Мы позволим это уничтожить?

Она бы хотела иначе –
Носить драгоценный наряд,
Но кони всё скачут и скачут,
А избы горят и горят.
Наум Коржавин.

Против Валентины Череватенко, руководителя региональной организации Союз «Женщины Дона» и Фонда «Женщины Дона» возбуждено уголовное дело за неисполнение «Закона об иностранных агентах». Это – прецедент. Первой, к кому применили статью 330.1 УК РФ, предусматривающую до двух лет лишения свободы, стала Валентина.

Я познакомилась с ней в конце 90-х годов. Пожалуй, нигде в моих поездках по России не встретила я такого разнообразия, оригинальности и позитивного настроя НКО, как в Ростовской области. И как-то получалось, что у большинства тамошних инициатив – женское лицо.

В 1996 году известный ростовский правозащитник Станислав Великоредчанин, вводя меня в курс дел в своём регионе, сразу поставил Ростовский Комитет солдатских матерей, возглавлявшийся Еленой Харлампиевной Зюбровской, на одно из первых мест. По его словам, к ним стали обращаться не только по солдатам, — люди поняли, что там начали работать на основе права. Он сделал смелый прогноз: со временем правозащитное движение объединится вокруг комитетов солдатских матерей, из них вырастут другие организации. Он обозначил женское движение как зачаток этого процесса. «Авторитет Женщин Дона очень вырос, когда они стали помогать комитетам солдатских матерей»,- сказал он.

Центр кристаллизации женского движения сформировался ещё в 1993 году в Новочеркасске. А в 1995 году установился такой регламент работы: раз в две недели на заседания Союза «Женщины Дона» приезжали активистки из разных городов области. Чтобы приехать из Таганрога, они вставали в 5 утра, ехали на электричке с пересадкой в Ростове. А Наталия Кох – председатель Комитета солдатских матерей Зернограда, так «построила» военкоматчиков, что её иногда привозили на военкоматской машине, ждали конца заседания и везли домой.

При этом Череватенко утверждает: «Союз — не чисто женская организация. Женщины Дона – инициатива женщин, поддержанная мужчинами». Правдивость её слов наглядно подтверждала ситуация в Таганроге. Достаточно сказать, что между «Женщинами Дона», Таганрогским Центром по защите прав человека и организацией «Собрание солдатских родителей» имелось значительное пересечение кадрового состава. «Центр» — вообще был командой семейной, участвовали трое Трофимовых — муж, жена и их сын. Они же то вместе, то по очереди активничали в «Собрании». Эта организация сформировалась в январе 95-го года из стихийного движения матерей, которые искали своих детей, отправленных в Чечню. Была горячая линия в военкомате, военкомат шел навстречу. Помогали и думские депутаты, избранные от Ростовской области.

А Центр занимался прежде всего защитой прав детей, многодетных семей, беженцев и т. п. И Центр и Собрание добились права направлять своих представителей на заседания призывных комиссий. Руководитель Центра Николай Иванович Трофимов рассказал: «Мы поработали в этих комиссиях и увидели, что призывают больных, «годных с незначительными ограничениями». Их направляют в стройбат, туда же направляют неблагонадежных. Идет туда и больной и почти уголовник. Ясно, кто становится объектом издевательств».

География присутствия «Женщин Дона» в общественной жизни Ростовской области была обширна. Не всегда понятно – где отделения «Женщин Дона», а где — организации в постоянном взаимодействии с ними. Но это и не важно.

У Союза постоянный контакт с организациями солдатских матерей в Донецке и Волгодонске. О председателе Волгодонского Комитета социальной защиты Российских военнослужащих и призывников Дробышевой Дарье Андреевне я не раз слышала от разных людей: «Это танк, бульдозер. Женщина, которую невозможно остановить». В городе Белая Калитва сложилось очень необычное Общество Красного Креста – во взаимодействии c Ассоциацией женщин -ветеранов медработников.Велась работа в микрорайонах — пропаганда здорового образа жизни, просветительские лекции. В городе Шахты на связи была экологическая организация. Боролись с вредными выбросами завода. Вот такой была разветвлённая по разным городам, разнообразная по видам деятельности сеть Союза «Женщины Дона».

А всё начиналось так: «Первым нашим общим делом,- рассказала Череватенко,- было издание в Новочеркасске, в апреле 1993 года, книжки «Праздник на нашем столе». Мы собрали туда самые любимые рецепты тортов, пирожных, печенья от каждой хозяйки и издали книжку. Мы ее продали и на эти деньги купили стулья и стол для клуба женщин. Оставшиеся средства раздали на продукты в малообеспеченные семьи. И когда я захожу в чей-то дом и вижу, что там на кухне, на полочке лежит эта книжка, я всегда очень рада. Но путь от этой книжки к Международной конференции «Женщины за жизнь без войн и насилия» — это путь длиною в жизнь».

Интерес к пирожкам и прочим традиционно женским занятиям никуда не делся. Во главе угла – работа с детьми. Союз женщин Таганрога вёл в тридцати школах деловые игры — дебаты для старших школьников. Они были устроены так: сначала — встречи с экспертами, потом школьники разбиваются на две группы по жребию и отстаивают разные точки зрения. Темы — от «Строить ли АЭС», до «Переносить ли столицу в Таганрог». Многое делалось и на базе Дома детского художественного творчества. Там приятно было мне увидеть брошюру «Зеленая ворона» – пособие по ролевым играм, разработанное в Москве моими хорошими друзьями.

А в городе Шахты работа с детьми и молодёжью велась организацией «Народный Дом». Она мыслилась как продолжение старых, ещё дореволюционных традиций. Шефствовали над детскими домами. Был молодежный театр, выезды в госпитали, туда привозили художественные выставки. К сожалению, во время второй поездки в Ростовскую область в 1998 году, пришлось услышать, что многие направления этой деятельности в Шахтах угасли. Однако осталась психологическая помощь разным категориям населения по методикам, разработанным для жертв стрессовых ситуаций, в том числе боевых действий. Её вела директор Дома, Павличенко Людмила Ивановна, психолог по образованию.

И конечно, в этом разнообразном сообществе присутствует органичная для женщин (впрочем, уместная и для мужчин) тема защиты социальных прав. Так, из деяний Таганрогского правозащитного центра наибольшее впечатление произвела инициированная им кампания массовых обращений в суд по невыплате детских пособий. Полгорода подали в суд, и после этого пособия стали платить!

Мы видим, что в 90-е годы в Ростовской области создалось уникальное сообщество, происходил обмен опытом, взаимопомощь, совместные инициативы не только мужчин и женщин, но и организаций из разных городов. В этом сообществе велика была тяга к новым знаниям, особенно юридическим. Такую возможность давал Южно- Российский Ресурсный центр (ЮРРЦ), с основным офисом в Краснодаре и филиалом в Ростове. Он вёл программы поддержки общественных инициатив.Выпускал книжки по материалам конференций, руководства для общественных организаций, проводил семинары, тренинги, квартальные встречи руководителей организаций.

ЮРРЦ подвергся преследованию со стороны государства и самоликвидировался в 2014 году.

Я должна отметить, что в начале 90-х далеко не все Комитеты солдатских матерей стремились использовать законы для защиты своих подопечных. По сути, сама возможность защиты появилась лишь в самом конце 80-х годов. Раньше ни о каких комитетах и вообще о вмешательстве «гражданских» в происходящее в воинских частях не могло быть и речи. Да и тогдашнее законодательство этому не способствовало. «Первопроходцы» защиты солдат чаще уповали на выстраивание отношений с командирами воинских частей, с военкоматами. Врезалось в память (не в Ростовской области): «Иван Петрович, мы вас так уважаем, вы уж проследите, чтобы мальчишку не обижали». Трубку на рычаг и отвела душу: «Морду бы набила козлу!»

На этом фоне отрадно было слышать отзыв Зюбровской о ЮРРЦ: «У нас все обучающие семинары очень хорошо посещаются. Приезжают постоянно, много общественных организаций — инвалидов, многодетных матерей. Семинары правозащитные, экономические, обучение на компьютере. Очень полезно».

Вот такая создалась в регионе среда. Нет сомнений, что вклад «Женщин Дона» в её формирование – фундаментален.

Однако в Таганроге мне встретилась и одна очень интересная, практически чисто мужская инициатива. Городская молодежная общественная организация Студия песни «Арго» с 94-го года была известна как творческий коллектив. В феврале 1995 г. зарегистрирована как организация. Её взрослые наставники — Григорий Синявский, педагог, и Виктор Богатов, историк, ставили своей целью вытащить с улицы ПТУ-шников, повысить их культурный уровень. «Мы не берем детей как в кружки бальных танцев, из элиты. Русское поле — район двух заводов, они стоят, люди не получают зарплату, дети в голодные обмороки падают.»

Основной коллектив состоял из 10-12 человек, в больших мероприятиях участвовали 60, а то и 90 человек. По словам Синявского, не все поют, некоторые люди с удовольствием помогают, например, сварщик может что-то починить.

Устраивали праздники, например, праздник культуры или вечер «Помогите детям — инвалидам». Студии помогал Музыкально — педагогический центр, музыканты- профессионалы работали в библиотеках, в школах.

Реальность подвигнула организацию в сторону правозащиты. Синявский: «По уставу организация имеет право защищать своих членов. В военкоматах полный беспредел, вырывают листы из истории болезней. Я им сказал: «За своих воспитанников я всем глотки перегрызу.» Мы 5 человек вытащили, их направляют на ВВК — на комиссацию». Но и здесь не обошлось без содействия Женщин Дона, в лице «Собрания солдатских родителей».

Но что же это за конференция, путь Череватенко к которой «длиною в жизнь»? Валентина была инициатором, организатором или соорганизатором нескольких форумов, осуществлявших миротворческие и гуманитарные инициативы . На состоявшейся под её председательством 15-16 ноября 1996 года в Ростове-на-Дону Международной конференции «Женщины за жизнь без войн и насилия», собравшей 250 участников из 16 регионов России и нескольких стран ближнего и дальнего зарубежья, было принято решение о придании Конференции статуса постоянно действующей и выработаны планы дальнейших действий.

Все форумы, проводившиеся этой конференцией, были нацелены на решение конкретных практических задач. После Конференции 1996 года рабочая группа, включавшая 8 человек из Союза «Женщины Дона», четырежды выезжала на территорию Чечни, во второй и третьей поездке удалось осуществить обмен пленными, получить списки более 50 российских военнослужащих, пропавших без вести. Была передана гуманитарная помощь чеченским детям, собранная в Ростовской области.

На втором форуме, состоявшемся 17-18 января 1998г., принята программа «Построение мира после конфликта». В соответствии с ней осуществлялся проект «Психосоциальная реабилитация участников вооруженных конфликтов — Очищение воина».

Примечательна история разработки методик реабилитации. Было замечено, что в США «вьетнамскому синдрому» подвержены ветераны всех национальных групп, кроме представителей коренного населения — индейцев. Исследователи пришли к выводу, что это связано с древней традицией «очищения воина», когда вся семья и всё племя помогают мужчине «сойти с тропы войны». Союз «Женщины Дона» применял разработанные на основе этого опыта методики при содействии Независимой психиатрической ассоциации.

Средства достижения цели: подбор добровольных помощников из числа членов общественных организаций, и, что очень важно — членов семей военнослужащих; их подготовка в ходе семинаров-тренингов «Очищение воина»; создание Центра реабилитации лиц со стрессовыми и постстрессовыми расстройствами.

Это направление деятельности было продолжено в 2004 году проектом «Комплексная долгосрочная реабилитация лиц, пострадавших в результате террористического акта в г. Беслан». Впоследствии такая помощь оказывалась и жителям затопленного Крымска.

Не перечесть все инициативы, в которых участвовала Череватенко. Упомянем Международную конференцию «Проблемы похищения, заложничества, продажи людей и перспективы правозащитной деятельности», состоявшуюся 3 — 4 июля 1999 г. в Нальчике.

В 2009 году Валентина Череватенко была одним из инициаторов создания Альянса женщин-миротворцев России и Грузии.

В 2005 году по инициативе ряда организаций из разных стран осуществлялся проект «1000 женщинам – Нобелевская премия мира».1000 женщин из 150 стран были номинированы на премию, 35 из России. В их числе – Валентина Череватенко. Хотя акция была символической, имела скорее информационный характер, согласитесь – оказаться в первой тысяче женщин всего мира – это не мало.

К сожалению, сайт «Женщин Дона» не вызывает такого восхищения, как их деятельность. Невозможно же достичь совершенства во всём. По нему трудно понять, какие из упомянутых направлений продолжены. Разве что список Координационного совета, чуть ли не наполовину состоящий из моих знакомых по поездкам, удостоверяет: «Женщины Дона» остались собой. Пробел в информации об их деятельности отчасти был восполнен дружественной организацией Агентство социальной информации (АСИ), выпустившей замечательный видеоролик, где и психологическая реабилитация, и работа с детьми, и обучающие программы представлены увлекательно и красочно.

Сегодня «Женщины Дона» снова взялись за миротворчество. В 2015 году Союз стал известен своей инициативой «Гражданский Минск», призванной методами народной дипломатии обеспечить гражданский контроль реализации мирных минских соглашений по прекращению вооружённого конфликта на Востоке Украины. Не в этом ли основная причина преследования организации?…

А на сайте есть обращение к Контактной группе по урегулированию ситуации на Украине. Это – не про политику, это – про трудности, с которыми сталкиваются люди при проходе через пропускные пункты из зоны АТО и обратно. Это – женский подход, это – милосердие, которого всем нам так не хватает.

Что же это за каток катится по нашей стране, закатывая в асфальт всё разумное и доброе?

ЛЮДМИЛА ВАХНИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *