«Мы как-то привыкли, что 30 суток ареста стали обычной вещью»

В Москве прошел митинг с требованием свободы заключенным по делам, связанным с протестами

В воскресенье в Москве на проспекте Сахарова прошел разрешенный митинг «Отпускай!» с требованием освободить фигурантов уголовных дел, связанных с летними протестами. Оппозиционные лидеры призвали к солидарности и «ежедневным действиям», чтобы добиться «освобождения всех политических заключенных». На сцене выступили и те, с кого уже сняты обвинения в организации массовых беспорядков или нападении на полицейских. Они поблагодарили за поддержку, но заявили, что «пустая, никчемная жизнь» страшнее СИЗО. По оценке ГУ МВД по Москве, в митинге приняли участие около 20 тыс. человек.

Митинг на проспекте Сахарова открыли журналистка «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр и главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов. «Это лето показало нашу уязвимость и нашу силу,— сказала радиоведущая.— Они фабриковали дела, проводили обыски, сажали невиновных людей. Но вы не позволили этому беспределу продолжаться». По словам господина Смирнова, «именно ваша солидарность, смелость, и то, что вы выходили на улицы и приходили в суды, вынудило власти отпустить шесть человек». Но этого мало, заявил он, ведь «многие политические заключенные еще находятся в СИЗО или уже осуждены». Добиться их освобождения — главное требование митинга, заявили ведущие.

Первой выступила не допущенная к выборам в Мосгордуму муниципальный депутат Юлия Галямина, которая провела более двадцати суток под административным арестом. Госпожа Галямина заявила, что власти «не готовы вести открытый диалог, не готовы участвовать в честных выборах». «И пока кто-то сидит, пока кого-то преследуют, мы с вами не можем считаться свободными людьми,— сказала она.— Поэтому давайте крикнем — свободу всем!» Все крикнули. К этому моменту на проспекте, по оценке корреспондента “Ъ”, было 10–15 тыс. человек.

Следующим на сцену вышел Гедан Фахриев, дядя аспиранта МГУ Азата Мифтахова, арестованного в начале февраля по обвинению в изготовлении взрывного устройства. Позже это обвинение было снято, но господина Мифтахова снова задержали по подозрению в поджоге офиса «Единой России». Господин Фахриев рассказал, что семья узнала о задержании юноши из СМИ и долго не могла добиться от полицейских ответа, где он находится. «Но я встретил очень хорошего человека, который мне помог, не дал мне пасть духом. Это был Константин Котов»,— рассказал мужчина. В толпе начали аплодировать и скандировать: «Свободу Котову!» В сентябре гражданский активист Константин Котов был приговорен к четырем годам лишения свободы по «дадинской» статье 212.1 УК РФ за «неоднократное нарушение правил участия в массовых мероприятиях». «Если мы вместе будем сражаться за каждого политзаключенного, мы их освободим, ребята»,— закончил свое выступление Гедан Фахриев. Адвокат Константина Котова Мария Эйсмонт произнесла речь о необходимости судебной реформы и рассказала, как тяжело адвокатам объяснять клиенту, что в России невозможно добиться оправдания, несмотря на невиновность.

Депутат Петербургского законодательного собрания Максим Резник обратился к присутствующим: «Дорогие москвичи» — и сам же признал, что эти слова странно слышать от петербуржца. «Я хочу говорить не о бордюрах и поребриках, не о шаверме и шаурме, не о «Зените» и «Спартаке» — я хочу сказать о том, что нас объединяет,— сказал он.— Нас объединяет бесправие, в которое нас погрузила лживая и трусливая власть, окружившая себя Росгвардией и ОМОНом. Но нас объединяет и решимость бороться с этим, пока в России не останется политзаключенных».

Директор Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального Иван Жданов (также не допущенный к выборам в МГД) вышел на сцену с бумажным стаканчиком из-под кофе. «Я держу в руках страшное орудие преступления, за которое можно получить от трех до восьми лет»,— пошутил он, намекая на дело Сергея Абаничева, которого обвиняют в броске стаканчика в силовика. «27 июля я оказался в ОВД, со мной задержали 22 человека. Со мной был Кирилл Жуков, который теперь осужден на три года,— рассказал господин Жданов.— Я хочу, чтобы проспект Сахарова сказал: «Каждый день мы будем делать что-то, чтобы они вышли на свободу»». Напомнил господин Жданов и об административных арестах, которые многие участники протестных акций, в том числе и он сам, отбывали по нескольку подряд: «Мы как-то привыкли, что 30 суток ареста стали обычной вещью. Этого быть не должно».

На сцену вышли несколько человек, против которых сначала завели уголовные дела за участие в массовых беспорядках, но потом сняли обвинения. «У нас с вами много общего — вас ведь тоже вязали в автозаках этим летом? — обратился к собравшимся Валерий Костенок.— Мы будем вместе бороться за тех, кто остался в тюрьме. Один за всех!» Алексей Миняйло, освобожденный всего несколько дней назад, рассказал, что до сих пор ходит в кедах без шнурков. «В СИЗО их забирают,— пояснил он.— Но нельзя забрать честь, достоинство, свободу». Господин Миняйло рассказал, что сразу после освобождения поехал к зданию администрации президента стоять в пикетах за тех, кто еще остался в тюрьме: «Мне говорили: ты не боишься обратно загреметь? Я, конечно, боюсь. Но еще больше я боюсь жить в страхе». Господин Миняйло известен протестующим своей воцерковленностью — в частности, его имя упоминали в письме, под которым подписались более 100 священников Русской православной церкви. Его выступление на митинге было похоже на проповедь: «Перед каждым из нас всегда стоит выбор. Тот, кто поддается страху, живет в безопасности. Но он рискует самым главным — прожить пустую жизнь, никчемную, бессмысленную. А тот, кто живет во имя любви, постоянно огребает. Зато такая жизнь полна смысла, любви, свободы. Даже в СИЗО — я проверил».

«В российских судах не может добиться справедливости никто. Бесправие и беспредел могут коснуться каждого в нашей стране,— заявила не допущенная к выборам в Мосгордуму юрист ФБК Любовь Соболь.— Если мы будем едины, мы будем требовать судебной реформы, допуска наших представителей на выборы — и освобождения заключенных».

Дальше участники митинга словно временно перенеслись в 2011 год: как и тогда, перед ними спел создатель группы «Несчастный случай» Алексей Кортнев. Следом микрофон взяла телеведущая Татьяна Лазарева. «Последний раз я выступала на таком многочисленном митинге в 2011 году. Главное, что произошло за эти годы,— наши лозунги остались прежними: «Честные суды и честные выборы»,— сказала она.— Это то, за чем мы будем приходить и стоять здесь. Но главное — у нас пропадает страх. В первую очередь — в Москве. На нас смотрит вся страна — и страна должна перестать бояться». Уже за сценой она ответила на вопрос “Ъ” о том, почему давно не выступала на митингах: «Сейчас меня позвал Илья Азар. Я не из тех, кто напрашивается, но почему-то не звали. Но это не говорит о том, что я не участвую: я всегда старалась быть на митингах, но с той стороны». И показала на участников.

Муниципальный депутат, журналист «Новой газеты» Илья Азар напомнил про блогера Владислава Синицу, который получил пять лет за твит с предположением о том, что протестующие могут отомстить детям силовиков. «За него вписываются меньше людей, а генерал Золотов (глава Росгвардии генерал армии Виктор Золотов.— “Ъ”) даже предложил добавить ему срок Павла Устинова. Хотя мне кажется, что срок Устинова и остальных лучше было бы добавить подчиненным Золотова, которые избивали протестующих,— сказал он.— Многие из нас говорят, что неправильно судить за слова, но… Ну так вот нет никаких «но». Никого нельзя сажать за слова. Сегодня сажают за слова про детей силовиков, а завтра будут сажать за анекдот о Путине».

На сцену вышел политик Алексей Навальный, который напомнил про обыски у его сторонников по всей стране в ходе «дела ФБК». Он заявил, что символом власти стала «черная шапочка с дырками для глаз». «Им кажется, что мы боимся этого,— предположил он.— Я шел по коридору, а навстречу люди в черных шапочках, и мысль такая: Господи, извращенцы какие-то в нашем офисе. Кто это такие, что за ролевые игры? Только кожаных кепок им не хватает. Все эти шапочки, маски и маски-шоу — это символ трусости. Если сорвать эту черную шапочку, чье лицо мы увидим? Кто сажает людей?»

— Путин! — ответила толпа.

Митинг прошел без происшествий и задержаний. Накануне активистка движения «Бессрочный пикет» Ольга Мисик заявила “Ъ”, что ее товарищи планируют устроить в конце мероприятия «сидячую забастовку и, может быть, прогулку по центру», но позже организаторы митинга выразили недовольство этими заявлениями. «Забастовка» и «прогулка» не состоялись, а госпожа Мисик удалила переписку об этом с корреспондентом “Ъ”. По данным ГУ МВД по Москве, на митинг пришли 20 тыс. человек, «Белый счетчик» насчитал 25,2 тыс. человек: оценки полиции и активистов редко оказываются так близки.

Александр Черных, Владимир Хейфец, Юрий Слинько

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *