Памяти Мандельштама

Евгений Евтушенко в 2011 году написал стихотворение, названное им «ПАМЯТНИК МАНДЕЛЬШТАМУ В ВОРОНЕЖЕ»:
Есть политика бескультурья,
Притворяется мыслящим сброд,
будто прыткие бесы, колдуя, 
заморачивают народ.

Бескультурье, ты души воруешь,
но не рано ль отчаяться нам,
если всё же вернулся в Воронеж,
хрупко бронзовый Мандельштам?

Бескультурье не дремлет, как скверна.
Лишь бы злобы он вновь не навлёк,
и торчит среди пыльного сквера
неуверенный хохолок.

Восемьдесят лет назад, 27 декабря 1938 года, на Колыме погиб наш великий национальный поэт, замечательный сын земли русской, Осип Эмильевич Мандельштам. Погиб осуждённым за контрреволюционную деятельность, к которой никакого не имел ни расположения, ни сочувствия. И пусть некоторые высокопоставленные деятели нового российского государства сегодня считают, что факты подобной гибели являются результатом «отдельных перегибов на местах», все здравомыслящие граждане хорошо понимают, что смерть светила русской поэзии вписывается в политику сталинского большевистского режима, развязавшего террор против своего народа и являющегося неоспоримым виновником многомиллионных людских жертв в стране, именовавшемся Союзом Советских Социалистических Республик.

Свою судьбу поэт предсказал уже в первых стихах:

Я от жизни смертельно устал,
Ничего от неё не приемлю,
Но люблю мою бедную землю
От того, что иной не видал.

И вот ещё одно точное пророчество истового сына русской земли:

Всё перепуталось, и некому сказать,
Что постепенно холодея,
Всё перепуталось и сладко повторять:
Россия, Лета, Лорелея.

Основные факты жизни Мандельштама сейчас известны -благодаря знаменитым воспоминаниям его вдовы и усилиям добросовестных биографов — гораздо лучше, нежели его изумительная поэзия. России ещё предстоит освоить и оценить по достоинству мандельштамовское наследие. И в этом плане значительный шаг в направлении широкой популяризации творчества поэта сделал Еврейский музей и центр толерантности в Марьиной Роще, открывший в эти дни выставку, посвящённую творчеству поэта и его необыкновенной судьбе. Надо отметить техническую и художественную уникальность самой выставки, экспонаты которой располагаются на внутренних стенах длинной аркады, образно передающей эпоху тридцатых годов прошлого века.

Мандельштам — именно в его бытии в советском быте, именно в силу этой предельной несовместимости и однако же совмещённости и даже своего рода укоренённости — промежуточное звено, предвестие, формула перехода от нашей современности к тому, чего «ещё нет», но что «должно быть».

Открытию выставки сопутствовал также мемориальный вечер, на котором видные российские деятели культуры поделились своей любовью к поэзии Мандельштама, прочли любимые стихи поэта.

Автоматический альтернативный текст отсутствует.