От «морального перевооружения» к «инициативам перемен»

Возле  дивного швейцарского городка Монтрё, а вернее приблизительно на тысячу метров над ним находится деревня Ко. Считать это местечко деревней нужно условно.  Так оно именуется,  вероятно,   к удобству почтовой службы. Наряду с множеством шикарных зданий в ней  есть   старинный замок (Горный дом), приспособленный для одновременной жизни пусть  не в роскошных, но достаточно комфортных условиях  нескольких сотен человек.   Принадлежит он  всемирной организации, долгое время существовавшей под названием  «Моральное перевооружение» (Moral  ReArmament). Ежегодно сотни людей из разных мест, и из России в том числе, встречаются здесь и знакомятся с системой, призванной, по замыслу её создателей,  улучшить  социальный климат нашей планеты  путём  ненасильственного изменения человечества, начиная с самого себя. В основу достижения этих изменений положено принятие и утверждение новых отношений между людьми на принципах соблюдения  высших моральных ценностей и здравого смысла.    Основоположники и последователи учения о моральном перевооружении выделяют четыре нравственных абсолюта:  честность,  чистота,  самоотречение, любовь. Следовать им они и призывают каждого человека. Какой-то новизны в самих этих призывах нет. Они знакомы человечеству не одну тысячу лет. Проблема в том, как их воплотить в жизнь в тех условиях,  когда общество сумело убедить себя в невозможности честных отношений между людьми. Недаром в некоторых социальных группах руководствуются не нравственными нормами, а особым сводом  правил, именуемых  понятиями. Правым часто становится тот, на чьей стороне сила. Поэтому призывы – призывами, но помимо их,  в Ко разработаны специальные технологии (жизненные модели), с помощью которых пусть и не так массово, как хотелось бы,  но эти призывы осуществляются.    Ко на практике учит преодолению самых тяжёлых социальных конфликтов, в большом количестве существующих на земле. Даже кратковременное пребывание  в Горном доме помогает приобрести необходимый заряд чистоты и моральной уверенности в работе с группами лиц, втянутых в конфликтные отношения. Прежде всего это касается организации быта людей, находящихся в Ко, добросердечности отношений между ними. Здесь не бывает врагов, все  стараются избавиться от каких-либо обвинений в адрес друг друга. Здесь не существует чужой боли. Здесь никто ни на чём не настаивает, не ищет «крайнего», ничего не требует и уж, конечно, не прибегает к угрозам. Вместе с тем, каждому даётся право, проявляя терпение и уважение к собеседнику, выразить занимаемую позицию.

        Учение о моральном перевооружении возникло  в 1938 году,  уже наполненным   ощущением большой войны. Его основателем стал американский  лютеранский священник и философ Франк Бухман. Отсюда и другое название – бухманизм. Одобренный и поддержанный во многих странах, в  Советском Союзе бухманизм   воспринимался резко отрицательно, главным образом по той причине, что как религиозно-этическое учение он призывал к сотрудничеству людей труда и капитала.  Это никак не устраивало непримиримых борцов с капитализмом.  «Моральное перевооружение» в стране победившего социализма рассматривалось и оценивалось не иначе как одно из направлений буржуазной идеологии с вытекающими из этого выводами. 

      Советских идеологов в деятельности «Морального перевооружения» не устраивало также и то, что оно с момента своего возникновения активно занималось политикой примирения  различных социальных групп, враждебно настроенных друг к другу в силу тех или иных  исторических обстоятельств, призывало народы к взаимному  прощению.  В этой связи надо отметить, что Франк Бухман в своё время был удостоен высоких наград правительств Германии и Франции за выдающийся вклад в дело улучшения отношений  между двумя нациями. Признано, что проходившие в Ко конференции сыграли выдающуюся миротворческую роль в отношениях Японии с её южно-азиатскими соседями. Подобного же рода конференции помогли нескольким африканским государствам остановиться на мирных способах разрешения существовавших конфликтов с соседями. В 80-е годы в Ко появляются программы, призванные  улучшить  производственные взаимоотношения между теми, кто  работает  на крупных автомобильных и сталелитейных заводах. Благодаря этим программам удалось в значительной мере  сбалансировать интересы разных групп работников, занятых   на такого типа предприятиях, что позволило в большинстве случаев преодолеть кризисное развитие ситуации и снизить накал забастовочной активности.  Модели переговоров между предпринимателями и рабочими, разработанные в Ко, здесь же непосредственно были апробированы с участием заинтересованных сторон.  Можно отметить, что такое распространённое сегодня понятие как «анонимные алкоголики» родилось в рамках «Морального перевооружения».  Нашедшие впоследствии  широкое применение  принципы лечения лиц, страдающих алкогольной зависимостью, родились именно в Ко.  Прямого запрета на употребление алкоголя в Горном доме не существует, но из-за его отсутствия здесь никто не страдает. Не претендуя на какие-то сногсшибательные открытия, все хорошо понимают, что спирт и здоровый образ жизни, не совместимы. 

       К концу 80-х и в начальные 90-годы «Моральное перевооружение» обращается к  вопросам  восстановления (установления) демократии на постсоветском пространстве и в бывших государствах так называемой «социалистической демократии», освободившихся от  жёсткого политического прессинга со  стороны Москвы.   Граждане этих стран становятся главными участниками конференций и дискуссий, проводящихся в Ко. В этот период и мне дважды довелось побывать в Швейцарии и принять непосредственное участие в работе «Морального перевооружения», полностью окунувшись в атмосферу добросердечия и дружелюбия, явственно контрастировавшую с той, что царила тогда на родине, охваченной беспокойством и разногласиями.   

        Ко просыпается   рано.  В пять, в шесть. Время ценится. Бесцельного времяпровождения не наблюдается.    Практикуются коллективные  утренние пробежки. Среди бегунов, к своему удовольствию,  я обнаружил известных в прошлом спортсменов, даже  олимпийцев. Один из них  подарил мне спортивные  брюки, в которых тренировался олимпийский чемпион Мюнхена Валерий Борзов.  Следующее время до завтрака, длящееся обычно около двух часов, отводится на медитацию. Верующих, открыто молившихся и выполнявших религиозные ритуалы,  я не встречал. Но люди, собираясь в большом конференц-зале, сидят в полной тишине.  Сосредоточившись на чём-то своём, они кажутся отрешёнными от всего земного (возможно, и молятся про себя),   и в это время какое-либо общение друг с другом совсем не приветствуется. В Ко считают, что, когда человек сосредоточен, внимая тишине, то он подчиняется  голосу совести. Надо отметить, что открытых разговоров о Боге не ведётся, скорее всего, из соображений недопущения нежелательных споров.  Религии, сталкиваясь одна с другой, очень часто провоцируют раздоры.  Не поощряется и проведение проповедей в пользу той или иной религии, хотя священников, а они узнаваемы,  среди гостей Ко бывает много.   Но ведут они себя, руководствуясь  экуменическими принципами. Во всяком случае, не пытаются кого-то завлечь в лоно своего вероисповедания.   Отдавая приоритет христианским ценностям,  учение «Морального перевооружения» ничего общего не имеет с салонным христианством. Отношение к Богу подразумевает не какую-то постороннюю силу, а определённое чувство внутри самого себя.    Заметный след в работе «Морального перевооружения» оставил выдающийся российский философ Григорий Померанц.  Пока имелись силы и позволяло здоровье, этот могикан советского диссидентства, прошедший через Сталинградскую битву и сталинские лагеря, регулярно появлялся в Горном доме и выступал перед его обитателями с блестящими лекциями.   

            Активное общение гостей Ко начинается с завтрака. Фактически все приёмы пищи сопровождаются работой, обстоятельными разговорами, обменом мнениями. С этой целью состав столов постоянно меняется. Заранее объявляется тема разговора, и к этой теме подбираются собеседники. Такие застолья (с полным исключением алкоголя) длятся по два, а то и по три часа. Если какую-то тему не удаётся довести до желаемого результата, то она в расширенном составе обсуждается на специальных встречах, именуемых  «party». Вечера обычно посвящаются искусству. Среди приезжающих в Ко бывают известные актёры, музыканты, художники,  и они охотно делятся своим творчеством. Пение, танцы, театральные представления  служат прекрасным украшением жизни обитателей Горного дома. Предпочтение отдаётся классике.  Какая-то часть времени отводится знакомству с культурной и общественной жизнью Швейцарии. Устраиваются также персональные встречи с видными политиками и государственными деятелями различных стран, которые и сами принимают активное участие во всех делах, включая дежурства на кухне и другие бытовые заботы. Такое тесное сближение людей разного социального и культурного уровней развития помогает как нельзя лучше их сближению и взаимопониманию.      

       С приходом нового тысячелетия стало ясно, что слова «моральное перевооружение» больше не вызывают того отклика, что в 1938 году. В 2001 году президент «Ко фаундейшн» Корнелио Сомаруга (бывший президент Международного общества Красного Креста) и профессор Раджмохан  Ганди (внук Махатмы Ганди, учёный, писатель, бывший член Парламента Индии) оглашают для прессы новое имя организации – «Инициативы перемен» («Initiatives of Change»).

         Способы выражения идей «Инициатив перемен» и методы координации международной деятельности  обновляются в соответствии с требованиями времени, но основная философия движения остаётся всё той же: только перемены в личной жизни, в мотивации и отношении каждого человека к его окружению приводят к стойким и необратимым переменам во всём обществе. Не изменив себя индивидуально, мы не можем рассчитывать на коренные социальные изменения.  «Врач, исцелись сначала сам!»  Путь к гармонии и согласию начинается с признания собственных ошибок и недостатков, а не с поиска их в других. Не военное, а моральное перевооружение способно привести мир к благоденствию. Опираясь на многолетний опыт работы,  «Инициативы перемен» предоставляют широкому кругу людей, независимо от их религиозных и политических убеждений, культуры, социального положения, географической и государственной принадлежности,  профессии, возраста, пола и цвета кожи, возможность встречаться, слушать и слышать друг друга и тем самым становиться частью содружества, которое ставит своей целью улучшить мир.

       Изменив название, духовное движение в Ко сохранило свою суть. Главный его принцип – добровольное сотрудничество,  не знающее политических, религиозных, государственных ограничений.  И территория Горного дома – не единственное место, где движение осуществляет свою деятельность. Его отделения созданы и успешно работают в других странах.  В период так называемой горбачёвской перестройки «Моральное перевооружение» появилось и в Советском Союзе, набирало силы, сторонников, но не закрепилось.    Как это ни печально признавать, но в общественной и политической жизни России возобладали конфронтационные настроения, идущие вразрез с идеями нахождения общего языка при разрешении возникающих споров. Сегодня же таким гуманитарным организациям как «Инициатива перемен»  в стране вообще поставлены непреодолимые заслоны    в виде целого ряда изоляционистских законов. Известный закон «об иностранных агентах», конечно, в числе первых. Трудно себе даже представить, чтобы какая-то, основанная за рубежом организация, занималась бы мирным разрешением конфликта, возникшего в отношениях между братскими русским и украинским народами, вела бы диалоги на эту важную тему.     А ведь это так необходимо.  И вот уже даже  непримиримая и резкая  лётчица Надежда Савченко призывает обе стороны военного противоборства на востоке Украины признать каждой собственную вину и на основе этого признания и совместного рассмотрения правды о возникшей войне пресечь новые попытки разжечь военное пламя.  Требуется лишь  желание пойти навстречу друг другу.  Нужно  разрушить культ врага, который возобладал не только  не в  чуждой нам Украине, но в неменьшей степени проявляется и внутри России, взявшей курс на противопоставление себя  всему миру. Договорная культура перестаёт пользоваться признанием. Люди всё больше и больше входят во вкус обвинительной риторики и вытекающих из неё угроз в адрес друг друга. Санкции на санкции – это ещё не самый худший вариант. Скандалы становятся нашим хлебом насущным: ах, вы так, то мы вам вот так! Живём тревогами, злобой, подозрениями, невротическими страхами, конспирологическими выдумками, уверенностью в абсолютной эффективности насилия. Всякую пропагандистскую чушь принимаем за истину.  И это в то время, когда нужны диалоги и диалоги, в которых люди признают в первую очередь свои упущения,  свою вину, а не ищут врагов где-то на стороне. Получается так, что каждый «упёрто» и истерично настаивает на своей правде, подгоняя под неё своё видение происходящих событий.  Мы забываем, что правда проясняется лишь при обмене взглядами и мнениями. И лишь тогда на основе математического закона больших чисел различные случайные противоположно направленные факторы взаимно нейтрализуются и в результате мы получаем объективную картину того или иного явления. Но это возможно лишь при условии проведения мирных, взаимоуважительных диалогов и преодоления пропагандистских стереотипов.    Уроки «Морального перевооружения» и «Инициативы перемен» могли бы сыграть в этом деле огромную роль.

Владимир Рослов