это всего на 47% больше, чем было поставлено за рубеж. Это соответствует цифрам, обнародованным месяц назад Мурашко: 4 млн доз доставлено в российские регионы, еще 2 млн уже отгружено и в пути.

Подведем промежуточный итог: 4 млн доз российской вакцины — за границей, 6 млн внутри страны, миллион не израсходован. Вероятно, именно сравнительно низкими темпами производства вакцины, небольшими запасами и крупными международными контрактами можно объяснить то, что Кремль не спешит разворачивать широкую информационную кампанию по вакцинации россиян.

Тем более что во многих российских городах и регионах сейчас и без массированной кампании быстро заканчивается вакцина.

Куда не прилетел «Спутник»

Только за последние две недели сигналы о нехватке вакцины поступили из девяти российских регионов. Это Вологодская область; Тверская; Ульяновская; Калужская; Свердловская; Якутия; Забайкалье; Крым. О дефиците сообщают в Волгоградской области  , а вакцина, считают местные чиновники, идет туда, где выше заболеваемость, в Москву и Петербург. Но, как мы увидим дальше, это не так, и заболеваемость на распределение вакцины никак не влияет.

Ранее в феврале о нехватке вакцин заявляли подмосковные районы, Ленобласть, Новосибирск, Челябинская область,Магадан, Владимирская область,ЕАО — в десятках городов и регионов из-за дефицита вакцинация приостанавливалась.

В марте дефицит никуда не делся, а нарушение сроков и обещаний, малые объемы или редкие поставки вакцины остаются системной проблемой. Об этом говорят данные отчетов 57 регионов  о планах поставки вакцины до конца зимы, о фактических поставках на конец февраля-начало марта и о числе привитых.

Кремль же дефицита вакцин не замечает — по словам Дмитрия Пескова, там «нет информации», что спрос на прививки превышает предложение. Всего, по словам Дениса Мантурова, до июня регионы должны получить 70 млн доз вакцины.

Как поделить

Нехватка вакцины в отдельных регионах ставит важный вопрос: а по какому принципу вообще Минздрав ее распределяет?

Анализ региональной статистики показывает, что какой-то логики или системы в этом не просматривается.

Единственная найденная мной сильная корреляция — это план по поставке вакцин и численность населения региона. Чем крупнее регион, тем больше доз ему обещали.

Но рассматривать такую корреляцию некорректно — правильно оценивать не абсолютное число доз, а долю населения, которая сможет ими привиться: 100 тыс. для Петербурга совсем не то же самое, что 100 тыс. для Якутии. А вот тут зависимости уже нет:

Есть еще одна корреляция, но уже средняя на грани со слабой (0,51) — между числом врачей и среднего медицинского персонала в пересчете на население и числом обещанных региону доз. Как правило, регионы с большей долей медперсонала могут рассчитывать и получают больше вакцин. Но есть исключения.

На этом корреляции заканчиваются.

Например, уровень заболеваемости в регионе не имеет значения. В Волгоградской области, которая получила 60 тыс. доз вместо плановых 96, за два месяца выявили 604 заболевших на 100 тыс. населения. А в Кемеровской области — регионе с сопоставимым населением — в тот же период выявили в 2,5 раза меньше заболевших. Однако Кузбасс получил на 37% больше доз, чем Волгоград: 94 тыс. из 132 запланированных.

Благополучие региона тоже ничего не гарантирует: так, богатой Тюменской области изначально выделили столько же вакцины в пересчете на население, сколько и бедной Курганской — менее чем на 5% взрослых. А получила в результате больше Курганская. Но в итоге оба региона привили одинаково низкий процент взрослого населения: всего 2,9% за три месяца.

Нет никакой зависимости и от географии — удаленности региона от центрального склада, где проходит контроль качества вакцины, и потенциальной сложности логистики. Дальневосточные регионы прививаются активнее остальной России.

Не играет решающей роли и количество больничных коек, которыми располагает регион.

Нет корреляции по доле старшего населения, для которой коронавирус особенно опасен. Нет зависимости и от размера других групп риска — например, от числа преподавателей на 100 тыс. населения.

Не влияют на распределение вакцин ни ковидная смертность, ни общая избыточная смертность. В главных аутсайдерах по полученным дозам и привитому населению — северокавказские республики, на которые приходится рекордный прирост смертности в 2020 году. Можно было бы предполагать, что больше вакцин выделяют тем регионам, где избыточная смертность ниже, а значит — меньше людей переболело, а значит — выше риски от новой волны, но и так это не работает.

Даже заявленные властями принципы распределения в реальности не работают. Один из них — связь темпов поставок с количеством уже использованных регионом доз. Такая схема описана и в постановлении правительства от 15 декабря 2020 года: каждую неделю производители направляют в Минздрав информацию об остатках, затем Минздрав в течение двух дней распределяет их, «исходя из потребностей того или иного региона». То, что есть несколько регионов, получивших вакцину сверх изначального плана, косвенно эту схему подтверждает.

Но есть немало обратных примеров: Вологодская область, Калининградская, Волгоградская, Чувашия.

Такая бессистемность может дополнительно усугублять ситуацию и создавать искусственный дефицит там, где системе здравоохранения нужна дополнительная поддержка, и где доля населения из групп риска высока.

В неударном темпе

Еще один серьезный повод для беспокойства — падение темпов вакцинации. О том, что планы быстрой массовой вакцинации уже, кажется, срываются, свидетельствуют промежуточные данные. В конце января Татьяна Голикова заявляла о планах привить 20 млн россиян в первом квартале 2021 года — как минимум первой дозой «Спутника». На тот момент было вакцинировано всего 600 тыс. человек, прививали по 30 тыс. в сутки. Чтобы успеть привить еще 19,4 млн до конца первого квартала, уже тогда темпы вакцинации надо было нарастить в десять раз. Но этого не случилось: за прошедшие с того времени полтора месяца темпы вакцинации выросли всего в четыре раза. Теперь, чтобы успеть привить 20 млн россиян до конца марта, они должны вырасти еще в пять-шесть раз — до 600−650 тыс. человек в сутки. При текущих же темпах вакцинации выйти на 20 млн привитых (а это, напомним, только промежуточная цель) удастся только через 4,5 месяца — к концу не марта, а июля.

И за последний месяц темпы вакцинации не выросли. Даже в регионах, где есть и запас вакцин, и развернутая сеть прививочных пунктов, и ресурсы для широкой прививочной кампании, число новых привитых сокращается. На примере этих регионов видно, что главная проблема — это не дефицит вакцин. Главная проблема — в нас.

Возьмем Москву. По данным регионального оперштаба на 5 марта, в Москве вакцинировано 700 тыс. человек, а это значит, что темпы вакцинации в столице резко снижаются.

Она первой в стране начала активную кампанию и первой вышла на заметные цифры. Если в новогодние праздники столица прививала по 6−7 тыс. человек в сутки, то уже во второй половине января темпы выросли до 10−12 тыс., а в конце месяца — до 14−15 тыс. В январе был ажиотаж: полная запись в поликлиниках, очередь на две недели вперед, постоянное открытие новых пунктов, запуск выездной вакцинации. Казалось, что те 14 тыс. привитых — далеко не предел: в масштабах Москвы это более чем скромные цифры. Но после первого всплеска ажиотаж спал, двухчасовые очереди в ГУМе рассосались, запись в поликлиниках вернулась к уровню декабря — можно записаться и привиться в тот же день. А число новых вакцинированных с середины февраля начало падать и снижается уже почти месяц. Сейчас в Москве делают почти вдвое меньше прививок, чем полтора месяца назад — около 8−9 тыс. человек в день.

Похожая картина в Петербурге. Здесь пик спроса пришелся на середину февраля, тогда город вышел на 9,5 тыс. привитых в сутки, это произошло вскоре после запуска мобильных пунктов. Последние три недели спрос сильно падает, несмотря на открытие пунктов вакцинации в торговых центрах. Петербургские власти тревожатся из-за «снижения интенсивности вакцинации из-за недостаточной активности жителей». Еженедельное число привитых упало на 60%  . Если в феврале прививали по 8 тыс. человек в сутки, то теперь — меньше 5 тыс. И это не разовый спад, спровоцированный праздниками, это неприятная тенденция.

График вакцинации в Санкт-Петербурге

Или Дагестан — главный отстающий в вакцинной гонке. Здесь прививают менее 800 человек в сутки, и это при населении больше 3 млн. До конца февраля Дагестан ожидал 94 тыс. доз, фактически получил 25 тыс., а использовал только две трети от полученного.

Еще один пример — Краснодарский край. После первого ажиотажа и многочасовых очередей в поликлиниках и на выездных пунктах волна схлынула, темпы снизились, а местные жители делятся тем, что теперь можно свободно привиться — пункты вакцинации свободны.

Очевидно, после удовлетворения первичного спроса фокус смещается, и появляется новая проблема: нехватка желающих сделать прививку. Это хорошо видно по совокупному графику с динамикой вакцинации по крупным регионам, где не наблюдается дефицита вакцин — их семь.

Замедление темпов вакцинации заметно не только в крупных регионах, но и по стране в целом, и по федеральным округам:

Как видно на графике, к середине зимы темпы вакцинации резко ускоряются — от 30 тыс. в середине января до 133−144 тыс. в середине февраля. Но уже во второй половине февраля они резко замедлились (до 70−90 тыс. в сутки), и за первую неделю марта к февральскому уровню так и не вернулись: последние две недели в России прививаются в среднем 100−120 тыс. человек в сутки.

При текущих темпах для вакцинации 60% взрослого населения потребуется ещё 16-18 месяцев. С одной стороны, ясно, что вакцинация — процесс нелинейный, и лобовая оценка здесь не годится. Наращивается производство, решаются проблемы с логистикой, для хранения и перевозки вакцины больше не нужны суперхолодильники, правда, возникает другая проблема. С другой стороны, конкретно в России на протяжении последнего месяца вакцинация представляет собой именно линейный процесс. Переход от 13 тыс. привитых в сутки к 130 тысячам оказался стремительным, а вот перехода от 130 тыс. к 1 млн или хотя бы к 500 тысячам пока не наблюдается — и судя по всему, в ближайшие недели кардинальный перелом нас вряд ли ждет.

А зачем прививаться?

Единственный растущий сейчас по темпам вакцинации регион — Московская область, в остальных с середины февраля спад. Чем это можно попробовать объяснить? Подмосковье ведет очень активную информационную кампанию, подстегивая мобилизацию: губернатор рассказывает о простоте и удобстве вакцинации, все время открываются новые прививочные пункты — в торговых центрах, в аэропорту Домодедово, в МФЦ, а в планах — вакцинация дачников. Только за последние две недели, по данным Яндекс.Новостей, было опубликовано 554 заметки о вакцинации в Подмосковье. Для сравнения: за тот же период о вакцинации в Москве вышло 254 заметки, в Петербурге — 70, в остальных рассмотренных регионах — от 30 до 50.

Но причина спада темпов вакцинации в других регионах, на мой взгляд, не только в низкой активности местных властей и СМИ. Кажется, тут важнее другое: что именно государство доносит до граждан. Полагаю, искать причину того, что почти две трети опрошенных не готовы прививаться «Спутником», надо здесь: в коммуникации государства.

В этом смысле показателен «Первый канал». Если весь январь контролируемый государством канал сообщал об активном разворачивании массовой вакцинации, постоянном наращивании темпов и открытии новых пунктов, то теперь оптика поменялась. Россия уже выглядит победительницей: в эфир выходят сюжеты, что пандемия постепенно отступает благодаря вакцинации (как минимум в некоторых регионах). В последний месяц подавляющее большинство новостей о вакцине — это сообщения о международных успехах России, о регистрации российской вакцины в разных странах и о новых переговорах, о поставках «Спутника» за рубеж. Репортажей, которые стимулировали бы прививаться самих россиян, теперь практически нет. На фоне резкого спада заболеваемости (подлинного, а не только медийного) у россиян остается все меньше причин вакцинироваться. И государство, похоже, не против этого.

А тем временем в других странах, по версии «Первого» — коллапс здравоохранения, вакцинные войны и мечты о «Спутнике». Подчеркнуть его превосходство помогают репортажи об умирающих после западных вакцин стариках, об опасных синдромах и нежелательных побочных явлениях, о нечистоплотности западных производителей и неэффективности их вакцин.

Только вот если настойчиво и регулярно рассказывать истории про умерших после прививки, люди могут услышать в них не то, что им хотят сказать. Не «Pfizer плох, а Спутник лучший» — а «от коронавирусных вакцин умирают люди». Персональный риск заболеть кажется минимальным — эпидемия же отступила, общественная польза от вакцинации также не ясна. А раз так, то безопаснее вообще не вакцинироваться.

Подведем итоги. Прошло полтора месяца с начала «массовой» вакцинации от ковида в России и три месяца — с начала «масштабной». Скачок от нескольких десятков тысяч вакцинированных к пяти миллионам может выглядеть внушительно. На деле же — темпы более чем скромные и если их не нарастить быстро и сильно, то установленные самими же властями высокие показатели вакцинации в нужный срок просто не могут быть достигнуты. Это значит, что Россия, страна, самостоятельно разработавшая и производящая вакцину, и вакцину неплохую, рискует провалить кампанию массовой вакцинации своих граждан. Да, пропаганда может рапортовать о большом успехе российской вакцины за рубежом. Но похвастаться большим успехом кампании по вакцинации в России не получится (спасибо за это в том числе самой пропаганде — она теперь сосредоточилась на международном успехе российской вакцины, а не на важности сделать прививку от ковида). Это тем более опасно, потому что против части новых штаммов вакцины менее эффективны. Такая медленная вакцинация может привести к появлению других штаммов, устойчивых к иммунному ответу, которые могут свести на нет все усилия по вакцинации.

Одно утешает: в компании с нами будет, кажется, весь мир. Кроме, быть может, Израиля, ОАЭ и отдельных счастливчиков вроде Сербии, которые успевают быстро и массово привить свое население — и не в последнюю очередь благодаря российскому «Спутнику».

Александр Драган,
Аналитик открытых данных

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *