О чем дискутировать с убийцей?

После того как президент США Байден назвал президента России Путина убийцей, тот первым делом пожелал американскому президенту здоровья, затем вдруг вспомнил детскую дразнилку и в конце концов вызвал Байдена на дебаты в прямом эфире.

«Я вспоминаю в детстве, когда во дворе спорили друг с другом, мы говорили так: “Кто как обзывается, тот так и называется!”», — глубокомысленно заметил президент ядерной державы, после чего со вкусом стал перечислять грехи, совершенные американцами. Путин вспомнил «геноцид индейских племен», обнаружил, что «афроамериканцы до сих пор сталкиваются с истреблением», попенял заокеанским партнерам на атомные бомбы против Японии.

Маловероятно, что Путин не понял, что, когда Байден назвал его убийцей, он не имел в виду его личную причастность к убийству царской семьи, его непосредственную ответственность за преступления сталинского режима или расстрел в Новочеркасске. Есть сотни тысяч душ, погубленных при его правлении, убитых либо по его прямому приказу, либо вследствие развязанных им лично войн.

Путин прекрасно все понял, но решил воспринимать слова Байдена не как серьезное и беспрецедентное обвинение, а как некую обыденную колкость, в ответ на которую можно отшутиться. Байден дал Путину пощечину, звук которой прогремел на весь мир. Путин в ответ поступил, как персонаж из сказки Шварца «Тень», которому пересадили на лицо кожу из-под трусов, после чего он стал чрезвычайно бесстыден и пощечину теперь называет просто «шлепок».

Примирительный, я бы даже сказал, смиренный тон путинского ответа на реплику Байдена резко контрастирует и с обычным стилем риторики Путина, изображающего из себя мачо, и, особенно, с реакцией путинской информационной и политической обслуги, представители которой оглушительно визжали нечто невразумительное про «войну», требовали немедленно «вернуть Аляску», завезти ракеты на Кубу и нацелить их на Вашингтон, отказаться от доллара, а также предлагали иные, столь же «разумные», версии ответа Байдену.

В отличие от других обитателей путинского телевизора Мария Захарова, которая обычно понижает планку дискуссии до уровня коммунальной кухни, теперь явно получила вполне жесткие инструкции. В ответ на вопрос журналиста, как Кремль воспринимает беспрецедентное заявление Байдена, Захарова продемонстрировала образец христианской кротости.

«Я не думаю, что нам нужно измерять беспрецедентность каким-то инструментом, термометром подобных высказываний. Мы чего только уже не слышали от коллективного Запада или непосредственно от каждой страны, от политического руководства за год, за последние годы, даже за десятилетия», — ответила Захарова. И пояснила: «Знаете, продолжать разрушать, ставить какие-то палки в колеса или придумывать какие-то козни — это точно не российская стратегия и тактика».

Возможно, столь непривычно мягкие формулировки и явно примирительные интонации от представительницы МИДа, которая в гораздо менее острых ситуациях разражалась площадной бранью, вызваны, в том числе, той солидарностью с позицией Байдена, которую продемонстрировала Европа.

«К сожалению, имеется длинный список успешных и неудавшихся попыток убийств людей, критиковавших происходящее в России, среди них политиков и журналистов. Многие случаи не расследуются, остаются нераскрытыми, преступников не привлекают к ответственности», — прокомментировала реплику Байдена, назвавшего Путина убийцей, пресс-секретарь Верховного представителя Евросоюза по внешней политике и безопасности Жозепа Борреля.

Получив клеймо убийцы уже не только от лидера США, но и от официального представителя Евросоюза, Путин предложил Байдену поговорить. Точнее, вызвал его на дебаты. Причем срочно. В пятницу или в понедельник.

«Я бы не откладывал это в долгий ящик. Я на выходные хочу съездить в тайгу немножко отдохнуть. А так можно было бы или завтра, или в понедельник», — поделился своими планами Путин. «Дискуссию» с Байденом Путин предложил провести «в прямом эфире, онлайн».

Байден участвовал в десятках дебатов на протяжении 50 лет. Путин вообще не знает, что это такое. С таким же успехом он мог бы вызвать Каспарова на шахматный поединок. Есть сильные сомнения, что Гарри Кимович согласился бы, а в случае Байдена сомнений нет никаких. Дискуссия с убийцей возможна только в условиях трибунала. Что и подтвердила пресс-секретарь Белого дома Дженнифер Псаки, которая, отвечая на вопрос об отношении к идее Путина подискутировать с Байденом, пояснила, что «президент (Байден) уже провел разговор с президентом Путиным. И есть другие мировые лидеры, с которыми он еще не взаимодействовал». Чувствовалось, что г-жа Псаки тщательно подбирала наиболее деликатную форму для объяснения того, что дебаты с убийцей не входят в ближайшие планы американского президента.

Клеймо «убийца» уже невозможно стереть. Оно будет проступать у Путина на лбу всякий раз, когда он будет выступать на международных форумах, куда его, конечно, будут приглашать, — а куда деваться? И каждый глава государства, дипломат или общественный деятель после навязанного проклятым протоколом рукопожатия с Путиным станет долго мыть руки, пытаясь смыть с них кровь тех, кто был убит по приказу Путина или вследствие его политики. И это та новая ситуация, к которой Путин должен привыкать, поскольку клеймо убийцы останется у него на лбу до конца дней.

Игорь Яковенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *