Нам подложили земляную свинью. Итоги года с прогнозом погоды

В минувшем году российский политический режим лишился элементов гибридности — последних признаков демократии. Количество абсурдных актов власти перешло в качество, резюмирует публицист Андрей Колесников

Российский народ привык мерить свою жизнь разнообразными восточными календарями. Вероятно, так выражается фантомная боль по нереализованному мифологическому китайскому пути. Год земляной свиньи очевидным образом прошел под знаком этого животного, впрочем, самого по себе ни в чем не повинного. Нам всем подложили большую политическую свинью: количество абсурда и число актов подавления гражданского общества наконец перешло в качество. Такова логика саморазвития авторитарного политического режима, покоящегося на фундаменте государственного капитализма.

ПРЕДМЕТ ГОДА: ПЛАСТИКОВЫЙ СТАКАНЧИК

В минувшем году российский политический режим лишился элементов гибридности. Уклончивый эпитет «гибридный» позволял говорить о некоторых элементах демократии в границах странного российского авторитаризма. Никакой демократии нет: как только граждане или организации гражданского общества начинают вести себя так, как если бы в России была свободная среда, или защищают свои права, обозначенные в главе второй Конституции РФ, государство отвечает полицейскими и эфэсбэшными репрессиями и новыми репрессивными законодательными актами. Воплощение абсурда, но и одновременно индикатор готовности власти быть максимально жесткой — это, например, закон об иностранных агентах-физических лицах: он абсолютно убогий с точки зрения юридической техники и рассчитан на избирательное применение. Притом что применять его можно, только опираясь на субъективное усмотрение того или иного чиновника.

ВЛАСТЬ И ЕЕ РЕПРЕССИВНЫЙ АППАРАТ БЫЛИ НЕ ЕДИНСТВЕННЫМИ ВРАГАМИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА. ИМЕННО ПАССИВНАЯ МАССА «ЖРУЩИХ ВМЕСТЕ» МЯСО ЗЕМЛЯНОЙ СВИНЬИ И АГРЕССИВНЫЕ КОНФОРМИСТЫ СТАЛИ ТОЙ СИЛОЙ, НА КОТОРУЮ ОПИРАЕТСЯ РЕЖИМ

Вакханалия полицейского насилия ограничивала в этом году право передвижения горожанина по улицам. «Космонавты» устроили москвичам «звездные войны». Перекрытие городского движения в Москве, когда уже невозможно отличить очередное попсовое праздничное мероприятие от полицейского «мочилова», стало визитной карточкой «лучшего города земли». Иногда праздник специальным образом совпадал с протестной акцией: конформистов нужно было увести подальше от акций гражданского сопротивления, например, есть шашлык. А потом еще мэрия могла и предъявить итоговую статистику: «жрущих вместе» оказывалось больше, чем протестующих.

Власть и ее репрессивный аппарат были не единственными врагами гражданского общества. Именно пассивная масса «жрущих вместе» мясо земляной свиньи и агрессивные конформисты стали той силой, на которую опирается режим. Он даже готов освободить их от уплаты НДФЛ — лишь бы эти социальные слои продолжали поддерживать власть, а когда надо — выполняли роль «титушек» и добровольных помощников репрессивных структур.

Полиция и следственные органы, ободренные разного рода высказываниями президента, вели себя абсолютно антиправовым образом. Но особенно отличились суды. Выносить приговор по статье об экстремизме за призывы к ненасильственному сопротивлению — это политическое решение, основанное на заведомо неверной квалификации преступления. Речь идет о деле Егора Жукова, одном из многих. Приговоры за уже навязший у всех в зубах «пластиковый стаканчик» и причинение разными бесконтактными и слабоконтактными способами физической и моральной боли нашим принцессам на горошине в лице «космонавтов»-росгвардейцев — все это, безусловно, в принципе за пределами права и в пределах обвинений за мыслепреступления.

Именно такое поведение судов было оправдано фразой президента: «Бросил какой-то там стаканчик в представителя органов власти. Бросил — ничего, потом пластиковую бутылку — опять ничего, потом уже бросит и стеклянную бутылку, а потом и камень, а потом стрелять начнут и громить магазины. Мы не должны допустить вот этого». По сию пору даже в Российской Федерации судили за совершенное преступление, а не за представление власти о том, какой проступок мог бы совершить гражданин в будущем. Возвращаемся к формуле: «Сегодня он играет в джаз, а завтра родину продаст».

СЛОВОСОЧЕТАНИЕ ГОДА: «УСЕ МОЖЛИВО»

Достижения Украины критически важны для России: если страна при Владимире Зеленском предъявит историю успеха, то украинская демократия может стать образцом для подражания. Слова Зеленского после избрания, обращенные к обществам других стран бывшего Советского Союза: «Усе можливо!» — «Все возможно!», показали, каким может стать будущее. Можно избрать молодого, необычного, неопытного (то есть без опыта коррупции и закулисных номенклатурных договоренностей) политика и попытаться что-то изменить в судьбе собственной страны, используя такой инструмент, как выборы.

Этот сценарий не для России, просто потому что здесь нельзя использовать выборы для смены даже самой маленькой местной власти, не говоря уже о федеральной. Но зато в 2019 году гражданское общество показало, насколько оно зрелое, грамотное и в то же самое время эмоциональное и, если угодно, солидарное. Закрепившаяся с дела Ивана Голунова формула «Я/Мы Иван Голунов» — тому доказательство.

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО НАХОДИТСЯ В СОСТОЯНИИ «ПЕРМАНЕНТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» — РЕВОЛЮЦИИ ДОСТОИНСТВА, КОТОРАЯ НЕ СБРАСЫВАЕТ АВТОКРАТА С ТРОНА, НО МЕНЯЕТ МИРОВОЗЗРЕНИЕ, НАВЕРНОЕ, ТЕПЕРЬ УЖЕ МИЛЛИОНОВ ЛЮДЕЙ

У гражданского общества нет задачи смены власти, такая задача стоит перед политической оппозицией, перед, например, Алексеем Навальным. Гражданское общество защищает права и униженное достоинство, а оппозиция обязана бороться за власть. Но именно гражданское общество находится в состоянии «перманентной революции» — революции достоинства, которая не сбрасывает автократа с трона, но меняет мировоззрение, наверное, теперь уже миллионов людей. Вне зависимости от того, в какой сфере произошел акт унижения в где восстанавливается достоинство. Таких событий было множество, с широкой географией: Екатеринбург, Шиес, Москва. И это все — о конституционных правах: на свободу собраний, на свободу мысли и слова, на нормальную экологию, на право избирать и быть избранным. Политика — не главное. Но политизированность гражданского общества возможна, особенно тогда, когда власть в режиме 24 часа 7 дней в неделю генерирует конфликты с гражданами собственной страны. Или что-то снося, или что-то строя, или кого-то разгоняя, или унижая еще каким-нибудь особым способом.

Гражданское общество-2019 — это наш Зеленский. Новое, неожиданное, растущее. Иной раз растущее в буквальном смысле из мусора — из борьбы со свалками.

У страны в этом году два героя: человек бунтующий и человек-конформист. Человек восстанавливающий свое достоинство и человек агрессивно-послушный, чувствующий себя частью стадного большинства.

ИЗМЕРИТЕЛЬ ГОДА: ИНДЕКС ФСБ

Экономика, которая все время разгоняется, но не может оторваться от земли — прямое следствие a priori неэффективного государственного капитализма. Все за счет государства, ничего помимо государства. Оборотная сторона политического монополизма — монополизм экономический. Оборотная сторона стремления к тотальному политическому контролю — государственный контроль в экономике. Развитие за счет государственных инвестиций с параллельным выбиванием денег из бизнеса по разным схемам — от нацпроектов до спецконтрактов. Бизнесы — от мелких до крупных — знают: если можешь, не имей дела с государством. Самое мягкое следствие этого альянса — поглощение и отъем хорошо работающего бизнеса (так государство ведет себя с IT-компаниями, история «Яндекса» тому порукой), самое тяжелое — уголовное дело за нецелевое расходование средств.

Инвестиционный климат — как в тундре. Его формируют отнюдь не экономические факторы, а такие органы-«индексы» как СК, ФСБ, суды, прокуратура.

Индекс ФСБ — это вам не индекс РТС. Хотя второй во многом зависит от первого.

ИНВЕСТИЦИОННЫЙ КЛИМАТ — КАК В ТУНДРЕ. ЕГО ФОРМИРУЮТ ОТНЮДЬ НЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ, А ТАКИЕ ОРГАНЫ-«ИНДЕКСЫ» КАК СК, ФСБ, СУДЫ, ПРОКУРАТУРА

Нацпроекты — главный инструмент экономической политики. Разверстая пасть, которой нужны деньги. Причем эти деньги Левиафан не в состоянии нормально потратить. Специалисты говорят, впрочем, вполголоса (правда об экономике теперь цензурируется), что цели и приоритеты нацпроектов сформулированы и обсчитаны неправильно. Экономика не переваривает эти суммы, которые тратятся для отчетности. Но деньги будут изымать из экономики и дальше. Мало им повышения НДС, на очереди, судя по всему, реформа НДФЛ — налог на физлиц отменят для малоимущих (чтобы голосовали за власть и вместо одной бутылки водки хватало бы на две), зато подорвут благосостояние средних классов, которые станут платить повышенный налог. Структура общества, а за ней и структура экономики окажутся совершенно скособоченными: бедняки, которые не становятся богаче от освобождения от НДФЛ, сужающиеся в размерах средние классы, проваливающиеся в бедность, и классы, летающие на частных самолетах. Государственные олигархи и их обслуживающий персонал.

Игорь Сечин и Андрей Костин — вот они, символы экономики-2019. Охранник нефти и госбанкир, в отличие от радетелей нацпроектов, находящий применение деньгам.

Путин же — в роли «прекрасной маркизы», которой докладывают, что вокруг все хорошо, а будет еще лучше.

И О ПОГОДЕ…

Международные новости перестали мобилизовывать население на поддержку рейтингов власти. Пришлось обратиться к истории: новая старая «любовь» автократа — исторические перипетии Второй мировой войны. История большой бойни помогает ему вести войну гибридную, войну информационную на два фронта: мобилизуя внутреннюю аудиторию и раздражая внешнюю. В 2020-м 75-летие Победы будет брошено на удержание рейтингов. Война памяти станет главным фронтом Путина.

ЕДИНСТВЕННЫМ УВЛЕКАТЕЛЬНЫМ ЧЕМПИОНАТОМ, ЗА КОТОРЫМ РОССИЙСКИЕ ГРАЖДАНЕ СЛЕДИЛИ С НЕОСЛАБЕВАЮЩИМ ИНТЕРЕСОМ, СТАЛИ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА УКРАИНЫ. ТАМ БЫЛИ НЕПОДДЕЛЬНЫЙ ДРАЙВ, НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ РЕЗУЛЬТАТА, ИНТЕРЕСНЕЙШАЯ БОРЬБА В ПОЛУФИНАЛЕ И ФИНАЛЕ

Новости спорта: допинговый скандал — это ведь тоже война. Но спорт перестает играть мобилизующую роль. Потому приходится кормить публику былыми победами — на экраны страны вышел «Лев Яшин», а в будущем году появится «Эдуард Стрельцов». Выдающихся советских спортсменов много, можно эксплуатировать эту «скамейку запасных» еще долго. А так единственным увлекательным чемпионатом, за которым российские граждане следили с неослабевающим интересом, стали выборы президента Украины. Там были неподдельный драйв, непредсказуемость результата, интереснейшая борьба в полуфинале и финале. Здесь нам такое не показывают…

И о погоде: она у нас «околоноля», как определил когда-то один писатель, ныне разруливающий дела с Донбассом и покровительствующий широким массам нестационарных сепаратистов. Экономический рост — околоноля, политические и потребительские настроения — околоноля. Метеоусловия — ровно такие же.

Поневоле задумаешься, глядя на улицу сквозь кремлевские зубцы: а не пора ли еще подморозить Россию?..

Андрей Колесников

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *