Пенсионерка отстояла право на пикет

Тверской закон о митингах признан противоречащим федеральному законодательству

Жительница Тверской области, задержанная за одиночный пикет, доказала в суде, что региональный закон о митингах не соответствует федеральному законодательству. Документ вводит дополнительное территориальное ограничение для публичных мероприятий, включая одиночные пикеты. Это противоречит ФЗ «О митингах», разрешающему субъектам ограничивать только массовые мероприятия. Ранее “Ъ” сообщал, что в 12 регионах России местные законы ущемляют права участников одиночных пикетов.

Иск в Верховный суд РФ о признании закона Тверской области о проведении публичных мероприятий не соответствующим федеральному закону «О митингах» подала 63-летняя пенсионерка Федеральной пограничной службы РФ Татьяна Джинчвеладзе. Летом 2018 года она вышла с одиночным пикетом к областному правительству, требуя отставки чиновников из-за отказа ремонтировать дорогу к спортшколе олимпийского резерва по гребле, куда ходят ее внуки. Также ее не устраивал единственный туалет для гребцов, находящийся на улице. Полицейские ее задержали, объяснив, что ч. 3 ст. 5.1 закона «О регулировании отдельных вопросов проведения публичных мероприятий на территории Тверской области» запрещает проведение публичных мероприятий, к которым относится одиночный пикет, около зданий органов власти.

Пенсионерка провела более двух суток в отделении, а впоследствии ей был выписан штраф.

«Как только меня освободили, мне позвонил юрист и сказал, что мы обязательно должны обжаловать этот закон, так как он не соответствует ФЗ «О митингах» и Конституции России»,— рассказала “Ъ” госпожа Джинчвеладзе. Она затребовала в заксобрании области текст закона, заверенный печатью, и обратилась в областной суд. Ее представитель, юрист Давид Меладзе пояснил “Ъ”, что п. 2.2 ст. 8 ФЗ «О митингах» разрешает регионам вводить дополнительные территориальные ограничения, но только для массовых мероприятий — митингов, собраний, шествий и демонстраций. А в тверском законе используется фраза «публичные мероприятия», под которые подходят и одиночные пикеты.

Первоначально Тверской областной суд отказал госпоже Джинчвеладзе. «По просьбе юриста заксобрания в суд были вызваны представители областного правительства,— рассказала она “Ъ”.— Они заявили, что региональный закон не запрещает пикетирование, а меня задержали из-за неправильного толкования норм полицейскими». Тогда она при помощи юриста обратилась в Верховный суд РФ. На заседании 23 января 2019 года ответчики повторили свои аргументы, но судьи увидели противоречие федеральному законодательству. «Субъект РФ вправе ограничивать законом места проведения только таких форм публичных мероприятий, как собрание, митинг, шествие и демонстрация,— говорится в решении Верховного суда РФ.— Следовательно, оспариваемая норма, устанавливающая места, в которых не допускается проведение любой формы публичного мероприятия, включая пикетирование, не соответствует имеющим большую силу нормативным правовым актам». Позже госпожа Джинчвеладзе получила в областном суде новое решение о том, что ч. 3 ст. 5.1 закона признана недействующей в той мере, в которой она допускает запрет на одиночное пикетирование. Теперь она ждет, когда депутаты заксобрания внесут поправки в закон. «Но депутатам не обязательно вносить правку. Решение суда вступило в силу, и оно корректирует закон»,— отмечает господин Меладзе. Пока что выходить на пикеты пенсионерка не собирается, ждет, когда сменившиеся члены областного правительства выполнят свои обещания: 300 метров дороги до школы, согласно опубликованным планам, должны отремонтировать до 1 июня, кроме того, она надеется на начало строительства нового здания школы.

Но если в апреле-мае никаких работ не будет, снова выйду с пикетом. Пусть только попробуют меня задержать»,— заявила она “Ъ”.

Ранее аналитики правозащитного проекта «ОВД-Инфо» указывали, что противоречащие федеральному закону ограничения пикетов существуют в 12 регионах (см. “Ъ” за 22 марта). Кроме Тверской, речь идет о Калининградской, Калужской, Оренбургской, Сахалинской областях, Камчатском и Приморском краях, НАО и ЯНАО, а также Адыгее, Бурятии и Карелии. До 2015 года ущемления прав участников одиночных пикетов были в законе Костромской области, но по требованию прокуратуры депутаты Костромской облдумы внесли поправки.

Член комиссии по гражданским свободам и гражданской активности Совета при президенте РФ по правам человека Екатерина Шульман считает, что регионы должны поправить свои законы. Она сообщила “Ъ”, что СПЧ выступает за реформирование закона «О митингах», поскольку тот является «репрессивным и ограничительным». Члены СПЧ сделали такое предложение в декабре 2018 года на встрече с главой государства, который не исключил возможности внесения поправок.

Анастасия Курилова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *