Навстречу коммунизму. Останется ли место человеку в посткризисной экономике

Ситуация в мировой экономике все больше выходит из-под контроля. Финансовые рынки погружаются в пучину хаоса. Попытка залить «пожар» деньгами пока никаких ощутимых результатов не принесла. Панические распродажи всего, что можно продать, продолжаются. Дональд Трамп вынужден был признать вероятность рецессии американской экономики. Ведущие американские инвестиционные банки считают, что рецессия мировой экономики уже началась, и теперь вопрос лишь в том, как долго она продлится и насколько глубокой окажется. 

Российские чиновники, несмотря на всю свою февральскую браваду, явить миру чудо финансовой стабильности в отдельно взятой стране оказались не в состоянии. Нефть рухнула на 25 долларов за баррель, и вот уже доллар стоит 82 рубля, а индекс РТС вдвое дешевле, чем месяц назад. При всем уважении, на стабильность это все как-то не тянет. И это может оказаться только началом. Если верить аналитикам японского банка Mizuho, в результате ценовой войны цена на нефть и вовсе может упасть ниже нуля после того, как все американские хранилища и танкеры, которые также используются для хранения нефти, будут заполнены. Стоимость фрахта этих танкеров уже взлетела, и владельцам нефти придется доплачивать тому, кто согласится ее принять, чтобы избежать расходов на хранение. Сценарий выглядит фантастическим, но после отрицательных банковских ставок и облигаций с отрицательной доходностью удивляться уже просто нечему. Как будут реагировать российские власти, если нефть продолжит падать или даже просто останется на нынешнем уровне, пока, похоже, загадка даже для самих российских властей. И сценарий добровольно-принудительной «дедолларизации» — введения административных ограничений на операции с валютой — со счетов сбрасывать нельзя. Пока же Банк России, как и пять лет назад, снова оказался перед очень неприятным выбором между высокой инфляцией и высокими ставками.

О возможных сценариях развития нынешнего кризиса, который, как и ожидалось, может оказаться более разрушительным, чем все, с чем мы сталкивались в этом веке, «Сноб» писал довольно много. Равно как и о том, что под вопросом может оказаться дальнейшее существование доминирующей в мире экономической модели. А поскольку кризис уже вовсю бушует, имеет смысл попытаться понять, к каким именно изменениям он приведет.

Для этого вернемся к тому, с чего начали, — к провалу монетарных стимулов. Ни снижение ставок, ни накачка банков ликвидностью ситуацию не улучшили. Да и не могли, в силу объективных ограничений, связанных с карантинными мероприятиями, закрытием границ, коллапсом мировой промышленности, торговли и фактической остановкой целых секторов теперь уже мировой экономики. У банков деньги, может, и появились. Но от этого ни производителям, ни потребителям легче не стало. Мир и так перегружен долгами. Так что никакие дешевые или бесплатные кредиты и даже кредиты, за которые кредитор готов доплачивать заемщику, ничего не решат. Так что на повестке дня «долговая перезагрузка» и раздача денег населению. Причем не в долг, а просто так — безвозмездно. Первые шаги и в том, и в другом направлении уже делаются. Ряд стран объявили о «кредитных каникулах» как для населения, так и для бизнеса. В США же Трамп решил добиться от Конгресса разрешения на прямую раздачу 500 миллиардов долларов американским налогоплательщикам. Можно не сомневаться, что другие страны постепенно к этой практике подключатся. И подобно тому, как сначала нулевые, а потом и отрицательные процентные ставки из беспрецедентных экстренных и очень краткосрочных мер стали во многих ведущих экономиках мира многолетней практикой, раздача денег населению, скорее всего, станет регулярной. Таким образом, коронавирус завершит дискуссию о безусловном базовом доходе. Некоторые страны предпочтут раздавать не деньги, а бесплатное продовольствие и предметы первой необходимости, что в условиях то тут, то там возникающего дефицита может оказаться более оправданным. Но сути дела это не меняет. Капитализм, похоже, обречен. Россия все еще остается частью мира и, может, с некоторым временным лагом, такую же систему выстроит. Для кого-то это станет долгожданным коммунизмом.

Кого-то это, может, и порадует. Но есть и другая сторона медали. Коронавирус продемонстрировал, что человек стал самым слабым и уязвимым звеном в процессе производства товаров и услуг. Ситуации, когда из-за одного заболевшего приходилось закрывать гигантские предприятия, за последний месяц случались неоднократно. Процесс создания безлюдных производств, автопилотов для танкеров, сухогрузов, контейнеровозов, железнодорожных составов и фур сильно ускорится. Равно как и вытеснение человека из торговли и сферы услуг. Главной функцией человека станет потреблять и развлекаться. Впрочем, если учесть растущее влияние экоактивистов, потребление товаров может оказаться строго нормированным и совсем не таким обильным, как многим бы хотелось. А в качестве компенсации — полная свобода и воплощение любых самых смелых фантазий в виртуальной реальности.

Максим Блант

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *