Оппозиция выходит на «Бессмертный ГУЛАГ»

Статья о массовых беспорядках из «московского дела» пока не удалена

В столичную мэрию направлено уведомление о проведении 6 октября шествия «Бессмертный ГУЛАГ». Несмотря на название, предполагается выступить и за прекращение нынешних «политических репрессий». Оппозиция требует освобождения всех фигурантов «московского дела». А правоохранители, похоже, продолжают расследование фактов именно массовых беспорядков.

За «Бессмертный ГУЛАГ» подписались не рядовые активисты, а руководители нескольких либеральных партий – зампред ПАРНАСа Константин Мерзликин, председатель «Яблока» Эмилия Слабунова, лидер «Гражданской инициативы» Андрей Нечаев. Они настаивают на проведении шествия в центре Москвы. «Демонстрацию планируется провести по символическому маршруту от Соловецкого камня на Лубянке до Стены скорби на проспекте Сахарова.

Участникам предлагается выйти с портретами своих репрессированных родственников и других жертв коммунистического террора», – говорится в анонсе акции 6 октября. Однако, несмотря на свое «мемориальное» название, у этой манифестации будет и актуальный контекст. Кроме требований открыть архивы и реабилитировать всех жертв советского режима есть и намерение выступить за «прекращение политических репрессий в современной России».

Ранее организаторы, среди которых есть еще и такие люди, как, скажем, литературовед Мариэтта Чудакова, уже призвали власти не препятствовать проведению этого шествия. Однако, поскольку вместе с историческим присутствует и протестный контекст, есть большие сомнения в том, что уведомление будет согласовано. Тем более что за неделю до этого – 29 октября – на проспекте Сахарова уже пройдет митинг против «московского дела».

Напомним, что уголовное дело было возбуждено по итогам несанкционированных выступлений 27 июля, которые были связаны с избирательной кампанией в Мосгордуму. Оппозиционным кандидатам не удалось убедить избиркомы в чистоте собранных ими подписей граждан, и они получили отказы в регистрации. На улице тогда было задержано большое количество граждан, в отношении некоторых и были открыты дела.

Первоначально речь шла о ст. 212 Уголовного кодекса (УК) (массовые беспорядки). Напомним, что в ней, по сути, нет различия между организаторами и активистами. Любой из них рискует получить от 8 до 15 лет лишения свободы. Случайным участникам грозит от 3 до 8 лет, а агитаторам – до 2 лет тюрьмы, но это уже максимальное наказание. Однако в начале сентября Следственный комитет (СК) России отказался от вменения задержанным именно этой статьи УК. Пятеро вообще были отпущены, еще нескольким изменили как меру пресечения, так и статью. Например, студент ВШЭ Егор Жуков стал фигурантом дела об экстремизме.

При этом ряду фигурантов «московского дела» приговоры все-таки были вынесены, причем реальные сроки получили как те, кто признал за собой вину и пошел по особому порядку, так и те, кто раскаиваться не стал. Как известно, среди последних был и получивший 3,5 года колонии Павел Устинов, за которого на днях вступилась буквально вся прогрессивная общественность – от коллег-артистов и мудрых учителей до провластных пропагандистов и директора Росгвардии Виктора Золотова. Генпрокуратура тоже встревожилась из-за Устинова и пробила для него небывалое судебное решение – освобождение из СИЗО до рассмотрения апелляции на приговор, что произойдет только в конце этой недели.

Стоит заметить, что несистемная оппозиция поначалу была сильно шокирована таким перехватом ее повестки властями, но затем опомнилась и усилила на них давление. Определенные успехи на этом пути уже, кстати, достигнуты. Например, президентский Совет по правам человека (СПЧ) обратился к новому прокурору Москвы Денису Попову с просьбой поспособствовать прекращению дела не только актера Устинова, но и программиста Константина Котова. В СПЧ настаивают, что последний осужден на 4 года по ст. 212.1 УК вопреки правовой позиции Конституционного суда. Потому, дескать, что хотя неоднократное участие Котова в несогласованных акциях и является формальным нарушением закона, но эти акции были мирными и не угрожали безопасности общества и государства. А это значит, что уголовного преследования быть не может.

Как известно, в ст. 212 УК о массовых беспорядках определяющими признаками также являются факты или хотя бы угрозы насилия в отношении людей и ущерб – пусть даже потенциальный – имуществу физических и юридических лиц. СК, как считают многие эксперты, отложил эту статью именно потому, что на руках не было достаточной фактологической базы. Однако после нескольких приговоров по ст. 318 УК о травмах полицейским и росгвардейцам она уже появилась, а иски ряда столичных кампаний к оппозиционерам о значительных финансовых потерях от несанкционированных митингов ее дополнят.

И теперь несогласные, похоже, решили, что все-таки дело о массовых беспорядках вернется. Например, в отношении Алексея Миняйло – помощника экс-кандидата Любови Соболь. Он как раз и обвиняется только по ст. 212. Лидер незарегистрированной Партии перемен Дмитрий Гудков уже обратился с просьбой к людям предоставить видео, которое могло бы доказать невиновность Миняйло. А ему на днях в принципе должны продлевать срок содержания под стражей, однако в суде дату такого заседания почему-то не стали называть. Например, по Жукову оно состоится 25 сентября, следствие просит продолжить его домашний арест.

Появилась и более тревожная информация. Скажем, уже осужденного на 3,5 года колонии Евгения Коваленко, признавшего бросок урны в сторону полиции, отбывать наказание, оказывается, так и не отправили. А теперь следователь ходатайствует перед судом о новом допросе данного фигуранта. Причем в этой официальной бумаге как раз и содержится словосочетание «массовые беспорядки».

Иван Родин
Заведующий отделом политики «Независимой газеты»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *