Нечеловеческий приговор. Законы Путина

Г-н президент, вы, конечно, слышите вопли: «Ужас! Закон Яровой! Закон Яровой!» Как вы это терпите?

Не важно, называют закон дерьмовым или гениальным, — важно, что кричат про «закон Яровой». Ну, это же бред.

Выходит (по-ихнему), что Яровая и кто-то там ещё сочинили какую-то хрень, а вы эту хрень послушно подписали. Бред, больные фантазии.

Ведь всё наоборот! Сверху велели, а Яровая и пр. внесли это в Думу. И именно ради вас Дума это дело немедленно приняла во всех чтениях. Ради вас Совет Федерации немедленно утвердил…

Ну не Фунт же управлял конторой «Рога и копыта», он был так, для виду, для отсидки в случае чего.

Нет, г-н президент, это, конечно, ваш закон — Закон Путина, а никакой не Яровой.

А закон «Димы Яковлева» (который некоторые называют людоедским) — это что ли закон Астахова и какого-нибудь Никонова? Да они вообще никто (в смысле реальной власти).

У всех ваших законов есть общая примета: ваш закон возникает внезапно, принимают его стремительно, даже не читая. А если вам расхочется — стремительно отзывают и меняют; вы же освободили депутатов от химеры совести. (Не хочу утомлять вас анекдотическими примерами того периода, когда вашей Государственной Думой России руководил ваш друг Грызлов, но, кстати, сам он — очень показательный случай. Был министром внутренних дел; восемь лет (с 2003 по 2011) председательствовал в парламенте России; считался руководителем партии власти; может, и теперь всё ещё считается… А какой след он оставил в истории? Никакого. Разве что пытался внедрить научные шарлатанские фильтры (ценой превышающей золотой запас страны).

* * *

В России президент отвечает за всё! Забыли? А ведь это, г-н президент, ваши собственные слова. Вы их сказали в 2000-м, первый раз вступая в должность.

Всё что происходит, так или иначе приклеивается к вам. Не случайно же, как только защитник детей Астахов спросил: «Как поплавали?», люди вспомнили выражение «она утонула»…

…Помните, были плакаты «План Путина»? Никто не знал, что это значит, но никто и не сомневался, что это «нечто» — полностью ваше.

Даже «Платон», взбунтовавший дальнобойщиков, — ваш. И чтобы не тратить время на перечисление всего прочего, скажем: это ваше правительство, ваш премьер-министр.

Историческая справедливость — так она выглядит, так устроен мир. Петровские реформы, Сталинские репрессии, Николаевская железная дорога, век Екатерины, Хрущёвская оттепель…

Николаевская дорога Петербург-Москва — чей проект? кто инженер? — никто не помнит. Сталинские репрессии — а ведь Сталин никого не расстреливал ни на Колыме, ни в подвалах Лубянки, так и Гитлер никого не расстреливал (морковку ел), а все его палачи уже почти забыты. (Случилось мне, г-н президент, держать в руках архивный документ: отпечатанный на машинке список — десятки фамилий, а на полях красным карандашом резолюция и подпись: «Судить и приговорить к высшей мере. И.Ст.» Он таким образом убил не только их, но и суд. Каково было судьям вести процесс, когда приговор уже вынесен И.Ст.)

Есть такая известная штука: приговор истории. Политики бессильны его изменить. Об этом писали, в это твёрдо верили лучшие умы России: Державин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Толстой, Достоевский… А кто им возражает? Яровая, Железняк, Жириновский, Мизулина (впрочем, вы своих знаете без нашей подсказки) — всех их забудут быстро. Не верите? Но кто сейчас помнит всесильного Бурбулиса, могущественных Шумейко, Скокова, Полторанина — имена их ты, Господи, веси. Кто только не ездил по нам с мигалкой и охраной: живы ли они физически — не знаем, не интересно, а политически они мертвы. И сегодняшние исчезнут прежде, чем лягут в землю.

…Какой приговор останется в истории? Уж на что был умён и успешен Борис Годунов — всенародно избранный царь Всея Руси, но раскроешь великую трагедию, а там:

Борис, Борис! всe пред тобой трепещет…
И не уйдешь ты от суда мирского,
Как не уйдешь от Божьего суда.

Возможно, вам в утешение скажут: это, мол, говорит самозванец. Нет, это говорит чернец Гришка, ещё не мыслящий о троне. Да если б и мыслил… Он же не сказал «от меня не уйдёшь», он сказал — «от Божьего суда». Он говорит (и думает), не о своей буйной голове. Потрясающая и чуть не погубившая Россию авантюра ещё не пришла ему в голову. Он говорит (и думает) о летописи и о Пимене летописце — безвестном монахе, хромом старике. Вот полный текст фрагмента:

Борис, Борис! всe пред тобой трепещет…
А между тем отшельник в темной кельe
Здесь на тебя донос ужасный пишет:
И не уйдешь ты от суда мирского,
Как не уйдешь от Божьего суда.

С точки зрения царя и придворных — донос. С точки зрения суда истории — свидетельские показания и приговор. Какой там Гришка! Это мысли Пушкина — о приговоре истории.

* * * 

Есть люди, г-н президент, которые всё плохое приписывают вам. Несправедливо. Дороги и до вас были плохи. Но вы их не исправили. А могли бы — за семнадцать-то лет; денег было море!

Только что дорожное министерство сообщило: 90% дорог России — в ужасающем состоянии (при этом 90% граждан — за вас). Одновременно ваш старый друг, лидер партии «Справедливая Россия» предложил поменять Конституцию. Понимаете, не дороги исправить, а Основной закон.

МИРОНОВ. Я считаю, что нам нужно поменять 13-ю статью Конституции и убрать оттуда формулировку о том, что в России не допускается никакой государственной и обязательной идеологии. Я вношу предложение, в том числе Госдуме седьмого созыва подумать над этим.

Сколько будет стоить и как будет выглядеть идеология, сочинённая по заказу Кремля за бюджетные деньги? Гения не наймёте, а эффективный шарлатан неизбежно придумает пошлость.

Как подумаешь, что Миронов много лет был депутатом и даже председателем Совета Федерации… Неужели он не дочитал Конституцию до конца? Там есть статья 135, которая прямо запрещает Думе и СФ менять первые 64 статьи, в том числе, разумеется, и 13-ю.

Если не ошибаемся, этот Миронов в своё время предлагал вам стать пожизненным президентом, бессрочным, типа Туркменбаши. Ваш верный друг постоянно хочет сделать вам приятное и чем-то отличиться среди толпы желающих сделать вам приятное. Порой их действия заставляют сомневаться: может быть, главная характеристика эпохи не воровство, а глупость; но это так, случайные, туманные мысли…

* * *

…Если бы приговор истории писали люди, он, конечно, содержал бы светлые стороны личности и смягчающие обстоятельства. С некоторыми оговорками туда, безусловно, попала бы Сочинская Олимпиада и, возможно, чемпионат мира по футболу. Но до последнего ещё надо дожить и желательно без мельдония.

Александр Минкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *