Нежелательные россияне

В законодательство хотят внести предельно размытую формулировку, которая позволит преследовать частных лиц за любые слова и действия, которые не понравятся власти.

Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета под предлогом предотвращения «покушений на электоральный суверенитет» предложила закрепить понятие «нежелательная деятельность» для применения его против физических лиц, даже не состоящих ни в каких «нежелательных» организациях-иноагентах, «но фактически систематически осуществляющих нежелательную деятельность». А для «сознательно» работающих с такими лицами компаний предложено предусмотреть меры ответственности, вплоть до уголовной.

Та же комиссия намерена в ближайшее время изучить «угрозы в сферах образования, воспитания и культуры, с особым акцентом на риски, связанные с деструктивным влиянием на молодежь, включая несовершеннолетних граждан РФ и студентов» и «риски, связанные с использованием экологической тематики с целью провоцирования протестной активности и последующей политизацией такого рода протестов, а также для нанесения явного экономического вреда РФ». «Росбалт» попросил экспертов оценить эти инициативы.

Дмитрий Дубровский, кандидат исторических наук, член Правозащитного совета СПб:

«У нас наблюдается определенная тенденция. Сначала речь шла об иностранных агентах, потом о нежелательных организациях, а теперь это, видимо, скомбинировали. У нас есть иностранные агенты, которые занимаются нежелательной деятельностью, и теперь будут нежелательные люди. Это будут люди, которые делают что-то такое, что с точки зрения Совета Федерации, является нежелательным.

Думаю, что юристы сказали бы, что им совершенно непонятно, что такое „нежелательные“, и кто это будет определять, и кому они нежелательные. Но, похоже, речь идет о том, что, скажем, антикоррупционные расследования Алексея Навального — являются нежелательными. Расследования связей российской и международной коррупции — нежелательны. Расследования роли России в украинском конфликте — нежелательны. То есть каждый, кто будет делать что-то, что с точки зрения современного политического режима нежелательное, сам станет „нежелательным“.

У нас недавно признали организацию, которая занимается помощью диабетикам, организацией, исполняющей функции иностранного агента. То есть, люди, которые пытались помогать российским диабетикам выживать, видимо, тоже занимаются нежелательной деятельностью, с точки зрения российского государства.

Странно, что Совет Федерации в этот раз выступил. Обычно у нас Дума на эту тему выступает. Но в целом все вполне предсказуемо. Нежелательная деятельность позволяет к любому человеку, безотносительно какого-либо иностранного финансирования, безотносительно связи с какой-либо НКО, предъявить претензии в том, что он что-то неправильно делает с точки зрения российского политического режима, и за это посадить его в тюрьму.

Речь идет не об уголовно наказуемых деяниях вообще. Это деятельность, которая не является криминальной. Но с точки зрения своеобразно понятых интересов российского государства, как их понимают в Совете Федерации, человек будет сидеть в тюрьме, потому что он этой деятельностью занимался. Непонятно как и непонятно кем будет определяться нежелательная деятельность. Это будет развязывание рук. Любому человеку можно будет предъявить упреки в том, что его деятельность нежелательна. Кому нежелательна, почему — уже вопрос не возникнет. Нежелательна — и все. Будешь сидеть в тюрьме».

Владимир Рыжков, кандидат исторических наук, политолог:

«Мы видим общую тенденцию по усилению авторитаризма в нашей стране. Это все началось еще с прихода Владимира Путина к власти, когда он стал ликвидировать и ослаблять демократические институты и выстраивать авторитарный режим.

„Нежелательная деятельность“ не имеет четкой квалификации, четкого определения. Это значит, что исполнительная власть будет в произвольном порядке определять, какой человек занимается нежелательной деятельностью, и сажать его.

Это неотъемлемая черта диктатуры — ввести в законодательство статью, по которой можно посадить любого. Думаю, нет необходимости говорить, что это противоречит Конституции, потому что, во-первых, она прямо запрещает преследовать людей за идеологию, высказывания, религиозные убеждения, критику. Поэтому норма „нежелательной деятельности“ противоречит Конституции. Во-вторых, Конституция устанавливает, что нормы должны быть ясными и определенными. Нормы Уголовного кодекса не должны содержать в себе размытых, неконкретных, неопределенных формулировок. Формулировка „нежелательная деятельность“ является предельно неконкретной и размытой. Она не может быть в принципе принята, потому что она противоречит основам права.

У нас давно плюют на Конституцию, но надеюсь, что „нежелательная деятельность“ не будет принята. Иначе она будет направлена против меня, потому что я открыто об этом высказываюсь. Против вас, потому что вы меня об этом спрашиваете. Сажать будут в сельских районах любого, кто будет критиковать местного главу администрации — жулика. Она будет направлена против любого человека, который встанет на пути чиновника.

Если такая норма будет принята, это будет еще один шаг к политико-правовой деградации России».

Андрей Бузин, член совета движения в защиту прав избирателей «Голос», кандидат юридических наук:

«В принятии таких актов есть кратковременный и долговременный аспекты. Если говорить о том, почему именно в настоящее время взялись, то можно сказать, что прошли выборы, и теперь, когда президент получил формальную очень высокую поддержку, показалось, что можно в большей степени оказывать давление на оппозицию, на тех людей, которые не согласны с той политикой, которую проводит действующая власть. Это кратковременный аспект. Возбудились именно сейчас потому, что почувствовали определенную тенденцию.

А если говорить о долговременном аспекте, то, как обычно, есть желание как-то умерить или ослабить критику действующей власти. Власти очень не нравятся и серьезные исследования, которые проводятся гражданами внутри страны, и защита гражданами своих конституционных прав. Если государство не защищает конституционные права, то граждане начинают их сами защищать. Вот это власти и не нравится.

Совет Федерации представляет нынешнюю власть и поэтому пытается как-то предотвратить эти действия граждан. Это явление называется „охота на ведьм“. Понятно, что ее надо как-то оправдать, поэтому ищется определенный враг, и его находят: в виде „пятой колонны“ и либералов. Нашли определенный жупел и теперь говорят о том, что этот жупел поддерживается из-за рубежа. Но о подобном говорит всякая авторитарная власть. „Опасность“ внешней угрозы — это то, что использовалось практически во всех авторитарных государствах».

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук:

«Заметим, что на российские выборы никто повлиять не может, потому что выборов в России в обычном смысле нет. Заранее известен результат, известно, кто сколько получит, а всех кандидатов, как мы прекрасно знаем, согласует администрация президента. Поэтому говорить о том, что кто-то как-то на что-то может повлиять — это просто смешно.

Нынешняя инициатива сенаторов, я думаю, — это часть общего нагнетания атмосферы — отчасти страха, отчасти просто деморализации общества. Причем, это даже, скорее, не страх общества, а страх начальства, которое, казалось бы, все до малейших деталей контролирует, но все время боится, что что-то все-таки упустит: а давайте будем контролировать еще что-то… Этот контроль избыточный и, может быть, вредный. Он, на мой взгляд, демонстрирует слабость власти и даже в каком-то смысле трусость. Но по-другому, она, видимо, работать не может».

Сергей Удальцов, координатор «Левого фронта»:

«Мы видим в чистом виде политические процессы нагнетания страстей. Я уже не первый год наблюдаю за различными выборными процессами в России и участвую в них в той или иной форме, в различных кампаниях. Я не вижу какого-то действительного влияния, участия западных организаций в процессе наших выборов. Это больше пропагандистские страшилки, которые власть, в первую очередь, использует для того, чтобы давить на оппозицию, ограничивать возможности действия правозащитных организаций.

Властям уже кругом мерещатся заговор и подготовка „майдана“. Но эти заявления очень далеки от реальности. Сегодня и так столько ограничений и различных фильтров: и подписи надо собирать, и муниципальный фильтр, и по судимости, и прочее. Всех реальных оппозиционеров и так можно отсекать от выборов, и никакое западное влияние тут не поможет. Однако это такой тренд, учитывая внешнеполитическую ситуацию: нагнетание обстановки, истерики, а под это дело какие-то провластные политики просто пиарятся.

Сегодня уже столько ограничений, что какие-то дополнительные ограничения абсолютно излишни. Ну, если мы хотим Россию полностью погрузить в изоляцию и установить железный занавес, то, наверно, надо двигаться в этом направлении. Но у нас даже президент Владимир Путин высказывает другое мнение: о том, что нам не нужно закрываться и отгораживаться от мира в XXI веке. Но тогда получается, что все эти „инициативы“ сенаторов даже идут вразрез с установкой их же президента.

Поэтому мы видим чистый популизм, а сама инициатива сенаторов — излишняя, вредная и надуманная».

Дмитрий Ремизов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *