Ослабление ограничений в Москве пока не коснулось митингов

Хотя на массовые мероприятия, организуемые властью, запрет уже не распространяется

Указом от 8 июня мэр Москвы Сергей Собянин снял значительную часть ограничений, введенных в начале пандемии. Опрошенные «Ведомостями» политики и эксперты подозревают, что такое решение связано не столько с нормализацией эпидемиологической обстановки в столице, сколько с необходимостью провести голосование по поправкам в Конституцию, назначенное на 1 июля. «23 июня все коронавирусные ограничения отменяются, а 24 июня в Москве пройдет огромный массовый парад. Значит, в субботу, 27 июня, мы все сможем встретиться на митинге против обнуления сроков Путина?» – отреагировал в Twitter Алексей Навальный.

При этом часть ограничений, не упомянутых в новом указе Собянина, продолжает действовать, и о планах их снятия пока ничего неизвестно. Так, указ мэра Москвы от 5 марта 2020 г. «О введении режима повышенной готовности» запрещает проведение любых массовых мероприятий, включая публичные – акции, организуемые по инициативе граждан, партий и общественных организаций. Запрет действует до 14 июня включительно и может быть продлен.

Указом от 8 июня Собянин разрешил возобновить с 9 июня лишь проведение «официальных мероприятий, организуемых органами исполнительной власти». В российском законодательстве понятие «официальное мероприятие» не закреплено, но по умолчанию таковым можно считать любую акцию, инициированную органами исполнительной власти, – от парада Победы до фестиваля любителей варенья, объясняет руководитель проекта «Апология протеста» Алексей Глухов. Ранее власти неоднократно давали разъяснения, что такие мероприятия в отличие от инициированных гражданами и общественными организациями не требуют согласования. Эксперт отмечает, что здесь есть очевидная дискриминация, и не только в период эпидемии: власти тем самым дают понять, что «у нас безопасно, а вам доверять нельзя». Но, разумеется, если разрешают парад и шествие «Бессмертного полка», то придется как-то объяснить, почему их проводить можно, а акцию против поправок в Конституцию нельзя, рассуждает Глухов: тогда получается, что протест запрещен вовсе не из-за эпидемии. По идее, нет противопоказаний к тому, чтобы разметить на площади линии, которые помогли бы митингующим сохранять социальную дистанцию, и разрешить проведение мероприятия в эпидемиологически безопасном формате, добавляет эксперт.

Понятно, почему власть идет на послабление режима, – ей нужно провести голосование по поправкам, говорит бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков. Но для оппозиции это серьезный вопрос: есть ли у нее моральное право звать людей на улицу в условиях эпидемии, указывает он. По его мнению, сами поправки мало кого интересуют, но протестные настроения растут, а повод для массовых выступлений может дать относительно немногочисленная акция – зимой 2011–2012 гг. все тоже началось с небольшой демонстрации 5 декабря 2011 г., напоминает Гудков.

Председатель «Яблока» Николай Рыбаков убежден, что само по себе голосование ничего не решает, поправки все равно уже вступили в законную силу, поэтому акции протеста против конституционной реформы не первоочередная задача: «Я считаю, что ответственная политика заключается в первую очередь в том, чтобы обеспечить безопасность людей». Есть много способов бороться против «обнуления Конституции» и на самом деле все еще только начинается, убежден партиец.

Чем дольше будут сохраняться ограничения на массовые мероприятия, тем лучше, считает политолог Евгений Минченко: «Учитывая тот факт, что коренной перелом [в борьбе с коронавирусом] еще не произошел, в значительной степени нынешние послабления принимаются по факту – в силу того, что люди уже устали и начали игнорировать ограничительные меры». С массовыми акциями не стоит торопиться даже с учетом того, что снятие ограничений на проведение публичных мероприятий дало бы возможность организовать митинги не только противникам поправок в Конституцию, но и их сторонникам, добавляет эксперт.

В данном случае оппозиция будет повторять действия власти, которая первой разрешила массовые мероприятия – голосование по поправкам в Конституцию и парад в честь 75-летия Победы, напоминает политолог Аббас Галлямов: «В этом смысле обвинить оппозицию в нарушении эпидемиологических норм, в том, что она не ценит жизни и здоровье людей, у властей не получится. С этой точки зрения оппозиция себя обезопасила – именно тем фактом, что она зеркалит действия властей». А с точки зрения общественного мнения — исходя из того, что народ все меньше соблюдает ограничения и все больше возмущается по их поводу, — очевидно, что люди от них уже устали и готовы к нормальной жизни, считает эксперт: «Игнорировать это желание нормализации жизни оппозиции тоже нельзя, отказ от активности бьет по ее позициям. И с этой точки зрения, думаю, оппозиция вполне может себе позволить предпринимать шаги для организации массовой акции». Но при этом обязательно делать оговорку о необходимости соблюдать социальную дистанцию и надевать маски, а людей из групп риска можно попросить воздержаться от посещения митинга, поддержав оппозицию в интернете, резюмирует Галлямов.

Анастасия Корня, Светлана Бочарова

Оригинал статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *