НЕ ВРЕМЯ ДЛЯ ДРУГИХ

Кого и почему россияне боятся и ненавидят, задался вопросом колумнист Иван Давыдов

В России заметно вырос уровень ксенофобии – таковы результаты свежего исследования «Левада-центра». Сильнее всего россияне опасаются цыган: 43% опрошенных «не пускали бы их в Россию». «Ограничить проживание цыган на территории России» готовы 32% россиян (чтобы почувствовать динамику, достаточно отметить, что в прошлом году таких было 17%). Далее в своеобразном «рейтинге ненависти» — выходцы из Африки (социологи специально оговариваются, что речь идет о темнокожих, легко определяемых как «чужие» на визуальном уровне). Против их пребывания в стране – 33% респондентов. Затем – выходцы из Средней Азии (30%), чеченцы (27%), китайцы (тоже 27%), украинцы (22%), и наконец – евреи (15%).

НЕНАВИСТЬ ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА

Проще всего, разумеется, объяснить, откуда в этом списке появились жители Украины. С 2013 года телевизор рассказывает россиянам об Украине куда больше, чем о России, и рассказывает только плохое. Пропаганда работает: согласно январскому опросу все того же «Левада-центра», из 66% россиян, которые считают, что у России есть враги, 29% врагом называют Украину.Это второе место, выше только Соединенные Штаты (правда, с большим отрывом: 68% из числа уверенных в существовании врагов, прежде всего опасаются США). Пропаганда работает настолько эффективно, что жители РФ перестают стесняться самых абсурдных предположений. В 2017 году ВЦИОМ спрашивал своих респондентов, какие государства могут напасть на Россию в ближайшее время. 31% опрошенных ответили, что опасаются военной агрессии со стороны Украины. Как вообще можно представить себе такую агрессию, даже если оставить за скобками постоянные рассказы в российских теленовостях и ток-шоу о слабости, отсталости и низком уровне боеготовности украинской армии? Однако представляют, опасаются, готовятся воевать.Но телевизор не всесилен. 22% желающих изгнать украинцев с территории Российской Федерации – это, конечно, очень много (сюда же добавим 20%, согласных пускать украинцев в Россию «только временно»). Но при этом по другим важным позициям, свидетельствующим о наличии в нашем обществе значительного количества людей, толерантно относящихся к жителям соседней страны, исследование «Левады» дает очень приличные показатели. 29% опрошенных «готовы видеть их среди жителей России», 8 – «среди соседей», 6 – «среди близких друзей», и столько же – «среди членов собственной семьи». По последним двум показателям – некоторый рост даже по сравнению с «довоенным» 2010-м.

Отсюда вывод: геополитические страшилки из телевизора эффективны, если дело касается политических абстракций. Многие готовы бояться или ненавидеть «Украину вообще», но их число заметно снижается, когда речь заходит о конкретных, «данных в ощущениях» украинцах, которые, к тому же, в России ни визуально, ни культурно не отличаются от русского большинства. Если сложить все позитивные ответы опросника «Левады», увидим – нормально относятся к украинцам 52% россиян, в то время как за их тотальное или временное изгнание выступают 42%.И все же это очень много. Это показатель общественной болезни, и совсем не факт, что болезнь легко лечится щелчком телевизионного пульта. Разбираться с последствиями затяжной кампании по взращиванию ненависти к ближайшему соседу России придется еще долго, да и вообще – пока официальная Россия в этом проблемы не видит, а кампания по взращиванию ненависти продолжается.

НЕНАВИСТЬ ИЗ СЕРДЦА

Один из самых интересных выводов, которые можно сделать, разбираясь с цифрами исследования «Левады» в том как раз и состоит, что всесилие пропаганды – миф. США для россиян – враг номер 1, про Евросоюз телевизор тоже рассказывает мало хорошего, но ни европейцев, ни американцев нет среди тех, кого жители РФ хотели бы выгнать прочь.

Зато чеченцы, например – в лидерах списках, хотя как раз рассказов о том, как процветает Чечня под крылом верного путинца Рамзана Кадырова, в телевизоре в достатке. И если здесь для неприязни можно отыскать какие-то рациональные основания (чеченцы и вообще выходцы с Кавказа регулярно мелькают в криминальных новостях, в социальных сетях полно рассказов об их неадекватном и вызывающем поведении и т.п.), то явный рост антисемитских настроений смущает самих социлогов: «Ранее Левада-Центр неоднократно отмечал снижение антисемитизма в России за последние годы и рост благожелательного отношения русского населения к евреям», — пишет в комментарии к исследованию научный сотрудник центра Карина Пипия.

Этот скачек ненависти к евреям не спишешь на попытки реабилитировать «кровавый навет», которые отдельные представители РПЦ предпринимали в ходе дискуссий о перевороте 1917 года и убийстве царской семьи, — все-таки это локальный, не прозвучавший по-настоящему, не задевший массы повод. У государственной пропаганды полно грехов, но в работе на рост антисемитизма метровые телеканалы не обвинишь. Один пожелавший остаться анонимным эксперт, близкий к администрации президента, сказал автору этого текста, что, возможно, определенную роль тут сыграл телеведущий Владимир Соловьев, наглый, раздражающий, агрессивный и постоянно подчеркивающий свою «еврейскость». Но это только шутка, конечно.

И уж тем более не объяснишь никакой государственной политикой восьмипроцентный рост ненависти к цыганам. Можно, конечно, вспомнить конфликт местных властей с цыганской общиной в Тульской области, активно освещавшейся СМИ в марте 2016 года. Канал «Россия 1» выпустил тогда в эфир целый фильм – «Бремя цыган» Бориса Соболева, в котором звучали порой рассуждения откровенно расистские. Но это было по медийным меркам давно, тема – не из числа топовых, ссылки на события двухлетней давности не работают.

Очевидно, обществу зачем-то понадобился традиционный образ «чужого», общество само ищет врага, вспоминая старые схемы (как в случае с евреями, цыганами и чеченцами), или обращая внимание на визуально выделяемых чужих – как в случае с африканцами.

Важная ремарка: отметим, насколько слабый отклик находят в сердцах сограждан рассуждения о единстве и целостности России. Почти треть опрошенных не считает чеченцев «своими», легко забывая, что Чечня – не отдельная какая-нибудь страна. И про то, что наши евреи не за лучшей жизнью из Израиля приехали, а живут здесь веками и являются полноправными гражданами РФ, многие тоже вспоминать не хотят.

НЕНАВИСТЬ ИЗ КОШЕЛЬКА

Если смотреть не на страну, а в телевизор, то кажется, что нет у президента Владимира Путина лучшего друга, чем товарищ Си, а у России более надежного партнера, чем Китай. Но вкусы нации, как показывает исследование «Левады», не особенно совпадают с вкусами национального лидера. Китайцев россияне не любят так же сильно, как и чеченцев, и куда сильнее, чем украинцев.

Телевизор рассказывает об успехах, но любой поход в магазин напоминает, чего эти успехи стоят. Страна инстинктивно начинает готовиться ко временам по-настоящему трудным, вспоминая конец восьмидесятых и девяностые. Китайцы и выходцы из Средней Азии – это не просто «чужие», это, в первую очередь, конкуренты на сжимающемся рынке труда, где, возможно, завтра и низкооплачиваемая непрестижная работа, от которой жители больших городов отвыкли в эпоху нефтяного изобилия, сделается желанной. И на вопрос, должно ли правительство ограничивать приток трудовых мигрантов, в июле 2018 года положительно отвечают 67% россиян (год назад – 58%).

Отсюда – и рост бытового национализма, который также фиксирует исследование «Левады», и готовность снова увидеть в «чужом» врага. Человек по природе рационализатор, россиянин должен объяснить себе, почему он стал жить хуже. Пропаганда рассказывает только об успехах и процветании, к власти доверия после пенсионной реформы (которую даже многие «верные путинцы» восприняли как предательство) не особенно много.

Проще всего объяснить свои беды происками врагов, и врагов начинают искать, реанимируя привычные модели. Не за океаном, а здесь, под боком, по соседству. «Кто виноват? – Евреи виноваты!» Поскольку государство продолжает разрабатывать дискурс ненависти в глобальном масштабе, перевод его на локальный уровень рядовые жители страны могут считать оправданным и даже государственно одобряемым (что, разумеется, неправда, государству не нужны конфликты на национальной почве, но оно само годами загоняло себя в эту ловушку).

Легальной возможности выразить такого рода настроения нет, и способа смягчить их тоже нет: вся реальная оппозиция, включая умеренных националистов, вытеснена за пределы политического поля, Россия – не место для дискуссий. А это значит, что любители ненависти будут искать другие способы для самовыражения.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *