Пенсионные системы четырех государств. Сравним!

Первое, с чего надо начать, так это признать, что наша пенсионная система очень неустойчива. Уже после развала Советского Союза система меняется пятый раз, и всерьез. Надо разобраться, почему же после очередной реформы ситуация только ухудшается. Сравним с пенсионными системами в других странах, чтобы понять, что же у нас не так.

Возьмем Норвегию. Она проводила пенсионную реформу целых 8 лет. В 2001 году была собрана пенсионная комиссия, которая рассмотрела все предложения. Эти предложения обсуждались обществом, высказывались «за» и «против», и только в 2009 году был принят закон об основах пенсионной системы Норвегии, который работает до сих пор.

Другой пример — Швеция. В проекте бюджета на 1991–1992 год прошлого века уже были заложены основания для проведения пенсионной реформы в Швеции. Когда эта реформа была проведена? Тоже только через 8 лет. В 1999 году!

Наконец, Германия. После того как объединились ФРГ и ГДР, настали непростые времена и, тем не менее, начиная с 2015 года в ФРГ проводится реформа, предусматривающая увеличение возраста выхода граждан на пенсию. Как она проводится? В этой стране возраст выхода граждан на пенсию, как женщин, так и мужчин, одинаков. Так вот, с 2015 года в течение 15 лет пенсионный возраст будет увеличиваться на 2 месяца в год пока с 65 лет не дойдет до 67-ми.

А теперь посмотрим на Российскую Федерацию. Не говорю о том, что пенсионных реформ была много. Предпоследняя, проведенная в 2015 году, запудрила мозги так, что даже я, математик по образованию, чтобы рассчитать кому-то пенсию, должна приложить большие усилия, поскольку балльная система очень непрозрачная. Смешнее всего то, что балльная-то она балльная, но стоимость балла назначает правительство! То есть, сколько бы ты баллов ни заработал, понизить твою пенсию элементарно, просто уменьшив значение самого балльного коэффициента.

Однако, ладно, с той системой как-то смирились, наступил 2018 год. Давно говорили о повышении пенсионного возраста. Но что при этом было сделано? Моментально, за 4 месяца, был принят закон, который повышает пенсионный возраст не на 2 месяца, не на год, а на 5 лет одним ударом. Наши пенсионные реформы так непродуктивны прежде всего потому, что не обсуждаются в обществе, не согласуются с гражданами. Люди вышли на митинги, потом президент уменьшил возраст выхода на пенсию женщин на 3 года, и все затихло, закон был принят Госдумой и вступил в действие в октябре этого года. Все быстро и без оглядки на население.

Почему я сравниваю пенсионные системы России, Норвегии, Швеции и Германии? Только потому, что Норвегия, Швеция и Германия занимают первые три места по уровню пенсионного обеспечения. А мы, к сожалению, 40-е. Почему? Разве мы бедная страна? У нас столько природных богатств! Мы получаем огромные деньги от продажи национального достояния — газа и нефти? Мы развиваем экономику. И нам не с чего платить пенсионерам? Неправда, все есть, нет только желания заботиться о своем народе.

Главная причина бедности наших пенсионеров — наше лидерство по уровню коррупции, по казнокрадству, по отмыву вывезенных из страны ворованных капиталов. По сведениям Transparency International, которая ежегодно замеряет уровень коррупционности в странах и отношение населения стран к коррупции, Россия находится на позорном 135-м месте. А 4-е место по низкому уровню коррупции как раз занимает Норвегия, 6-е — Швеция, 12-е — Германия. Учтем, что пенсионное обеспечение напрямую связано с заработной платой. Какие бы пенсионные системы в разных странах ни применялись, пенсия прежде всего зависит от зарплат, которые люди получают. И если мы признаем, что коррупционность у нас высокая, что каждому предпринимателю нужно «отстегнуть» властям для того, чтобы свой бизнес сохранить, то он может это сделать только за счет фонда заработной платы и, соответственно, отчислений в Пенсионный фонд. Исключение — менеджеры компаний и высокопоставленные чиновники, там все в порядке. Для них коррупционность Российской Федерации — источник богатств.

Теперь давайте посмотрим, когда пенсионные системы в этих странах появились? К моему большому удивлению, я выяснила, что Устав о пенсиях и единовременных пособиях был принят в России еще в 1820 году. Правда, касался он военнослужащих и государственных служащих. Ничего вам не напоминает о нынешней России, когда пенсии наших госслужащих и военнослужащих не связаны с общей пенсионной системой? У них своя, льготная, система. У госслужащих есть большие доплаты, у военнослужащих пенсии просто выплачиваются не из пенсионного фонда, а из государственного бюджета, то есть пенсии никак не связаны с их заработной платой, с их окладами.

Из чего складывается пенсия? У нас пенсия состоит из трех частей: страховая пенсия, фиксированная выплата к страховой пенсии плюс накопительная пенсия. Закономерный вопрос: почему фиксированная выплата к страховой пенсии идет от нее отдельно? Да потому что чиновники могут манипулировать этой фиксированной выплатой, которая назначается государством. А с накопительной частью у нас просто беда: несколько лет подряд изымая деньги из накопительной системы, государство с прошлого года просто убрало этот накопительный коэффициент, теперь все отчисления идут в Пенсионный фонд, а не на личные счета будущих пенсионеров. Людей просто ограбили, отняв накопления.

Сравним структуру нашей системы пенсионного обеспечения со структурой системы пенсионного обеспечения в Норвегии. Во-первых, у них есть Национальная система страхования. И она никак не зависит от того, как и сколько человек работает. Это бюджетные деньги. И из этих бюджетных денег выплачивается пенсия, даже невзирая на ту заработную плату, которую люди получали, хотя она у них очень высокая, это страна с самым высоким уровнем заработной платы в Европе. Тем не менее, есть вот такая страховая бюджетная подушка, из которой тебе заплатят, если ты работал, конечно, в зависимости от стажа. Во-вторых, в Норвегии есть профессиональные пенсионные планы, по которым каждое профессиональное сообщество по коллективным договорам доплачивает своим работникам из своих страховых фондов. Вот там уже заработная плата имеет значение. В-третьих — это индивидуальные добровольные накопления.

Собственно, если мы говорим о нашей стране, у нас они тоже есть — так называемые негосударственные пенсионные фонды, в которые каждый человек может отчислять свои деньги и получать потом некую добавку к пенсии. Но весь вопрос в сохранности этих денег. Никто не гарантирует нам, что в этих негосударственных пенсионных фондах наши накопления сохранятся, что менеджеры не выдадут их в форме кредитов своим друзьям и знакомым под мизерный процент. Поэтому россияне очень опасливо относятся к НПФ и лишь малый процент использует их для своих накоплений.

Теперь поговорим о Швеции. У них тоже есть три уровня. Есть так называемая условно-накопительная часть: это часть солидарная, то есть работники туда деньги вкладывают, их вклад учитывается в качестве баллов, но эти деньги распределяются солидарно между теми, кто уже не работает. Есть персональная накопительная часть — это то, что у нас называлось просто накопительная пенсия. Есть, наконец, бюджетная гарантированная пенсия, так называемая социальная, у нас она тоже есть, правда, выплачивается она там не пенсионеру по возрасту, а на 5 лет позже. Эта пенсия предусмотрена, чтобы не дать человеку умереть с голоду, если он по каким-то причинам не работал либо у него была очень маленькая зарплата и отчисления очень небольшие.

Теперь сравним пенсионные отчисления. В России — это 22% от фонда заработной платы, которые каждый работодатель выплачивает в Пенсионный фонд. В Норвегии для работников по найму отчисляют только 8,2% от зарплаты, для самостоятельно занятых — 11,4%, в Швеции — 16%, в Германии — 19,4%.

Отметим, что везде есть предельная величина для отчислений в пенсионный фонд. Иногда спрашивают: почему у нас высокооплачиваемые люди платят меньший процент от зарплаты, чем низкооплачиваемые? Это вопрос, который всех волнует. Впрочем, в любой стране установлен предел заработной платы, после которой работник не платит в пенсионный фонд. Есть максимум, до которого идут отчисления в пенсионный фонд, а выше — работодатель уже не платит, или сам работник, в разных странах по-разному. Но посмотрите, каков этот максимум! В нашей стране это 1 млн 21 тыс. рублей в год, или в месяц — 85 тысяч рублей. Вот ты 85 тысяч в месяц получаешь, за эти 85 тысяч твой работодатель выкладывает 22% в Пенсионный фонд. А если больше зарплата? Тогда — только 10%! Это несправедливо! Если посмотреть на доходы многих наших чиновников и менеджеров, то у них по миллиону и больше получается в месяц. Но они платят 22% только от первых 85 тысяч!

А в других странах? В этих странах есть то же самое ограничение, но с какого уровня? В Норвегии отчисляют положенные проценты в Пенсионный фонд до уровня годового дохода гражданина в 28 млн рублей в год. Сравните: у нас предел 1 млн 21 тыс., а у них — 28 млн рублей. То есть если норвежец получает 28 миллионов рублей в год, то проценты отчисляют в пенсионный фонд полностью; если же годовая зарплата больше, то с превышения проценты он уже не платит. Предел 28 млн руб. в год. А у нас богатым людям снижают выплаты в Пенсионный фонд уже после 1 млн 21 тыс. годовых доходов!То есть в Норвегии освобождают от отчислений действительно богатых, а у нас обирают низко оплачиваемых!

Табл. 1

А каков уровень, до которого производится максимальный процент отчислений в Швеции? Это  25 миллионов рублей. В Германии немного меньше — 4 миллиона (см. табл. № 1). Но это все равно намного больше, чем у нас. В России власть оправдывает льготы высокооплачиваемым тем, что иначе, мол, работодатели не будут показывать высокие зарплаты, а рассчитываться будут «налом». Вот здесь и выявляется тесная связь высокого уровня коррупции в России с низким уровнем наших пенсий.Там, где власть действительно служит народу, а не преследует свои корыстные интересы, там отмывания украденных со счетов денег не происходит, это жестко пресекается налоговой инспекцией. Там в конвертах зарплату платить просто невозможно! Подобная отговорка дает возможность нашим чиновникам недоплачивать в пенсионный фонд огромные деньги, оставляя их в карманах нуворишей. А ведь эти отчисления можно было бы  использовать для пополнения Пенсионного фонда, а не травмировать людей  скоротечной пенсионной реформой, при которой многие просто не доживут до пенсии.

Что еще надо отметить, сравнивая пенсионные системы. У нас есть трудовая пенсия по старости, по инвалидности и по случаю потери кормильца. То есть человеку можно платить или по старости, или когда он получит инвалидность, или платить пенсию иждивенцам по случаю потери кормильца. Размер этих пенсий зависит от зарплаты гражданина, то есть от тех отчислений работодателя, которые перечислялись в Пенсионный фонд.

В Норвегии таких пенсий, как у нас, нет. У них просто платится пособие по инвалидности, по потере кормильца, а вся пенсия состоит из базовой, специальной части и пакета пособий. Пакет пособий платится только тем, у кого маленькая пенсия. Опять-таки, маленькая — это оценочная норма. Маленькая по сравнению с чем? По сравнению с нашими пенсиями она просто огромная.

В Швеции очень широкое пенсионное обеспечение. Там и пенсия, которая основана на доходах, и премиальная пенсия, и гарантированная пенсия, и трудовая пенсия за выслугу лет (кстати, она у нас тоже есть, но только у близких к власти категорий работников), и собственные пенсионные сбережения, и пенсия частного предпринимателя, если он у себя такой фонд имеет. Была раньше вдовья пенсия (то есть по потере кормильца), но ее убрали с 1 января 1990 года.

От чего зависит размер пенсий? 

Начнем с России. У нас страховая пенсия по старости по новому закону, который был принят в 2015 году, назначается при наличии не менее 15 лет страхового стажа (до этого было 5 лет). Нельзя сказать, что сейчас уже действует стаж 15 лет, просто каждый год идет увеличение этого страхового стажа, поэтому 15 лет будет, когда закон реализуется полностью. Далее, существует индивидуальный коэффициент пенсионера, который подсчитывается по очень сложной системе. До 2015 года по одной системе, после 2015 года — по другой, но главное, что пенсия умножается на этот коэффициент, а вес этого коэффициента зависит от того, каким назначит его правительство РФ. Кроме того, есть фиксированная выплата, которая тоже зависит от правительства, ну и, как  мы знаем, есть высочайшее достижение — теперь ни один пенсионер не получает денег меньше прожиточного минимума для данного региона. То есть минимальная пенсия теперь будет равна нашему мизерному прожиточному минимуму. И еще могут быть доплаты от субъекта Российской Федерации.

Интересно, что в Норвегии базовая пенсия, как уже отмечалась, зависит лишь от стажа и оплачивается из национального фонда. Есть и специальная часть, она зависит от реальных доходов гражданина. Но в Норвегии с выплатами этой части все не так, как в России. Если доход конкретного гражданина был очень большой, например, в 12 раз больше, чем средняя заработная плата в стране, то ему эта специальная часть вообще не выплачивается. Государство считает, что он и так много имел, и сам себе накопил на пенсию. То есть у нас чем больше получал человек, тем большую он имеет пенсию, а здесь эта пенсия просто исключается. Она идет тем, у кого пенсия много меньше.

Есть еще пакет пособий, но он, опять-таки, начисляется только тем, у кого маленькая пенсия. В сумме пенсия с пособиями должна быть в 1,9 раза больше, чем средняя заработная плата в год.Представьте себе: пенсионер у них должен получать не меньше, чем работник, и это как раз связано с тем, что пожилой человек никак себе по-другому помочь не может, кроме как получая эти деньги. Сюда относятся и инвалиды, которые никогда не работали, они тоже получают пенсию.

А что пенсионеры имеют кроме пенсии? У нас они мало что имеют. Федеральный закон ничего не предусматривает дополнительно для пенсионеров. В Российской Федерации нет закона, кроме добавки до прожиточного минимума, который облагодетельствовал пенсионеров. Есть, конечно, богатые субъекты Российской Федерации, такие как Петербург, Москва, как Екатеринбург, республика Саха, там, где можно за счет местных бюджетов какие-то преференции пенсионерам оказывать. Ну, например, в Москве и Петербурге есть бесплатный проезд не только для тех категорий, которым разрешено ездить бесплатно федеральным законодательством, но и для местных пенсионеров. Но говорить о том, что на таких подачках наши пенсионеры благоденствуют, как норвежские, нельзя.

А что в других странах? В Норвегии пожилые люди стремятся жить в домах престарелых, потому что там отличное обслуживание, каждый живет в отдельной комнате-студии со своей кухонькой. К тому же пенсионеров из северных районов, чтобы у них не было депрессии, возят на 5 месяцев в Испанию отдыхать. Наши пенсионеры о таком и мечтать не могут!

В Швеции государство оплачивает пенсионерам большую часть расходов на медицину. В стране существует много клубов по интересам, где бесплатно проводят свое время пенсионеры. У нас, собственно говоря, такие клубы по интересам тоже есть, но их так мало, что туда можно попасть разве только на недельку и раз в год.

В Германии дошли до того, что бесплатно предоставляют пенсионерам услуги горничных, парикмахеров, медсестер. Коммунальные расходы и оплата жилья проводится по сниженному тарифу, есть скидки для посещения бассейнов, оздоровительных, культурных и других учреждений, а также возможность льготного проезда в общественном транспорте. У нас музеи тоже пошли навстречу пенсионерам, студентам или школьникам предоставляют возможность бесплатного посещения, либо по сниженным ценам. Но это инициатива самих музеев, это не система, которую создало государство.

Очень важно: за счет чего формируются пенсии. В Норвегии система национального страхования финансируется в основном за счет бюджета. В Швеции смешанный принцип — солидарная + накопительная. В Германии это солидарный принцип (молодые платят отчисления на пенсии стариков), к которому мы вернулись сейчас, правда, формально, не совсем отказавшись от накопительного принципа. У нас, похоже, начался переходный период от смешанной системы к солидарной.

Теперь давайте обсудим главное — пенсионный возраст, о котором так много говорили наши государственные деятели. В Норвегии он гибкий: от 62 до 75 лет, в среднем 67; в Швеции — 65; в Германии будет 67 (эту реформу они проводят), у нас теперь по новой системе — у мужчин 65, у женщин 60. Но давайте сравним возраст выхода на пенсию со средней продолжительностью жизни! В Норвегии средняя продолжительность жизни мужчин 80,2 года, женщин — 83,6. В Швеции 81,4 — у мужчин и 84,6 — у женщин. Германия: 78,5 — у мужчин, 83,5 — у женщин. А в России: 62 года — у мужчин, 76,3 — у женщин. Правда, статистики говорят, что уже не 62, а 65, но даже 65 — о чем это говорит? Что судить надо не по абсолютной величине возраста выхода на пенсию, а сравнивая его с той продолжительностью жизни, которая в данной стране существует. Если посмотреть на данные табл. 2., то видно, что это сравнение у нас в пользу пенсионеров не получается!

Табл. 2

И, наконец, сравним среднюю трудовую пенсию. В рублях она в Норвегии 152 тыс., в Швеции 43,6 тыс., в Германии 93,7 тыс., а у нас 14 тыс. рублей. Живи, российский пенсионер, и ни в чем себе не отказывай! Зато мы увеличиваем армию и раздуваем военный бюджет…

Сравнительный анализ показывает, что с пенсиями в России плохо. Одна из причин этого — пассивность, покорность нашего народа. Те протестные митинги, на которые вышли россияне, когда закон о пенсионной реформе был принят Госдумой в первом чтении, казалось, заставят власть учесть объективную реальность нищенского бытия миллионов и изменить свою политику. Поддержать старшее поколение вышла и молодежь. Но все закончилось традиционным разгоном протестующих.

Уменьшил президент возраст выхода женщин на пенсию на 3 года — россияне успокоились. Что в головах у наших людей? По Конституции народ — единственный источник власти. Но мы в массе своей предпочитаем гнить в бедности, но не заявлять о своей власти, не отстаивать свои права и интересы.

НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *