О новых наказаниях для митингующих

25 ноября 2020
Пресс-обзор

Не гарантировав гражданам свободу собраний, власть не получит точных представлений о действительности

Депутат от «Единой России» Дмитрий Вяткин предложил увеличить штрафы за неповиновение требованиям сотрудников силовых ведомств на митингах. Соответствующий законопроект внесен в Госдуму. Вяткин считает, что нынешняя сумма штрафа за единичное нарушение – от 500 до 1 тыс. руб. – «не соответствует степени потенциальной опасности соответствующих деяний, их возможным негативным последствиям». Слишком мягкое наказание, уверен депутат, может подорвать «основы управления в государстве». Предлагаемый им штраф в размере 2–4 тыс. руб. или административный арест на 15 суток, по всей видимости, никакие основы не подрывает, а степени опасности и возможным последствиям соответствует. Сообщается, что инициативу уже поддержали в правительстве при условии последующей доработки.

Практика показывает, что задержать за неповиновение требованиям сотрудников полиции или Росгвардии можно кого угодно, человеку достаточно быть на месте событий или рядом с этим местом. Суды в подавляющем большинстве случаев признают правоту за силовиками. Нужен действительно резонансный случай, чтобы стало иначе.

Если при существующей практике увеличить штрафы, то зафиксированных случаев неповиновения станет еще больше. Депутат Вяткин не одинок во мнении, что сумма штрафа может влиять на поведение недовольного гражданина, который выходит на улицу протестовать. Однако почему бы при такой логике не рассмотреть проблему и с другой стороны? Увеличение суммы штрафа в 2–4 раза может подтолкнуть и самих сотрудников силовых органов к злоупотреблению властью, чрезмерной строгости в интерпретации происходящего и даже провокациям. Это люди с человеческими негативными привычками, и антропологический пессимизм применим к ним в той же мере, что и к протестующим.

Можно предположить, что депутат Вяткин стремится к благу, хочет оградить мирных участников митингов от радикалов и провокаторов. Однако в действительности радикалов не пугают штрафы и аресты на 15 суток. Мирные граждане же, не испытывающие никаких иллюзий относительно силовиков и их привычек, при ужесточении наказания могут не пойти на митинг, даже законный и согласованный, отказавшись тем самым от реализации своих законных конституционных прав. Им не хочется платить, попадать в СИЗО, становиться жертвами предвзятой интерпретации происходящего.

Приняв законопроект об увеличении штрафов, Дума едва ли поможет спокойному большинству протестующих. Профессиональные оппозиционеры или потенциальные зачинщики беспорядков выйдут на улицу при любых законах. Дума добьется лишь того, что ударит по массовости любых митингов и шествий. Понимая, как в принципе относятся к такого рода акциям представители российской власти, легко прийти к мысли, что именно такую цель они и преследуют.

Можно сделать и следующий вывод. Если готовится ужесточение наказаний для митингующих, значит, власть предполагает, что массовые протесты возможны в обозримом будущем, следовательно, силовикам нужно развязать руки. У граждан, особенно в регионах, действительно все меньше поводов сохранять спокойствие. Коронавирус то тут, то там обнажает провалы в системе здравоохранения, а в среднесрочной и долгосрочной перспективе грозит безработицей, резким снижением доходов, социальной депрессией. В таких условиях власти необходимо слышать граждан, чтобы своевременно и точно реагировать на их нужды и запросы. На отчеты руководства с мест полагаться не приходится: губернаторы годами живут в режиме «у нас все под контролем», полагая, что от этого зависит, сохранят они свои посты или нет. Услышать граждан власть может, не ограничив свободу собраний, а, напротив, гарантировав ее.