Определять или управлять? Зачем России правительство Медведева

Фигурой нового премьер-министра Путин выбрал наихудший, неуправляемый сценарий транзита власти в России. При таком быстром ослаблении исполнительной власти шестилетка нового срока Путина не светит ни стране, ни ее президенту

Инаугурационная речь Путина выглядела речью музеефикатора. Она была бы хороша при вступлении в должность директора Новодевичьего кладбища: президент клялся перед «страной грандиозных побед и свершений», перед «тысячелетней историей государственности и нашими предками», перед «их мужеством, неустанным трудом, непобедимым единством»… Но где живая Россия?

Впрочем, мы услышали и о «прорывной повестке». По смыслу русской речи прорывать — значит резко менять что-то, что мешает идти вперед. Прорывать должны не студенты на Пушкинской площади, а правительство, то есть исполнительная власть. Новое правительство Медведева смело порвет со всем, что натворило старое правительство Медведева.

* * *

Удивительное свойство всех российских оппозиций — за последние 25 лет, а то и за 50 — непонимание роли правительства. Бесконечные требования «свободного парламентаризма» уходят от вопроса, кто и как управляет страной. Между тем упадок парламентаризма в 1990-е годы выражался именно в отделении кабинета министров от Думы и перехвате его Кремлем. Парламент, который не может сформировать сильное консолидированное правительство, — бесполезный парламент.

Конституция определенно отдает исполнительную власть за рамками компетенции регионов правительству РФ. По Конституции президент «определяет основные направления внешней и внутренней политики», а   «исполнительную власть Российской Федерации осуществляет правительство Российской Федерации». Но из 28 лет существования РФ лишь около 8 лет страна имела сильные правительства с известной всем программой: правительство Ельцина — Гайдара в 1991–1992 году, Примакова в 1998–1999, Касьянова в 2000–2003 и правительство Путина 2008–2011. В остальное время отсутствие исполнительной власти плохо прикрывалось телепропагандой.

Сегодня правительство нужно стране не только для выхода из кризиса, но и для управления переходом власти — начинающимся послепутинским транзитом. С фигурой премьера Медведева Путин выбрал наихудший, неуправляемый сценарий транзита власти в России. Где парламенту, уже превращенному в личное министерство Володина, предоставлена возможность оттягивать власть у правительства. За спиной воюющих за власть одни будут управлять «экономикой роста», другие — подбирать «преемника»,  спецслужбы — «держать страну», а банки — надувать ипотечные пузыри. Идеальная придворная чехарда.

В субботу на улицах Москвы мы видели применение власти при разгоне молодежи. Направление политики определено: к футбольному чемпионату установить в стране полицейский контроль. Но определять направление — не мешки ворочать, и это проще, чем управлять страной.

Двор в глазах Путина окончательно заместил Россию. Политологи тоже превратились в камер-юнкеров и оценивают костюмы кавалеров и дам на кремлевских приемах. Они входят в психологические подробности «комфортности фигуры Медведева для Путина», будто решают вопросы их семейной жизни. Все это не политические рассуждения, а лишь придворные толки.

С глупым упрямством журналисты желают знать, как выглядит следующее шестилетие в свете речи Владимира Путина на инаугурации. Но кто и чьей властью гарантировал вам шесть лет порядка — любого? При таком быстром ослаблении исполнительной власти шестилетка не светит ни стране, ни ее президенту. Такую нестабильность казаками не сдержать.

Глеб Павловский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *