Не кочегарки и не плотницы: как женщины осваивают запрещенные раньше в России профессии

Список запрещенных для женщин профессий устарел: работодатели хотят нанимать женщин машинистами и мотористами, а шума, подъема тяжестей и других нагрузок хватает и в разрешенных профессиях. Forbes Woman поговорил с героинями, которые отвоевали свое право водить поезда, фуры и суда

С 1 января 2021 года в силу вступил приказ Министерства труда и социальной защиты об утверждении сокращенного списка профессий, ограничивающих применение труда женщин. Теперь в перечень входит не 456, а 100 специальностей. Женщины могут работать водителями большегрузных автомобилей и сельскохозяйственной спецтехники, слесарями по ремонту автомобилей, быть боцманами и шкиперами на судне, выполнять работы на высоте свыше десяти метров, занимать должность машиниста электричек, скоростных поездов и поездов метро.

«В наше время, мы считаем, должен быть выбор у всех: заниматься и работать там, где он хочет, независимо от пола. Поэтому мы очень рады, что Московский метрополитен одним из первых в Российской Федерации дает женщинам возможность получить новую профессию», — заявил заммэра Москвы по вопросам транспорта Максим Ликсутов 3 января 2021 года на первом пуске поезда с машинистом-женщиной.

К производствам, работам и должностям, на которых до сих пор ограничивается применение женского труда, относятся сферы:

  • химического производства,
  • подземных работ,
  • горных работ,
  • металлообработки,
  • бурения скважин,
  • добычи нефти и газа,
  • черной и цветной металлургии,
  • радиотехнического и электронного производства,
  • производства,
  • ремонта и обслуживания летательных аппаратов,
  • судостроения и судоремонта,
  • производства целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них,
  • производства цемента,
  • производства теплоизоляционных материалов,
  • полиграфического производства,
  • текстильной и легкой промышленности,
  • пищевой промышленности,
  • железнодорожного транспорта

и некоторые другие.

При этом в перечисленных сферах женщины могут занимать позиции руководителей, научных или медицинских специалистов, которые не выполняют физической работы.

Перечень производств, работ и должностей с вредными и/или опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин, впервые был утвержден в 1978 году и обновлен в 2000-м, последняя редакция и действовала до недавнего времени. Заявленной целью при его принятии была защита женщин. И сейчас критериями при пересмотре перечня, как сообщали в Минтруде, стали факторы, «опасные для репродуктивного здоровья женщин, влияющие на здоровье будущего поколения и имеющие отдаленные последствия».

Однако подтвержденных исследованиями доказательств того, что запрещенные профессии влияют на репродуктивное здоровье, не приводится. Во всяком случае, государство не представило их в свое время Комитету ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ ООН). В 2016 году КЛДЖ признал, что Россия нарушила «Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» в деле Светланы Медведевой, которая в 2012 году не смогла устроиться в ООО «Самарское речное пассажирское предприятие» на должность моториста-рулевого, хотя имела диплом по специальности. Комитет заявил, что, во-первых, запреты отражают консервативные представления о ролях и обязанностях женщины и мужчины в семье и обществе и закрепляют за женщиной главным образом роль жены и матери, что подрывает ее социальный статус и перспективы образования и карьерного роста. Во-вторых, нужно не ограничивать людей по признаку пола, а стимулировать работодателей улучшать технологии, чтобы профессии становились безопасными.

До кейса Медведевой, которая вместе с экспертами Антидискриминационного центра (АДЦ) «Мемориал» проходила инстанции российских судов и обращалась в ООН, было дело Анны Клевец: она пыталась добиться признания дискриминационным запрета на работу женщин машинистами метро. В 2009-м Верховный суд принял решение не в ее пользу. К слову, дело Медведевой ВС отправил на пересмотр, и в 2017-м Самарский районный суд счел отказ в приеме ее на работу дискриминационным, признав верховенство международного права над российским.

После Медведевой в борьбу включились дальнобойщицы во главе с Евгенией Марковой. Они написали открытое письмо уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой. Москалькова заявила, что список надо пересмотреть.

И Светлану Медведеву, и Евгению Маркову поддерживал АДЦ «Мемориал», который проводит долгосрочную кампанию Alljobs4allwomen.

«Мы хотели добиться большего, потому что сама идея запрета профессий для женщин, не важно, вредны они или нет, дискриминационная, — говорит эксперт «Мемориала» Стефания Кулаева. — Рожать не обязанность, а право женщины, требующее защиты, но не ограничений. Мужчины тоже могут потерять репродуктивные способности на некоторых видах работ, например на атомных подводных лодках. Тем не менее мужчинам их не запрещают».

«Однако такому шагу, как сокращение, мы тоже рады. Одним из тезисов было то, что женщинам и не нужны запрещенные профессии, но это не так. Например, транспортные профессии очень востребованы. Мы гордимся боровшимися женщинами. То, что женщины повели поезда метрополитена и РЖД, — огромное достижение», — добавляет она. По словам Кулаевой, некоторые работодатели поддерживали правозащитников, например РЖД и морской профсоюз. Они были вынуждены выполнять требования, но при этом хотели брать женщин на работу.

«Сегодня мы видим, что все девушки, как заканчивающие учиться на профессию, так и уже приступившие к работе, настроены не останавливаться на достигнутом. На экзаменах девушки демонстрируют даже более успешные результаты, чем мужчины», — рассказала Forbes Woman советник генерального директора — председателя правления ОАО «РЖД» Ирина Костенец.

Правда, общество, в отличие от работодателей, относится к нововведениям по-разному и не всегда готово их принять. Так, много дискриминирующих комментариев появилось в соцсетях, когда 3 января на Филевской линии метро отправился первый поезд с машинистом-женщиной. На странице метрополитена во «ВКонтакте» пользователи писали, что женщин нельзя допускать к управлению составами и теперь им «страшновато» ездить в метро. Среди комментаторов были как мужчины, так и женщины. «Я согласна с тем, что надо объявлять, что метро поездом управляет дама, что бы можно было пропустить его, и поехать на нормальном, то же касается самолетов», — написала одна из пользовательниц соцсети (орфография и пунктуация сохранены).

Между тем в списке еще остались профессии, за которые нужно бороться. Женщины по-прежнему не могут быть ни спасателями на воде, ни пожарными. При этом работающие в этой сфере женщины есть, рассказывает Кулаева. Так, одной спасательнице пришлось уехать за границу, где женщин среди таких специалистов много. Девушка успешно работает в другой стране и обучает коллег-мужчин.

Наилучший пример юридического решения вопроса, как считает правозащитница, показывает Молдова. Там решили, что надо не запрещать профессии в целом, а позволять женщинам во время беременности выполнять более легкую работу.

Светлана Медведева

Капитан-механик
Медведева поступила в речной техникум в 2001 году. По окончании она могла работать третьим штурманом. Сложности у Светланы возникли в 2012 году: после декрета нужно было подтверждать квалификацию, для чего требовалось отработать навигацию в рядовой должности — ниже той, что у Медведевой была ранее. Светлану взяли на корабль матросом: капитан и экипаж ей нравились (все матросы, к слову, были женщинами), но зарплата была маленькой — около 8000 рублей.

Капитан посоветовал Медведевой место, где был нужен рулевой-моторист. Она подала заявление, которое руководство и юристы компании одобрили. Но в отделе кадров заявили, что есть документ, по которому женщине нельзя работать мотористом. Тогда Медведева подала в суд.

«Формально устроиться мне мешало якобы влияние шума на репродуктивное здоровье. Но у швей и воспитательниц шума больше»

«Мы составили с председателем профсоюза жалобу, — рассказывает она. — Хотели идти в Конституционный суд, но поняли, что не найдем там поддержки. Я писала депутатам, президенту, в Минтруд. Все ссылались на постановление и говорили, что если работодатель хочет меня нанять, он должен оборудовать место и аттестовать его заново. А это дорого. Формально устроиться мне мешало якобы влияние шума на репродуктивное здоровье. Но доказательств этого вреда нет. Более того, у швей и воспитательниц шума больше».

С помощью «Мемориала» Медведева подала жалобу в Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Комитет назвал существование перечня дискриминационным.

Список редактировали долго, несколько лет. Дальнейшие суды на Светлану уже не влияли, поскольку она нашла работу, но борьбу за профессию нужно было довести до конца.

Медведева ушла на самарскую ГРЭС (тепловую электростанцию), где три года проработала на теплоходе. Позже она попала под сокращение и ушла капитаном-механиком на Новокуйбышевский нефтеперерабатывающий завод. Права капитана у нее были, механика — нет. Но диплом последнего и не потребовали. Сейчас Светлана работает на катере, где нет машинного отделения, поэтому никакой шум на нее не влияет.

Практики механика у Светланы не было. Коллеги помогали освоить ей эту профессию. «В два часа ночи звонила, когда что-то ломалось, и меня приезжали спасать. Все смеялись, но не как над женщиной, а потому что не умела. Теперь, когда научилась, больше никто не смеется», — рассказывает она. Сейчас на должности капитана-механика она получает 50 000 рублей в месяц.

Для защиты прав женщин нужно женское отделение в профсоюзе, считает Медведева. Не потому, что женщинам профсоюз не помогает, а потому, что женщины, по наблюдениям Светланы, стесняются обращаться к председателям-мужчинам.

Евгения Маркова

Водительница фуры
Прежде чем стать водителем категории Е, Маркова много лет работала специалистом в области защиты информации в «Лаборатории Касперского», потому что получить профессию мечты до недавних пор было ей было невозможно.

Отменять запреты стали постепенно, пока шли обсуждения законопроекта, и в какой-то момент женщинам стало можно работать дальнобойщицами на себя. Евгения с мужем организовали собственные грузоперевозки. Теперь трудиться можно по найму, и Маркова ушла в чужую компанию, поскольку так, на ее взгляд, выгоднее

За сутки в рейсе она получает 3300 рублей, выходные не оплачиваются. Вахта длится 40 дней, потом 20 дней отдыха. Таким образом, в месяц можно заработать 132 000 рублей. Работая в IT, Маркова получала больше, но любовь к дороге оказалось важнее зарплаты.

«Мы обращались к Уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой через открытое письмо. Она сказала официально, что ситуация с запретом ненормальна и раз женщины хотят, то у них должна быть возможность получать желаемые профессии. Не знаю, сделала ли она что-то конкретное, но пересмотр начали», — рассказывает Евгения о своем участии в кампании за пересмотр «черного списка»

«Во время кампании звонила каждой девочке (речь идет о женщинах, работавших водителями фур нелегально, — Forbes Woman) и говорила, что молчать нельзя, нужно объяснять, обращаться. Первый месяц отвечали, что нужно сидеть молча, не то уволят. В итоге девчонок уговорила, но потратила на это много времени. Однако без борьбы ничего не получится», — вспоминает Маркова.

«Хотите столкнуться с мизогинией — устройтесь на гендерно-нейтральную работу кассира в «Пятерочке»

И если дальнобойщицы победили, то пожарные и шахтеры пока нет, отмечает Евгения. «Это позорный список. Его не должно быть в принципе. Мои знакомые в МЧС, пожарной службе, а также шахтеры [официально] работать до сих пор не могут. Я предлагала им подписать письмо, но они побоялись, что их уволят», — говорит она. В МЧС случаи увольнения женщин, боровшихся за свои права, по словам Марковой, были. Поэтому она понимает их опасения.

В обучении с дискриминацией Маркова не сталкивалась. Учиться на права категории Е можно только на специально оборудованной машине под надзором человека, работающего по лицензии. Поэтому никто из учащихся водить фуры не умеет: «Кто будет смеяться, если никто не умеет водить?».

С клиентами Евгения не общается, поэтому негатива от них не слышала тоже. «Хотите столкнуться с мизогинией — устройтесь на гендерно нейтральную работу кассира в «Пятерочке»», — говорит она.

За пять лет Маркова объездила почти всю Европу и европейскую часть России. В планах — Дальний восток, Хакасия и север Сибири.

Дария Каменская

Автомеханик, гендиректор и владелица автосервиса
Каменская начала карьеру автомеханика с маленького сервиса. В то время ей нужен был заработок, а директору сервиса Давиду — помощница-администратор. Достаточно быстро Дарию из-за нехватки рук стали подключать и к технической работе. Что-то она уже умела делать, поскольку владела машиной, чему-то ее быстро научили. Вскоре Каменская начала самостоятельно ремонтировать автомобили.

В профессии автослесаря есть физически тяжелая работа, но она тяжела для всех, говорит Дария. К примеру, установка коробки передач, когда нужно поменять сцепление, одинаково тяжела и для мужчин, и для женщин.

Когда Давид заболел и надолго уехал лечиться, он оставил Каменскую за главную, поскольку она была наиболее коммуникабельна. Так она впервые стала директором.

Позже Дария открыла собственный автосервис — ООО «ДашаГараж». В месяц она получает около 150 000 рублей.

«Водить машину просто. Но мужчины обставляют это так, будто там особая мужская магия используется»

«У меня была мечта открыть женский по составу сервис. Думаю, у любой женщины, у которой есть машина, есть желание, чтобы было подобное место. Но сил и ресурсов самостоятельно открыть его не хватило бы. Во-первых, не было опыта, во-вторых, не нашла бы на тот момент согласившихся работать на женщину механиков», — рассказывает Каменская.

Сейчас у нее в основном обслуживаются женщины, которые ценят человеческий подход. Также среди клиентов много мужчин, которые признают, что не разбираются в технике и не испытывают по этому поводу комплексов.

По словам Каменской, дискриминации на дороге и в автосервисах много. «Водить машину просто. Но мужчины обставляют это так, будто там особая мужская магия используется», — говорит она.

«Самая дикая история случилась, когда мужик без масла уехал. Я продала ему масло и фильтр. Затем подняла машину, открутила пробку двигателя и слила старое масло, чтобы залить новое. Он заорал, чтобы я срочно спустила машину. После этого вышиб лапу подъемника и уехал. Без масла. Чтобы вы знали, машина без масла проедет от силы километра два. Ремонт двигателя обойдется примерно в 100 000 рублей. То, что масло не налито, он видел», — вспоминает Каменская самую неадекватную реакцию клиента на то, что его машину будет чинить женщина.

Также она рассказывает, что мужчины-клиенты по многу раз могут переспрашивать, умеет ли она снимать колесо. Иногда на работе приходится сталкиваться и с домогательствами: «Они искренне уверены, что если работаешь в автосервисе, то только потому, что ищешь там себе мужа. Очень упрощает жизнь, что муж сейчас работает на меня».

По наблюдениям Каменской, чем моложе человек, тем меньше у него стереотипов. Однажды сын клиентки рассказал про Дарию в детском саду: «Никто из детей не спросил, как так — женщина в автосервисе? Детям уже все равно».

По образованию Каменская психолог. Хотя она работала с детьми, в общении со взрослыми ее знания тоже помогают. «Нужно слышать, чего хочет человек. Я всегда готова объяснить, что сломалось, как машина устроена», — отмечает она.

К сокращению списка запрещенных профессий Дария относится хорошо, но с определенным скепсисом. Говорит, что законов много, но не все они работают. По ее мнению, с новым списком можно подать в суд, если женщину не берут на работу, но в головах у людей постановление ничего не изменит. Тем не менее, надо продолжать бороться, уверена Каменская. Для этого надо создавать судебные прецеденты, менять трудовое законодательство и заниматься информационным просвещением.

Анастасия Прихожая и Татьяна Бакова

Машинисты электропоезда 
Анастасия Прихожая работала в Сбербанке, но ощущала, что это не ее. Узнав, что в метрополитене идет первый набор машинистов-женщин, она решила попробовать: «Это фантастическая возможность. К тому же метрополитен — стабильная структура, где я социально застрахована». Татьяна Бакова была начальником одной из станций метро. Она решила сменить профессию, потому что с техникой ей работать интереснее. Для отбора на обучение обе прошли медкомиссию, трехчасовой психологический тест и собеседование.

Управление составом метро совсем не похоже на управление машиной, отмечает Прихожая. Учиться оказалось сложно: на занятиях разбирали электронику, механику. «Мы старались предугадать, как машина сама «думает», как себя будет вести», — вспоминает Анастасия.

По словам Прихожей, ее сокурсницы стремились стать машинистами целенаправленно, а не пришли поэкспериментировать. Уверенность черпали из желания доказать себе, что способны это сделать: «Мы тоже хотим и можем».

Во время практики Татьяна принимала подвижной состав, проводила его осмотр, загоняла в депо, делала ночную расстановку. Экзамены были достаточно сложными, вспоминает Бакова, но она считает, что так и должно быть: «Нужно знать подвижной состав, специфику работы, нюансы, выход из сложных ситуаций».

Прихожая считает, что сложности работы машиниста одинаковы для мужчин и женщин. Нужно быть сосредоточенным и пунктуальным. В метрополитене строгое расписание, все рассчитано до секунды. «Именно следование правилам обеспечивает безопасную перевозку пассажиров», — подтверждает Бакова. Во всем остальном это обычная работа, считает она. График Татьяна называет комфортным. Есть дневные смены, вечерние и ночные.

Дискриминации и неуместных высказываний во время обучения не было. «Мы хорошо выполняем свою работу, и коллектив это ценит. Если нет преград тому, чтобы женщина выполняла какую-либо работу, то почему нет?» — рассуждает Татьяна Бакова.

Надежда Мягкова, Екатерина Сергеева и Анжела Лемешко

Помощники машиниста электропоезда

Надежда Мягкова родилась в Ярославской области, где большая часть населения работала на железной дороге. «Я мечтала, что выучусь на машиниста. Спустя 30 лет я пришла к своей детской мечте», — рассказывает Мягкова. Екатерина Сергеева также говорит, что интерес к поездам у нее был с детства.

После школы Екатерина окончила железнодорожный техникум. Тогда получить профессию машиниста женщинам было нельзя. После выпуска Сергеева три года работала слесарем по ремонту подвижного состава. Когда в июле 2020 года РЖД открыли спецкурсы помощников машиниста электропоезда, она поступила, пройдя тесты на профпригодность, медкомиссию и собеседование. Туда же поступила Анжела Лемешко.

Надежда Мягкова обучалась профессии в Даниловском политехническом колледже. Ранее она окончила Ярославский филиал Московского государственного университета путей сообщения и восемь лет работала в РЖД в области управления персоналом. Лемешко работала кассиром-контролером в ЦППК.

Женщин на других специальностях на железной дороге много, и часто они делают физически очень тяжелую работу — например, сигналисты переносят тормозные башмаки

Курсы, на которых обучались Сергеева и Лемешко, были рассчитаны на полгода. Из-за пандемии группа обучалась дистанционно. Сначала была теоретическая часть, потом месячная практика и экзамен. В группе было 25 человек, выпустились 23: 17 мужчин и 6 женщин (по две из Москвы, Петербурга и Твери).

«Я уже три года работала в моторвагонном депо. Поэтому нового узнала не очень много. Весь процесс обучения был радостным. Потому что мне в принципе это все нравится», — рассказывает Екатерина.

По словам Надежды, некорректных комментариев со стороны коллег в процессе подготовки не было. Да и с чего бы, размышляет она, ведь женщин на других специальностях на железной дороге много, и часто они делают физически очень тяжелую работу — например, сигналисты переносят тормозные башмаки.

Работа помощника машиниста, по мнению Мягковой, интересная и престижная. Сергеева называет плюсами даже то, что для кого-то может быть минусом, — плавающий график, непредсказуемость смен.

Мягкова считает, что профессия помощника машиниста подходит скорее для крепких, физически здоровых людей, поскольку связана с работой по ночам и большими нагрузками. «Профессия не для всех не только женщин, но и мужчин. У каждого человека должно быть право выбора», — согласна Сергеева.

Анжела Лемешко профессию выбрала из практических соображений: «Когда такая ситуация в стране, что частный сектор разваливается, устраиваться в коммерческую компанию смысла нет».

Зарплата помощника машиниста зависит от региона. Так, Мягкова в зависимости от смен получает до 40 000 рублей в месяц, Лемешко — от 45 000 до 65 000 рублей.

С шутками и комментариями на свой счет женщины во время работы сталкиваются, но стараются не обращать на них внимания. «Главное, что я работаю для себя, со всем справляюсь и мне это приносит удовольствие. Когда работала слесарем, тоже поначалу было много осуждения. Но со временем люди привыкли ко мне, они видели, что я тоже могу выполнять эту работу и она мне нравится, и ненужных комментариев с их стороны стало гораздо меньше», — говорит Сергеева.

Надежда советует девушкам, которые хотят работать по еще недавно запрещенным специальностям, не обращать внимания на негатив и ориентироваться лишь на свое желание. «Только знания и практика говорят, для чего ты вообще на своем месте находишься, а не чье-то мнение», — соглашается Анжела.

«Мы готовы к трудностям. Будем бороться за знания, за работу, за себя. Докажем, что мы молодцы, что не зря в нас поверили. Пятьдесят лет не было такого — считай, сейчас произошел эффект разорвавшейся бомбы», — добавляет она.

Сам факт существования списка — уже дискриминация, убеждена Екатерина. «Знаю девочек, которые хотят быть авиамеханиками, и они разочарованы, что для них профессия все еще запрещена. Каждый сам должен решать, как пользоваться своими ресурсами и какой вид деятельности выбрать, и каждая профессия должна иметь одинаково комфортные условия труда как для мужчин, так и для женщин», — считает она.

В будущем Сергеева и Мягкова мечтают стать машинистами. «Мечты исполняются тогда, когда они становятся сильнее страхов. Не надо бояться осуждения и вообще кого-то слушать. Идти к своей цели напролом, и тогда все обязательно получится», — уверена Екатерина.

Мелиса Савина Forbes Contributor
Анастасия Андреева Forbes Staff

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *