Тень Cталина накрывает страну

23 декабря 2019
Общество

Оправдание Сталина становится социальной нормой. Это один из принципиально важных итогов двадцатилетки Путина. Его ресталинизация опаснее «бархатной» брежневской, полагает публицист Андрей Колесников

Заканчивая в августе 1963 года в подмосковной Жуковке «Двадцать писем к другу», свою мучительную исповедь, дочь Сталина Светлана Аллилуева писала о том, что новым поколениям годы сталинизма будут казаться чем-то далеким — «вроде царствования Иоанна Грозного»: «И вряд ли они назовут наше время «прогрессивным», и вряд ли они скажут, что оно было «На благо великой Руси»… Вряд ли». Эти новые поколения, выражала уверенность она, перевернут страницу истории своей страны «с мучительным чувством боли, раскаяния, недоумения, и это чувство боли заставит их жить иначе».В перестройку казалось, что так оно и произошло. Но спустя три десятка лет после того, как Михаил Горбачев дал советскому народу свободу, тень Сталина снова накрывает страну.

«ВЫПЬЕМ ЗА СТАЛИНА!..»
В день его 140-летия на некоторых московских домах появилась проекция: генералиссимус и надпись «Я вернусь». Лидер коммунистов Зюганов назвал это «инициативой патриотов». Его непосредственный начальник президент Путин как-то оправдывал российские кибератаки именно инициативами патриотов. Скрипаля пытались убить такие же патриоты. А Донбасс превратили в зону из «Сталкера» Тарковского патриотически настроенные «шахтеры и трактористы».

В Колонном зале, ровно там, где 6 марта 1953-го лежал труп тирана, утянувшего за собой на тот свет погибших в страшной давке людей, коммунисты отмечали юбилей Сталина. На сайте КПРФ было отмечено: «Песню «Волховская застольная» задорно исполнила певица Надежда Крыгина. Слова из этой песни «Выпьем за Родину! Выпьем за Сталина!» были встречены зрителями громкими и продолжительными аплодисментами. Песню Александра Вертинского, посвященную Сталину, проникновенно исполнил оперный певец Михаил Гаврилов. Ему зрительный зал аплодировал стоя».

Жестяной голос народной артистки Надежды Крыгиной ужасен — ну, не Людмила Зыкина. Тем не менее зал оживлялся при словах «Снова нальем!» Академический же ансамбль песни и пляски Национальной гвардии (в девичестве — Внутренних войск) со штабом по адресу Б. Лубянка, 13 и в самом деле по-своему хорош…

А ЗА ДВА ДНЯ ДО ПРАЗДНОВАНИЯ ЮБИЛЕЯ МАССИРОВАННОЙ РЕАБИЛИТАЦИЕЙ СТАЛИНА ЗАНИМАЛСЯ ПРЕЗИДЕНТ. ЕСЛИ ДЛЯ ГОРБАЧЕВА ХОРОШИМ БЫЛ ЛЕНИН, А ПЛОХИМ СТАЛИН, ТО ДЛЯ ПУТИНА ВСЕ НАОБОРОТ

Бюсты и памятники Сталину в разных городах России устанавливаются со скоростью, превышающей московскую реновацию. Бюст в Волгограде, барельеф в Чебоксарах (похожий, правда, скорее на «утомленного солнцем» Никиту Михалкова в профиль), возложение цветов в Курске с оговоркой: «К сожалению, на территории нашего региона нет памятников И. В. Сталину. Поэтому накануне областной комитет КПРФ призывал своих товарищей… провести в этот памятный день возложение цветов к памятникам учителя и соратника Сталина Владимира Ильича Ленина».

А за два дня до празднования юбилея массированной реабилитацией Сталина занимался президент. Если для Горбачева хорошим был Ленин, а плохим Сталин, то для Путина все наоборот. Главное, по его словам, «Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером».

Если страница истории и перевернута, то не вперед, а назад. Коба дразнится, показывает нос потомкам.

СТАТЬЯ О СТАЛИНЕ
Путин теперь тоже, как Мединский и Нарышкин, будет писать статью о пакте Молотова–Риббентропа. И о мюнхенском сговоре, который был раньше пакта, а значит, как сказал президент на итоговой пресс-конференции, не оставил Сталину выбора: «Советский Союз последним, это было последнее государство Европы, которое подписало с Германией пакт о ненападении. Все остальные до этого подписали. А что надо было делать Советскому Союзу? Оставаться один на один?» Ну да, например, и Франция, и Польша заключали договор с Германией о ненападении — и что, это предотвратило атаку нацистов? Поляки, в логике Путина, сами виноваты — поучаствовали в разделе Чехословакии. Все тот же whataboutism — другие не лучше нашего.

«Кстати говоря, да, — рассуждал Путин, десять лет назад заявлявший об «аморальном характере» пакта Молотова–Риббентропа, — советские войска зашли в Польшу в соответствии с этими протоколами. Обращаю ваше внимание на следующее обстоятельство: войска зашли-то зашли, но зашли после того, как польское правительство утратило контроль за своими вооружёнными силами и за тем, что происходит на территории Польши, и само находилось где-то уже в районе польско-румынской границы. Не с кем бы было даже разговаривать на эту тему. Понимаете?»

Разговаривать было не с кем, а расстрелять в затылок 22 тысячи поляков было кому — логично…

«И более того. Вот мы говорим о героических защитниках Брестской крепости. Войска фашистской Германии заняли Брест-Литовск и потом просто освободили, а туда зашла Красная армия. Вы понимаете это или нет, хочу задать вопрос всем, кто принимает такие резолюции в Европарламенте. То есть войска Красной армии не захватывали эти территории Польши. Немецкие войска туда зашли, потом освободили, и зашли советские».

Это пассаж Путина о милейшем эпизоде — торжественных мероприятиях по передаче города Бреста вермахтом Красной армии. В полном соответствии с пактом и секретными протоколами: согласно договоренностям Гитлера и Сталина эта территория должна была быть под протекторатом СССР. Вот Брест-Литовск нацисты и положили на место 22 сентября 1939 года.

Парад уходивших немецких войск принимали генерал Гейнц Гудериан и комбриг Семен Кривошеин.

Раздел Польши в результате не отодвинул, а приблизил границу СССР к вероятному противнику. И Великая Отечественная для нас началась в том самом Бресте и в той самой крепости, которую в 1939-м нацисты любезно предоставили в распоряжение Сталину. Не стало буферного государства, и тиран стал строить буферы в Прибалтике и Финляндии, начав в ноябре 1939-го «незнаменитую» Зимнюю войну с Финляндией. В результате чего финны превратились во врагов СССР и вступили в 1941-м на стороне Германии в войну, которую сами называли «войной-продолжением».

Таков был стратегический «гений» человека, которому президент РФ собирается посвятить свою статью.

СТАЛИН КАК ЯЗЫК
В Шиесе активисты нередко выставляют портреты Сталина. Да и на митинги против строительства свалки в Архангельске протестующие выходили под красными знаменами. Люди недовольны, но не знают, как выразить свое недовольство. У них нет для этого языка. И единственным знакомым социальным диалектом становится радикально советский язык — Сталин и красные флаги.

Для других генералиссимус гламуризован — это модный Коба из барбершопа: портрет молодого, 23-летнего, бородатого Сталина хорошо привлекает клиента. А что — прикольно. Аллилуева писала про новые поколения, которые придут все такие «молодые, задорные», а времена сталинские будут для них «далеки», «непонятны», «странны и страшны». Далеки и непонятны — да. Странны и страшны — нет. Забавный Сталин — не страшный Сталин. И времена не страшные.

ДЛЯ ПЕРВОГО ЛИЦА СТАЛИН — ОБРАЗЕЦ В ПОВЕДЕНИИ. ПОБЕДА НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ СНОВА В ОФИЦИАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ПОБЕДОЙ СТАЛИНА. ЕГО ТРАГИЧЕСКИЕ ОШИБКИ ВЫДАЮТСЯ ЗА СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ЛОВКОСТЬ И УСПЕХ СОВЕТСКОЙ ДИПЛОМАТИИ

Полная и окончательная победа российского среднего и высшего образования: они не знают о сталинизме ничего. Или их сознание искажено шквальной «военно-исторической» пропагандой во главе с министром культуры и шефом Службы внешней разведки. Ну, и с президентом Российской Федерации, разумеется.

Оправдание Сталина становится социальной нормой. Это один из принципиально важных итогов двадцатилетки Путина. Кто-то восхваляет Сталина именно потому, что при нем жилось лучше, чем при Путине, — это такая красная ретроутопия. Для иных он символ порядка. Для третьих — забавный и нестрашный персонаж.

Для первого лица Сталин — образец в поведении. Победа народа в Великой Отечественной снова в официальном историческом дискурсе объявляется победой Сталина. Его трагические ошибки выдаются за стратегическую ловкость и успех советской дипломатии. Организация, самоотверженно долгие десятилетия занимающаяся сохранением памяти о жертвах репрессий — «Мемориал», избрана мишенью властей, объявлена иностранным агентом и банкротится судебными штрафами.

Что ж, дядюшка Джо тоже считал бы «Мемориал» иностранным агентом…

В последние секунды своей жизни Сталин, находясь в агонии, «вдруг открыл глаза и обвел ими всех, кто стоял вокруг». Свидетельство Светланы Аллилуевой потом станет хрестоматийным. «Это был ужасный взгляд… тут он поднял вдруг кверху левую руку (которая двигалась) и не то указал ею куда-то наверх, не то погрозил всем нам».

Берия был первым, кто вышел из кунцевской дачи с не менее хрестоматийной фразой, ставшей названием гениального и страшного фильма Алексея Германа: «Хрусталев, машину!»

Казалось, это конец истории. Оказалось, это только ее начало. И она с перерывами на оттепель, перестройку и ельцинскую эпоху длится и по сей день.

Наша политическая история — это борьба сталинистов и антисталинистов. Она продолжается, войдя в очередную пиковую фазу. Путинская реабилитация Сталина опаснее «бархатной» брежневской: в те времена ресталинизация подрывала основы режима, дискредитировала его, в нашу эпоху она режим легитимизирует и укрепляет.

Левая рука упыря, воздетая кверху, до сих пор видна невооруженным глазом. Кто-то читает в этом жесте угрозу. А кто-то — ценное указание.

 Андрей Колесников

В мире

Как узнать на каких сайтах зарегистрирован номер телефона через портал Himera Search

Сегодня у каждого пользователя интернета обязательно имеется мобильный телефон. А для регистрации на большинстве сайтов,…

Общество

Православная общественность обратилась к Патриарху в связи с деятельностью архимандрита Тихона Затекина

С 2008 года в Нижегородском Печерском монастыре выставляется на всеобщее обозрение и для поклонения верующим…

В мире

Какой должна быть гостиница для кошек

Иметь дома пушистый, игривый комочек, значит, заряжаться позитивом и приходить домой, зная, что тебе ждут….