Несвоевременный Сахаров

[21 мая] – 100 лет со дня рождения Андрея Дмитриевича Сахарова. [Накануне] в «Снобе» вышла статья писателя Виктора Ерофеева: «Чуждые россиянам идеи. Почему Сахаров проиграл, а Путин выиграл». «В канун векового юбилея академика Андрея Сахарова важно понять, почему его идеи потерпели крах в новой России, оказавшись чуждыми большинству народа», – делится своими размышлениями писатель Виктор Ерофеев. К его размышлениям мы еще вернемся, а сначала небольшой штрих к портрету современной России. Вчера, на заседании оргкомитета «Победа» президент России Путин сообщил:

«Все нас хотят где-то укусить или чего-то от нас откусить, но они должны знать, те, кто собирается это сделать, что мы зубы выбьем всем так, чтобы они не могли кусаться. Это очевидно. И залог этому – развитие наших Вооруженных сил. Во все времена происходит одно и то же. Как только Россия становится сильнее, сразу находятся поводы для того, чтобы ограничить ее развитие. Как сказал один из наших императоров (Александр III), “нашей огромности боятся все”… И кто-то даже публично осмеливается говорить, что несправедливо якобы, что России принадлежат богатства такого региона, как Сибирь, – только одной стране. Странно слышать такие вещи, особенно публично, но они иногда звучат».

Путин лжет всякий раз, когда открывает рот. Недавно ругал учебник истории, в котором не упомянута Сталинградская битва. Учебник искали всем правительством и так и не нашли. Теперь вот вранье про то, что кто-то публично претендует на Сибирь. Это вранье уходит корнями в том числе в 2006 год, когда в «Российской газете» вышла совершенно безумная статья «Чекисты сканировали мысли Мадлен Олбрайт». В которой генерал ФСО Борис Ратников сообщал: «За пару недель до начала бомбардировок Югославии авиацией США мы провели сеанс подключения к подсознанию госсекретаря Олбрайт. Подробно пересказывать ее мысли не стану. Отмечу лишь наиболее характерные моменты, подтвердившиеся уже после начала агрессии НАТО в Сербии. Во-первых, в мыслях мадам Олбрайт мы обнаружили патологическую ненависть к славянам. Еще ее возмущало то, что Россия обладает самыми большими в мире запасами полезных ископаемых. По ее мнению, в будущем российскими запасами должна распоряжаться не одна страна, а все человечество под присмотром, конечно же, США».

Это тот мир, в котором живет президент РФ Владимир Путин. Это немаловажное дополнение к современному портрету страны, о будущем которой Сахаров много думал и много делал для того, чтобы это будущее было лучшим.

Теперь к портрету Сахарова. 1961 год. Совещание у Хрущева по поводу испытаний водородной бомбы. Фрагмент выступления Н.С. Хрущева: «Я получил записку от академика Сахарова, вот она. (Показывает.) Сахаров пишет, что испытания нам не нужны… Но Сахаров идет дальше. От техники он переходит к политике. Тут он лезет не в свое дело. Можно быть хорошим ученым и ничего не понимать в политических делах… Сахаров, не пытайтесь диктовать нам, политикам, что нам делать, как себя держать. Я был бы последний слюнтяй, а не Председатель Совета Министров, если бы слушался таких, как Сахаров!»

Ну, а потом, в 70-х, уже в брежневское время, когда появляются его «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», изданные за рубежом многомиллионными тиражами, Сахаров превращается в «клеветника», «предателя», на него объявляется травля, он лишается всех наград и ссылается в Горький.

Сахаров был несвоевременен при Хрущеве, при Брежневе и даже при Горбачеве – все помнят его выступление на Съезде народных депутатов СССР, когда агрессивно-послушное большинство его захлопывало и затаптывало, а Горбачев отключал ему микрофон. Сегодня, в путинской России несвоевременность Сахарова еще более очевидна. Столетие великого ученого и гуманиста для Путина как появление внезапно ожившего покойника, которого он когда-то убил и давно об этом забыл, а тот вдруг приходит в гости, садится за стол и наливает себе чай.

Приватизировать Сахарова, как 9 мая, или как Пушкина, или как Высоцкого, довольно затруднительно, поэтому делаются попытки этот несвоевременный юбилей «спустить на тормозах». Памятник, который Путин вроде бы обещал поставить, будет не в Москве, а в Сарове. Выставку «Андрей Дмитриевич Сахаров: тревога и надежда» на Чистопрудном бульваре, посвященную 100-летию со дня рождения академика Андрея Сахарова, правительство Москвы не согласовало, причем, сделано это было демонстративно, хамски и глумливо. Департамент культуры ответил, что «контент выставки не согласован». То есть мелкий путинский, точнее собянинский холуй Александр Владимирович Кибовский, начальник столичного управления культуры, не согласовал тексты цитат нобелевского лауреата, великого мыслителя и гуманиста. Посчитал их несвоевременными. Впрочем, возможно, что Кибовскому не понравились портреты Сахарова…

Вернемся к статье писателя Виктора Ерофеева: «Почему же сейчас, в год 100-летнего юбилея Сахарова, Путин — фактически царь России, прикрывшийся должностью президента, а Сахаров — исчезающая историческая тень? Сахаров уходит с исторической сцены, потому что в России ушли в небытие его основные сторонники — русская интеллигенция. Остались лишь несколько очажков интеллигентской либеральной мысли, включая московский Центр Сахарова и несколько все еще независимых СМИ. Интеллигенция слиняла, потому что оказалась жертвой своей утопии. А во главе этой утопии, противостоя утопии коммунизма, стоял честный, картавящий ученый в брюках на трогательных подтяжках, Сахаров, верящий в то, что его народ мечтает о либеральном правительстве, свободе совести и прочих высоких идеалах. В конце концов Сахаров — это сказочник, вроде Андерсена. Он выдумал, что Снежную Королеву мировой истории можно победить слезами сострадания и любовью. Слезы действительно льются, но Снежная Королева только набирает силы. Национал-популизм захватывает позиции не только в России, но и во многих других странах. Путин торжественно провозгласил смерть либерализма. А это уже финал сказки Сахарова, его закономерное и трагическое исчезновение из русской истории, по крайней мере, до конца самого царя Путина». Конец цитаты.

Помнится, был такой Кант, тоже тот еще сказочник. Все про какой-то «категорический императив» толковал, про «нравственный закон» в душе. Только почему-то человечество спустя более двух веков после его смерти все еще учится думать по Канту, все пытается понять его идеи, а некоторые из них стремится воплотить в жизнь.

Кстати, насчет Андерсена. Кто сейчас за пределами Дании помнит Кристиана 8-го или Фредерика 7-го? А это короли Дании, правили во времена Андерсена… Так что насчет исчезновения Сахарова из русской истории писатель Виктор Ерофеев несколько поспешил… Вот Гитлер выдавил Эйнштейна из Прусской академии наук и из Германии. Ну, и кто из них теперь «исчезающая историческая тень»?

Ненависть к Сахарову нынешних представителей чекистского фашизма понятна, поскольку Сахаров – их антипод, антропологически несовместимый с ними. Но стремление еще раз и уже окончательно «закопать» Сахарова испытывают не только они, но и те, для кого Сахаров – это наглядное свидетельство их собственной низости.

На сайте Republic.ru опубликована статья Олега Кашина под названием:  «Разгул сахаровщиныЗа что стоит не любить академика». Кашин ставит перед собой непростую задачу: дискредитировать Сахарова в глазах либеральной аудитории. С это целью автор Republic.ru первым делом вводит понятие «коллективный Сахаров», который, по версии Кашина, «сосватал Россию Ельцину». «Коллективный Сахаров» – это, видимо, Межрегиональная депутатская группа, куда входили в том числе Сергей Станкевич и Михаил Полторанин. То есть легким движением руки умершего в 1989 году назначают ответственным за все действия тех, кто входил в ним в МГД, был «коллективным Сахаровым». Видимо, и за антисемитские реплики Полторанина, и за имперско-державническую риторику нынешнего Станкевича Кашин готов спросить с покойного академика. После того, как реальный человек Андрей Дмитриевич Сахаров усилиями Кашина похоронен в некой безымянной братской могиле под именем «коллективный Сахаров», с ним можно делать уже все что угодно. Например, утверждать, что у этого «коллективного Сахарова» «разногласия с советской номенклатурой, в общем, не выходили за пределы спора о средствах – просто технократ лучше партократа знает, как построить новое общество и нового человека, больших ценностных противоречий там скорее не было».

Ну, и финальный вывод: «Советский режим был бесспорным злом, но попробуйте назвать добром Андрея Сахарова – как фальшиво это прозвучит». Не уверен, что откровенно провластные медиа опубликовали бы подобный пасквиль. Зачем это понадобилось СМИ, претендующему на репутацию независимого и либерального, остается только гадать.

Дискуссия с Кашиным малопродуктивна, поскольку этот человек пользуется нечистоплотными методами. А вот на тезисы статьи Ерофеева стоит обратить внимание. Главный тезис – что идеи Сахарова оказались чужды народу. Обратимся к данным Левады-центра, опубликованным в «Новой газете».

По данным опроса 1991 года:

56% опрошенных слышали выступление Сахарова на Съезде,

55% — разделяли его общественно-политические взгляды и оценки,

54% — считали, что Сахаров обладает высокими нравственными качествами,

52% — полагали, что Сахаров занялся политической и правозащитной деятельностью из чувства ответственности за происходящее в стране.

Сегодня, спустя 30 лет, действительно, отношение к нему изменилось: 66% опрошенных знают об академике А.Д. Сахарове, но из них положительно относятся к нему лишь 35% (26% — «нейтрально» и 2% — отрицательно, 3% — затруднились ответить и определить свое к нему отношение).

И это в результате 30 лет замалчивания и последних 20 лет агрессивного оболванивания населения. Как-то непохоже на превращение в «историческую тень»…

Для путинского режима Сахаров, несомненно, крайне несвоевременная фигура. Но он, в отличие от Путина с его стремлением выбивать всем зубы и мочить в сортире, современен и актуален.

Игорь Яковенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *