О защите прав самоубийц (потребителей)

Я даже переспросил: точно именно РосПОТРЕБнадзор, а не РосКОМнадзор эти рекомендации выпустил? Нет, говорят, все верно. Именно защитники прав потребителей и выпустили рекомендации для СМИ, как нам освещать самоубийства. И это тот самый случай, когда явление есть, а слова нет.

Вообще со многими вещами согласиться можно. Отвратительно, когда подробности гибели человека смакуют, мусолят без всякой необходимости, когда с помощью таких материалов желтая пресса поднимает тиражи и «клики». Но штука в том, что самоубийств у нас не становится меньше, а причины трагедий очень часто связаны не с какими-то психическими отклонениями человека и завихрениями мозгов, а с социальным отчаянием.

Сколько историй было в последнее время с онкологическими больными, которые просто не могли терпеть физические страдания, не получая должной помощи! И как нам про это не рассказывать людям?

Не помещайте, рекомендуют нам, подобных сообщений на первой полосе. А на какой полосе поместить новость о самоубийстве адмирала, не имевшего обезболивающих?

Избегайте, говорят, поиска виноватых, потому что к смерти приводит комплекс причин. Комплекс действительно приводит. Но и безвинной гибели тоже быть не может. И покрывать конкретных людей, которые подтолкнули человека к суициду, — бесстыдно. То есть мы будет, значит, деликатно избегать острых фраз, чтобы кто-то не прыгнул из окна, а кто-то будет тиранить человека и останется чистеньким? Мне странна эта логика.

Дальше — вообще хит! «Представляйте сбалансированную картину жизни умершего, описывая проблемы наряду с успехами и победами». Это как же? Мать-одиночка, доведенная до отчаяния, бросилась под поезд — зато дети какие красивые у нее! Так, что ли? Или про того же адмирала: да, застрелился, зато какой мужик был! Адмирал! Хрен бы мы про него сейчас писали, не был бы он адмиралом — так?

Избегать надо еще и самого слова «суицид». И самоубийцей самоубийцу лучше не называть. И не говорить, что он именно что «совершил самоубийство». А кто же он? И что совершил? «Смерть в результате самоубийства» — вот как надо писать и говорить. Разница огромная, верно? Принципиально сказать вместо «неудавшаяся попытка суицида» — «попытка самоубийства, не закончившаяся смертью».

Господи, какой же маразм! Не потому люди кончают с собой, что это называют «суицидом», используя короткие фразы вместо сложносочиненных предложений. А потому что в больном обществе — больные люди. Больные даже не с медицинской точки зрения, а с духовной. А иногда и с медицинской — но помощи им нет никакой, кроме рекомендаций от защитников прав потребителей.

Только кто же тут потребитель? Мы? Или самоубийцы?

Антон Орехъ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *