Обиделись на «диктатора». Почему китель Сталина остался в Москве

Россия отказалась посылать экспонаты на юбилейную выставку «Потсдамская конференция 1945 года — новый миропорядок». Российские власти обиделись за Сталина, которого назвали «диктатором».

С выставкой «Потсдамская конференция 1945 года – новый миропорядок» организаторам, Фонду прусских замков и парков, управляющему 30 музеями, расположенными в бывших дворцах и замках Берлина и Бранденбурга, не повезло дважды. Выставка должна была открыться 1 мая 2020 года, но из-за пандемии открытие было сдвинуто на июнь. Но и в июне некоторые важные экспонаты в Потсдам не прибыли, по крайней мере, к открытию, или не прибудут совсем. Так, личные вещи Уинстона Черчилля: его знаменитая шляпа, трость и ящик для сигар — из-за Короны поступят в музей Цециллиенхоф, где проходит выставка, только в июле. Куратор выставки Маттиас Зиммих с нетерпением ожидает фумидор, ведь его подарили жене Черчилля Клементине в 1945 году в Ленинграде, куда она приезжала с благотворительной миссией. На крышке изображены флаги Великобритании и Советского Союза, а на внутренней стороне – портрет Черчилля.

Маршальский китель Иосифа Сталина на выставке представлен не будет совсем, о чем очень сожалел на открытии ее руководитель Юрген Лу. Россия отказала в предоставлении экспонатов, хотя сначала из Москвы поступали положительные сигналы. Был подписан договор, но потом начались трудности. Российская сторона отказалась выдать разрешение на вывоз, и музей Цециллиенхофа, где под покровом секретности 75 лет назад и проходила конференция, не получил ни одного экспоната. Юрген Лу объяснил это тем, что российские чиновники захотели изменить тексты выставки, но на это Фонд пойти не мог. Вежливые формулировки скрывают глубокие сущностные противоречия, и речь идет не об этикетках и подписях к экспонатам. В действительности, речь идет о различных трактовках исторических событий. И хотя Советский Союз 75 лет назад участвовал в Потсдамской конференции и определял с другими странами-победительницами новый мировой порядок, на открытии выставки от России не было никого.

И вот через месяц после описываемых событий российские чиновники высказали претензии к немцам и объяснили причины нашего неучастия в проекте. На «круглом столе» на ту же тему, что и выставка в Потсдаме, помощник президента Мединский говорил о «передергивании исторических фактов» и «фальсификации истории». Поэтому экспонаты не послали в Германию: «Чтобы потом посетители этой выставки не показывали пальцами в неправильные подписи и не слушали недостоверный аудиогид о работе советской делегации и вообще о работе Потсдамской конференции», возмущался бывший министр культуры.

Его бывший подчиненный, заведующий методическим отделом Музея Победы Станислав Давыдов процитировал аудиогид: «Сталин являлся единственным правителем и обеспечивал свою власть при поддержке тайной полиции». Давыдов спорил с не очень удачным переводом с немецкого и отказывался верить в то, что Сталин был диктатором, а страна была в руках ЧК-МГБ-КГБ.

Немцы не стали удалять тексты о культе личности Сталина из проспектов, с чем была не согласна российская сторона, но приглашали приехать на открытие и изложить свою точку зрения и свою трактовку событий, как это принято в цивилизованном обществе. Но смелых не нашлось. Демарш – это лучший способ не сказать лишнего.

По сути, противоречия, которые были на той памятной конференции, остаются до сих пор. Например, Кенигсберг и немецко-польская граница по Одеру-Нейсе. Сталин получил Восточную Пруссию, но по поводу границы по Одеру согласия не было долго. Вопрос был поставлен на Ялтинской конференции, но был отложен, потому что речь шла о территориях, где преимущественно жили этнические немцы. Скрепя зубами, Труман и Черчилль согласились с советским требованием – в обмен «гуманное отношение» к беженцам. Насколько оно было гуманным, до сих пор спорят историки. На выставке в Цециллиенхофе рассказывается о беженцах и о том, как политические решения сказались на их судьбах.

Или вопрос о репарациях. Сталин настаивал на определении суммы репараций, но в этом вопросе Труман не сдал позиции: «Америка не совершит эту ошибку еще раз, соглашаясь на сумму репараций. Нам придется давать Германии кредиты, чтобы она смогла платить. В этот раз репарации будут взыматься оборудованием или другими объектами из тех ресурсов, которые не нужны Германии для ее самообеспечения.» Американцы считали, что фиксированные суммы репарации пойдут на восстановление Советского Союза, а этого план Маршалла не предусматривал.

Потсдамская конференция стала началом нового ядерного мира, нового миропорядка, холодной войны и эпохи «железного занавеса», которая закончилась в 1989 году с падением Берлинской стены.

Нет никаких сомнений, что кураторы выставки «Потсдамская конференция 1945 года – Новый миропорядок» прочитали много «книжек об итогах войны», как им советует помощник президента. В отличие от России, в Германии переписывали учебники один раз – в 1945 году. Они собираются выпустить книгу о Потсдаме и событиях вокруг него. Что мешает Музею Победы сделать свою экспозицию о тех событиях и выпустить свою книгу? Тогда заинтересованные читатели смогут прочитать обе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *